Право на пейзаж: доступ к беларусским озёрам могут закрыть?

Что такое право на пейзаж, почему наша страна имеет шансы повторить ошибки ЕС, и как платный доступ в нацпарки нарушает права человека, рассказали Филипп Гюттингер и Виктория Лизгаро, сотрудники университетов во Франции и Беларуси, во время V Mеждународного летнего университета в БГУ, прошедшего в июне.

01.07.2015 Грамадства Аўтар: Анна Волынец Фота: Анна Волынец, picsfab.com, tatic.tonkosti.ru, fishki.net

Право на пейзаж

«Право на пейзаж достаточно новое и не существует ни в одном юридическом тексте Франции, Германии, Европы, не говоря о Беларуси, я думаю. Однако оно есть, и я докажу это», — начал своё выступление Филипп Гюттингер, кандидат юридических наук и доцент (associate professor) Университета Париж Запад — Нантер — Дэфанс.

Во Франции подобное право упоминалось 26 сентября 2014 года, когда министр экологии представила в Совете министров план действий по восстановлению пейзажа: «Через 7 месяцев в интервью она упомянула о праве на пейзаж: по её словам, каждый должен иметь возможность воспользоваться этим правом», — говорит Филипп.

По его мнению, юридическое содержание данного права может исходить из двоякой трактовки самого понятия.

Во-первых, пейзажи — это ландшафты, защищённые в силу специфических причин. Они могут быть живописными, а могут быть важными с исторической точки зрения. В этом случае пейзаж в праве появляется, «когда мы начинаем различать использование ландшафта владельцем и красоту пейзажа, которая принадлежит всем». «Это приводит к признанию того, что должно быть право на доступ к пейзажу», — говорит Филипп.

Случаями, в которых это право могло бы быть реализовано, Филипп видит доступ в национальные парки или заповедники. Там платными могут быть услуги гида или какие-то иные, но само посещение территории должно оставаться свободным. Другой пример — доступ к береговой линии моря, которая подчас очень плотно занята частными пляжами.

Во-вторых, понятие пейзажа связано с понятием среды обитания, где пейзаж — это ландшафт, в котором живут и ведут деятельность люди. Такую идею внесли в текст Европейской ландшафтной конвенции 2000 года, или Флорентийской. Она устанавливает связь между доступом к пейзажу и благополучием человека, таким образом образуя связь с правом человека на благоприятную окружающую среду.

Пейзаж как объект индивидуального и коллективного права

Право на пейзаж рассматривают как индивидуальное, когда говорят о пейзаже как о дополнении к праву собственности. Обычно этим оперируют владельцы недвижимости.

«Возможны споры, когда затеняется соседний участок земли, сажают деревья, перекрывают вид», поясняет Филипп. Во Франции даже можно добиться возмещения ущерба в отношении данного права на пейзаж, но если есть нарушение норм права. На взгляд Филиппа, здесь уместнее говорить не только о праве на пейзаж, но об экологическом праве.

Если рассматривать пейзаж как среду обитания, то «очевидно, что население имеет право участвовать в определении будущего пейзажа, решать, как защитить свою среду обитания, если их что-то не устраивает», комментирует докладчик.

Здесь он подчёркивает важность роли общественности, причём как жителей, так, возможно, и туристов, которые должны влиять на будущее и участвовать в разработке планов.

Филипп 18 месяцев участвовал в разработке проекта развития в одном из регионов в ЕС. План, сделанный им и его коллегами совместно с жителями городка, оказался намного более амбициозным, чем план, написанный специальным агентством. «Возможно, проект не воплотится, но станет базой для последующих действий органов», говорит автор.

Иски во Франции

Иски на нарушение права на пейзаж чаще подают в отношении крупных объектов, нежели в соседских коммуникациях. Зачастую они бывают при строительстве ветрогенераторов. Решения по делам есть разные, но в целом во французском градостроительном кодексе прописана возможность отказа от строительства, если проект может нарушать право на пейзаж.

Факта нарушения права недостаточно, должны быть другие нарушения, чтобы в суде говорить об ущербе.

Беларусская природа рискует быть закрытой арендаторами

«Ранее мы не сталкивались с этими проблемами. Но последние 20 лет законодательство развивается, и, например, водные объекты и участки леса стали предоставляться в аренду», — рассказывает о ситуации в Беларуси Виктория Лизгаро, кандидат юридических наук и доцент кафедры экологического и аграрного права БГУ.

С лесами проблем нет, а прецеденты жалоб местного населения на перекрывание доступа к водоёмам были. Такие дела, по словам Виктории, возникали в Витебской и Гродненской областях. Пострадавшими выступали местные жители, а заканчивалось всё решениями местных исполнительных органов власти. Подобный случай произошёл в Логойском районе, где местным жителям пришлось не по нраву крестьянско-фермерское хозяйство «Амнишево», и они завалили вышестоящие инстанции жалобами на фермера.

Проблему доступа к водным объектам в Беларуси Виктория видит потенциально острой и считает, что её надо решить сейчас, в начале пути. «Мы видим зарубежный пример, где на определённом этапе эти нормы не были включены в закон. И для нас главное — сохранить наше с вами право на общее пользование природными ресурсами», говорит Виктория. Это право есть в Законе об охране окружающей среды, и согласно ему граждане могут бесплатно и без разрешений пользоваться природными ресурсами.

Новый Водный кодекс изменил ситуацию к лучшему, но недостаточно: теперь в 5 метрах от уреза воды запрещено строительство, а арендатор обязан обеспечить проход/проезд для граждан. Исключением являются санатории и иные рекреационные и лечебные учреждения.

Если обычно вопрос можно решить, апеллируя к иным нарушениям законодательства, то в случае санаториев нарушения закона нет, несмотря на то, что, по мнению Виктории, право на пейзаж нарушено.

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Корпоративная социальная ответственность в Беларуси: может ли природа стать субъектом права?

От ГМО до спонсорства политики по климату — о чём дискутировали в рамках V Mеждународного летнего университета

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 01.07.2015

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.