Как борьба за права женщин способствует поддержанию биоразнообразия

Гендерная повестка имеет непосредственное отношение к достижению целей Конвенции о биологическом разнообразии: чем больше женщины вовлечены в экономические отношения и развитие науки, и чем более разнообразные формы имеет это вовлечение, тем больше перспектив открывается для поддержания биоразнообразия в мире.

Гендерные стереотипы и дискриминация женщин на уровне традиций и законодательства приводит к тому, что около половины взрослого работоспособного населения (женщины) не имеет возможности полноценно участвовать в политической жизни страны или же это участие возможно, но сопряжено с дополнительными трудностями, которые не испытывает вторая половина населения (мужчины).

Неравенство влияет на политику страны, с его учётом разрабатываются краткосрочные и долгосрочные планы развития, утверждаются и отрицаются ценности, развиваются отношения, связанные в том числе с соххранением и устойчивостью биоразнообразия.

И гендерное неравенство, и сокращение биоразнообразия – это системные проблемы, которые нельзя решить, приняв один или несколько «правильных» законов. Для кардинального улучшения ситуации необходимы комплексные меры, и борьба за права женщин – важная часть комплекса борьбы за сохранение биоразнообразия.

Существующее неравенство может быть существенным фактором при принятии решений относительно доступа к ресурсам и использования полученных выгод, и, как показывают исследования, когда распределением ресурсом заняты исключительно или преимущественно мужчины, - это не наилучший вариант развития событий.

Три ключевые  сектора экономики, связанные с биоразнообразием, - это сельское хозяйство, лесное хозяйство и рыболовство. Но насколько серьёзны будут последствия для этих отраслей, если женщины получат в них такой же доступ к производственным ресурсам, каким уже обладают мужчины?

Конвенция о биологическом разнообразии говорит о следующих последствиях:

Во-первых, урожайность на фермах, которыми будут управлять женщины, вырастет на 20-30%. Во-вторых, общая производительность сельскохозяйственного сектора в развивающихся странах может вырасти на 2,5 – 4%. В третьих, такое положение дел приведёт к уменьшению масштабов голода на планете, и количество людей, системно недоедающих, сократится на 12-17%.

Из-за ряда социокультурных причин мужчины и женщины в среднем склонны делать упор на разные лесные продукты, и их знания в этой области во многом отражают различия между так называемыми женскими и мужскими домашними и обязанностями и обязанностями внутри сообществ.

Безусловно, существуют серьёзные различия между странами, поколениями, культурными и социальными слоями, но в среднем знания женщин могут быть чаще связаны с непосредственными потребностями в ведении домашнего хозяйства и организации питания.

Также традиционно женскими областями считаются забота о здоровье и о том, чтобы выращиваемые культуры были многофункциональны и могли использоваться в различных целях. Что касается мужчин, то они, в среднем, больше заботятся о возможностях коммерческого использования полученной продукции.

Давление стереотипов имеет реальные последствия, которые могут быть отражены в цифрах. Невозможно сказать точно, но вполне вероятно, что именно представление многих женщин о необходимости быть «хорошей хозяйкой», «хорошей матерью» и «заботиться о близких» приводит к тому, в среднем труд одной женщины приносит в четыре раза больше прибыли от разработки леса, чем труд одного мужчины (Shanley and Gaia, 2001).

В целом, немало научных исследований подтверждают идею о том, что более активное участие женщин в сельском и лесном хозяйстве, положительно скажется на развитии этих отраслей экономики.  

К сожалению, сейчас женщины в целом недостаточно представлены в группах лесопользования – лесных комитетах и местных лесных  ассоциациях. (Agarwal, 2001, Agarwal, 2010). Но исследование  (FAO, 2013) показало, что гендерно сбалансированные лесные сообщества более эффективны в выполнении всех своих функций (защита растений, регенерация лесов, поддержание биоразнообразия и распределение лесопользования), чем сообщества, состоящие преимущественно из мужчин.

Также предполагается, что более активное участие женщин в управлении лесами может улучшить лесную политику и планирование, сделав их более ответственными в вопросах продовольственной безопасности местных сообществ.

По сравнению с мужчинами, женщины в среднем способны определить большее количество видов растений (деревьев, кустарников, трав, овощных культур и т. д.) и используемых частей растений (фруктов, листьев, коры, семян, корней) (Shanley and Gaia, 2001).

Рыболовство также имеет ярко выраженный гендерный дисбаланс. Как правило, сам рыбный промысел считается «мужским занятием», «мужской работой», и женщины в этой отрасли заняты преимущественно сортировкой улова, обработкой продукции, маркетингом и, при необходимости, сбором средств.

По данным агентства США по международному развитию (USAID), многие женщины сталкиваются с различными ограничениями в рыболовном секторе экономики. Женщины в среднем имеют меньше контроля над ценообразованием, доступные для них сферы занятости менее престижны и хуже оплачиваются, и они имеют доступ к рыбе худшего качества.

Особенно заметен гендерный дисбаланс в следующих областях и аспектах: управление ресурсами, принятие решений, владение судами и снастями, мобильность для доступа к рынку. В этих вопросах расширение прав и возможностей женщин наиболее актуально.

В небольших поселениях, где рыболовство является осовным источником заработка, женщины, как правило, не выступают в роли наёмных сотрудниц, а занимаются преимущественно неоплачиваемым домашним трудом.

К сожалению, такой подход ведёт как к ухудшению условий жизни женщин (они оказываются в ситуации экономической зависимости от мужей, занимающихся оплачиваемых трудом), так и к потере возможностей в развитии рыболовства как отрасли экономики.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 08.03.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.