«Больно видеть эти груды кирпича». Минчане о любимых и исчезнувших местах города

В этом году Минск справляет юбилей – ему исполнится 950 лет. За это время город пережил множество драматических эпизодов: его сжигали и разрушали, а затем застраивали и озеленяли.

Зелёный портал поинтересовался  у известных минчан, какие места столицы им наиболее дороги сегодня, а какие – уже безвозвратно потеряны.

 

“У нас любят поднимать панику то из-за одного срубленного дерева”

 TUT.by

Юрий Зиссер, предприниматель, программист:

- В основном я люблю гулять по историческому центру Минска. Мое детство прошло во Львове, в городе, где есть здания, которым по 400-700 лет. В Минске такого нет, но есть здания, которым  сто лет. Мне нравится район Раковской, ту историческую застройку, район улиц Революционной-Интернациональной, люблю там проводить время. Что касается зелени, то  по большей части я хожу в парк рядом с Комсомольским озером, но не часто, примерно раз в три месяца.

Я считаю, что в городе достаточно зелени. Те парки, которые существовали 30 лет назад, остались и сейчас. Более того, парк возле Комсомольского озера был диким лесом, его обустроили, проложили велосипедные дорожки. Город приспосабливается, а у нас любят поднимать панику то из-за одного срубленного дерева, то из-за десятка. А то, что клумбы повсюду разбиты, дороги облагородили зеленью – это никто почему-то не замечает.

Может из-за того, что я много жил в очень старом городе, я не вижу в районах Осмоловки или Тракторного завода особой художественно-архитектурной ценности. Другое дело, что будет построено на их месте. Мы же не знаем и никто не знает – эти проекты застройки никто толком не показывает, а хуже всего ситуация у местных жителей, потому что им никто не говорит, что будет с ними. Ни у кого нет ответа на этот вопрос. Если бы с людьми обходились по-человечески, то и шума такого не было бы. 

 

 «Большинство мест, где мне нравилось быть, уже просто не существует»

 budzma.org

Виктор Мартинович, писатель, драматург, публицист:

- Я очень много гуляю, поэтому мест в Минске, где удается побродить, достаточно много. Если говорить про «зеленые островки», которые мне по душе, то это парк у Комсомольского озера. Там, где он еще не совсем упорядочен, в районе Орловки. Это одно из немногих мест в городе, где по-прежнему можно увидеть большие старые деревья, которым больше пятидесяти лет. Когда стоишь рядом с таким великаном, от него исходит невероятный покой и чувство мудрости, успокоения.

Еще бы хотел упомянуть место вдоль улицы Центральная, у станции метро Автозаводская. Там до сих пор есть небольшой скверик, где приятно побродить. Также парк вдоль шарикоподшипникового завода – он тоже не раздербанен пока, там растут много всего, можно собирать грецкие орехи. Этому парку посвящен один из моих первых рассказов «Табу», где как раз разворачивается основное действие.

Мне кажется, наметилась тенденция, что большинство минских территорий окончательно разделились, как и во всех остальных мегаполисах: на зоны отдыха, парки, которые пока не трогают, и места, которые нещадно пускаются «под нож». Поэтому большинство мест, где мне нравилось быть, уже просто не существует. Парк вдоль железнодорожных путей на тракторозаводском поселке уцелел, но атмосфера этого места очень сильно подорвана, потому что там начались массовые работы по сносу построенных домов и архитектурный ансамбль, который там был, уже фактически разрушен, его больше нет. И просто больно видеть эти груды кирпича и фундамента, оставшихся от домиков, построенных рядом с зеленью.  Они наполняли пространство смыслом.

 

 “Замест дамкоў пабудавалі шматпавярховікі з дарагімі кватэрам”

Фота Сяргей Грыц

Алесь Бяляцкі, грамадскі дзеяч, праваабаронца:

- У 1989 годзе я стаў дырэктарам літаратурнага музея Максіма Багдановіча, і ў нас было дзве музейных пляцоўкі ў Менску: у Траецкім прадмесці, і на вуліцы Рабкораўскай, дзе знаходзілася Беларуская хатка – філія нашага музея. І так атрымалася, што наш калектыў займаўся добраўпарадкаваннем гэтых пляцовак, мы іх аздаблялі сажанцамі: каштана, дубка, вербніцы і інш. І гэтыя дрэвы за апошнія 25 гадоў моцна выраслі. Калі я бываю на траецкім прадмесці, то для мяне гэты зялены куток вакол музея Максіма Багдановіча вельмі блізкі, таму што мы рэальна яго аднавілі. І такая ж самая сітуацыя была на вуліцы Рабкораўскай – там была хата, неўпарадкаваная, вакол яе быў насыпаны чорны грунт. Мы таксама там высадзілі дрэвы, кусты ружаў, і на сённяшні дзень – гэта зялёная пляцоўка, якая упрыгожвае Менск.

Гісторыя, якая мяне таксама чапляе, звязана з беларускай культурай – гэта пляцоўка маленькіх дамкоў, якія знаходзіліся ў двары на Плошчы Перамогі, ля крамы “Хлеб”. У двары там раней стаялі адносна малыя сядзібныя дамкі, пабудаваныя адразу пасля вайны. Адзін з гэтых дамкоў належыў Уладзіславе Францаўне Луцэвіч, удаве Янкі Купалы. Ён быў спецыяльна пабудаваны для яе. У гэтым доме яна захоўвала тое, што засталося з архіваў паэта. Там пачынаў працаваць на пачатку музей, пакуль яго не пабудавалі новы будынак у скверы Янкі Купалы. У гэтым месцы збіраліся беларусскія пісьменнікі, застаўшыяся жывымі пасля рэпресій і вайны. І вось гэтая сядзіба таксама засаджана была старым садам. І гэта быў вельмі прыгожы зялены куток у цэнтры Менска, які мог заставацца гістарычнай і культурнай спадчынай беларусаў. Нажаль, яго знішчылі. Замест дамкоў пабудавалі шматпавярховікі з дарагімі кватэрамі. Мне гэта баліць, таму што такія рэчы знікаюць беззвартона. На гэта трэба звяртаць увагу, інакш горад таксама хутка пераўтворыцца ў шэраг шматпавярховікаў.

 

 «Чем больше воздуха, пространства, света, тем лучше городу»

 Sputnik.by

Антон Сидоренко, кинокритик, журналист:

- Мое любимое место для отдыха – это все, что находится в радиусе 30 минут ходьбы от бульвара Шевченка, где я живу. И все, что в этот радиус входит, ближе к центру, приблизительно до Оперного театра – это нынешний проспект Машерова, улица Варвашени, пересечение с Кропоткина, Старовиленский тракт, Комсомольское озеро, Киевский сквер.  Все это очень зеленые места, и надо сказать, что они искусственно созданные. После войны там расположился частный сектор, который позже был застроен домами, и при этом советские архитекторы-проектировщики очень много внимания уделяли зеленым насаждениям. Я обожаю Осмоловку, которая зеленая вся. Считаю, что ее нельзя сносить, она вполне может быть интересна для инвесторов. Там можно сделать квартал, в котором будут жить очень богатые люди в комфортных условиях в самом центре, если хорошо вложиться в эти здания. И опять же сохранить зелень, именно ту, что между домами растет.

В чем главная проблема Минска – начиная с брежневских времен пошло панельное домостроение, многоэтажные дома. Даже вырастая, деревья по своему размеру не достают до домов, теряются на фоне общей серости. Взгляните хотя бы на тоже самое Уручье. И поэтому, Минск мой любимый – это парк Марата Казея. Место неухоженное, но очень красивое. Очень нравится зеленый островок вокруг Оперного театра, даже при его экстремальной реновации. Я туда летом прихожу, покупаю кофе и сижу, читаю книгу.

Хотелось бы, чтобы город был уютным. Из последних потерь – это снос выставочного центра ВДНХ. Там была чудесная зеленая стрелка, между Свислочью и улицей Янки Купалы. Я гулял там совершенно недавно – там росли, наверное, послевоенные тополя или другие деревья, возможно и довоенные еще сохранились. Я очень боюсь, что их высекут и застроят. Чем больше воздуха, пространства, света, тем лучше городу.

 

 “Асноўная вуліца у горадзе – шлях ля ракі, і вербы над ей – гэта нязменнае”

 Sputnik.by

Адам Глобус, паэт, письменнік, мастак:

- Спачатку распавяду пра мае ўлюблёныя месцы, якія зніклі з мапы гораду. Раней, недзе ў 1966 годзе, я хадзіў і займаўся фігурным катаннем у Парку Чэлюскінцаў. Там мы з сябрамі увесь час хадзілі на ўскраек, там дзе зараз пабудаваны Парнат. Там былі вялікія яміны, ў якіх жылі трытоны. І я вельмі захапляўся назіраннем за імі. Зараз, мяркую, што там гэных жывёлін няма, але можа яны зноў з’явяцца ў Батанічным садзе. Цяпер я люблю хадзіць ля Свіслачы, асабліва па-за гатэлем Пекін,  бо там есць невялічкі востраў. Дык вось тую выспу я вельмі люблю маляваць, яна на мой погляд вельмі паэтычная.  У дзяцінстве мне хацелася пераначаваць на ёй – намет паставіць, каб я жыў там, як у Рабінзона, адзін на целым востраве. У той час у мяне быў знаёмы настаўнік – Саша Карпечык – мы з ім гулялі, разважалі. Зараз Сашы няма, ен быў выдатным настаўнікам у 19-й школе, яго ўсе любілі, ен выкладаў біялогію. І таму мы вырашылі, што ўсім рачным выспам Мінска трэба надаць імены. І зараз я гэтую выспу называю Карпечыкам.

Адна з маіх настаўніц, якая мне дапамагала стаць літаратарам – гэта Вера Маркава, якая нарадзілася ў Мінску ў 1907 годзе. Яна заўседы казала, што найлепшае, што есць у Мінску – гэта вербы над Свіслаччу. Я лічу, што асноўная вуліца у горадзе – шлях ля ракі, і вербы над ей – гэта нязменнае, тое, што застанецца і праз пяць, дзесяць і стодзесяць гадоў.

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 08.09.2017

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.