Лекарства в воде: женщины не могут забеременеть, рыба вымирает

Сколько мы выпиваем лекарств вместе с водой? Узнать это попытались учёные и представители общественных организаций, проведя исследование «Содержание фармацевтических препаратов в различных компонентах окружающей среды». Наличие фармпрепаратов определили в очистных сооружениях 4 городов, а также в водах двух естественных и одного искусственного водоёмов.

03.08.2016 Экалогія горада 1 Аўтар: Анна Волынец Фота: Анна Волынец

Проблема медпрепаратов в окружающей среде изучается с начала 1990-х годов, когда их нашли там впервые. Сейчас в питьевой воде встречается 16 препаратов, среди которых на первом месте диклофенак — противовоспалительное средство, абсолютно не нужное здоровому человеку.  

В рамках своего исследования специалисты рассмотрели 10 наиболее потребляемых в Беларуси и одновременно наиболее токсичных препаратов.

Среди них дротаверин (но-шпа), ампициллин, диклофенак, ципрофлоксацин, кетопрофен, лизиноприл, цефотаксим, левофлоксацин, 17b-эстрадиол, этинилэстрадиол.

 

Самые чистые воды в Гродно, самые грязные — в Минске

Исследование провели в Минске, Гродно, Витебске и Борисове. Пробы отбирались на входе в очистные сооружения, на выходе, а также из смеси сырого осадка и избыточного активного ила.

Меньше всего препаратов (4 из 10) нашли на «Гродноводоканале», а больше всего — на «Минскводоканале» (7 из 10). На «Борисовводоканале» обнаружили 6 из 10, а «Витебскводоканале» — 5 из 10 веществ.

В наибольших концентрациях — кетопрофен, дротаверин, диклофенак, левофлоксацин, этинилэстрадиол.

Наталья Шепелева, магистр технических наук БГТУ, презентует результаты исследования

Очистка воды на всех станциях одинаковая — аэробная биологическая. Полную или специализированную очистку исследованные предприятия не осуществляют — это чрезмерно дорого.

Куда деваются препараты после очистных сооружений? В реки: Березину в Борисове, Западную Двину в Витебске, Нёман в Гродно и Свислочь в Минске. Далее вещества-загрязнители либо оседают в донных отложениях, либо вместе с током воды попадают в Балтийское или Чёрное море.

Часть препаратов склонна к абсорбции. Их поглощает активный ил при очистке. При его хранении препараты негативно влияют на окружающую среду, попадая в грунтовые воды и почву.

 

Самый чистый водоём дикий, самый грязный — искусственный

Три исследованных водоёма очень различаются между собой. Малоизвестное озеро Еди в Островецком районе питают несколько ручьёв, там запрещён промышленный лов рыбы, и туда редко ходят люди. Здесь не обнаружили ни одного из загрязнителей.

На озере Свирь лов разрешён, на нём же расположен санаторий, а на водосборе ведётся интенсивная хозяйственная деятельность. В этом озере нашли 2 препарата.

Осиповичское водохранилище находится под самой сильной антропогенной нагрузкой: туда впадает река Свислочь ниже Минска, стоит плотина ГЭС, да и сам водоём является искусственным. В водохранилище было найдено 4 из 10 исследуемых препаратов.

  • В изученных пробах со всех объектов не было 3 препаратов: ампициллина, резинаприла, цепратоксина. Исследователи связывают это с периодом проведения замеров: с конца февраля до середины июля люди меньше используют антибиотики.

 

Что нашли в речной воде?

В воде много антибактериальных лекарственных средств и антибиотиков, в частности ципро- и левофлоксацина. Они попадают в сточные воды в неизменном виде, выводимые через почки человека.

Исследователи нашли много нестероидных противовоспалительных препаратов, например кетопрофен и диклофенак. Они отпускаются без рецепта, и население активно их использует. Например, гель с диклофенаком втирают при невралгии, и при этом впитывается лишь 5% средства, остальное попадает в воду.

«Чем они опасны? Побочное действие — снижается фертильность у женщин, и на фоне приёма этих лекарств сложно забеременеть. На внутренних органах рыб сказывается негативно, вплоть до вымирания», — поясняет Наталья Яранцева, доцент кафедры фармацевтических технологий и химии Беларусского государственного медицинского университета.

Лизиноприл при исследовании не нашли, но это достаточно опасный объект в силу того, что он со временем не биодеградирует, а накапливается. С 1990-х годов его очень активно используют в качестве средства для снижения давления.

Удивительно, что появился дротоверин, или Но-шпа, согласно торговому названию. «Данное лекарственное средство не должно накапливаться, но оно очень распространённое, и, скорее всего, это является причиной появления его в десятке изучаемых средств», — полагает Наталья.

 

Гормоны превращают самцов рыб в самок

Практически во всех объектах нашли эстрагены — 17b-эстрадиол и этинилэстрадиол. Они используются при гормональной терапии, но, по словам спикеров, не могут попадать в воды из продуктов жизнедеятельности человека:

«Эстрагены в организме метаболизируют, — поясняет Наталья Яранцева. — То есть увидеть экзогенный эстрадиол в сточных водах вряд ли можно. Думаю, женские половые гормоны либо попадают в сточные воды напрямую, либо через продукты животноводства».

Наталья Яранцева

Животноводство является потенциальным источником, потому что контроль потребления ветпрепаратов в Беларуси отсутствует.

  • Содержание эстрагена — плохой признак, так как гормональные препараты не разлагаются, а накапливаются в воде. Эстраген негативно влияет на здоровье, с учётом того, что для воздействия нужна малая концентрация — всего 1 нанограмм на литр, или 1*10-9 степени. Под воздействием эстрагена самцы рыб превращаются в самок и начинают метать икру.

«Есть предположение, что это даже влияет на половой статус человека», — приводит версию Наталья.

 

Мировая практика: контролировать проще, чем очищать после загрязнения

Способы борьбы с загрязнением лекарствами пока только разрабатываются.

«Даже мировая практика пока ещё не подходит к разработке технологий по специальному удалению медицинских препаратов на очистных сооружениях, речь идёт об их контроле», — уверяет Владимир Ануфриев, кандидат технических наук БНТУ.

Владимир Ануфриев

В Беларуси сточные воды фармпредприятий пока не контролируются, уточняет руководитель Общественного информационного центра по вопросам химической безопасности и отходов ЦЭР Наталья Блыщик.

В лист наблюдения ЕС уже поставлены 3 препарата, на очереди ещё 5.

Наталья Блыщик

 

Препараты должны стать менее токсичными

Вторым вариантом решения является, по мнению Владимира, переход от биологически неразрушаемых препаратов к тем, которые могут разрушаться в окружающей среде. Помочь беларусским врачам в этом призвана экологическая классификация лекарственных средств, по которой можно выбрать вариант с наименьшей токсичностью. Эта таблица переведена на русский и в августе появится на сайте ЦЭР.

Применение классификации в больницах уже сложнее: там есть протоколы лечения, менять которые нужно на более высоком уровне.

 

Что я могу сделать?

Экологи советуют потребителям не покупать лишних лекарств — это основной путь образования таких отходов. Ненужное лекарство не стоит сливать в канализацию. Как вариант — измельчить до нетоварного вида, перемешать, например, с кофе и выбросить в герметичной упаковке.

Возможно, в будущем препараты можно будет выкинуть в специальные контейнеры — над таким проектом работают в одной из школ Пинска. Но пока такой возможности нет.

Защитить себя от некоторых из примесей поможет кипячение или обычные фильтры для воды. Особенно важно это для людей, пьющих воду из поверхностного водозабора.

В Беларуси он сохранился, по словам Владимира Ануфриева, только в Минске, но исследование воды из Вилейско-Минской водной системы не проводилось.

 

Справка:

Изыскания осуществлялись Центром экологических решений совместно с Беларусским государственным технологическим университетом и Национальной академией наук в рамках проекта «Непригодные фармацевтические препараты в окружающей среде: разработка устойчивого подхода», который финансируется Европейским союзом.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 03.08.2016

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.