Участие общественности как чёрный ящик и совсем не в духе Орхусской конвенции

Над тем, как сделать участие людей в судьбе города более активным, думали экологи и архитекторы из Беларуси и коллеги из Прибалтики на круглом столе "От доступа к информации к полноценному участию".

08.12.2014 Грамадства Аўтар: Анна Волынец Фота: fb.ru, Анна Волынец

"В ближайший год в Беларуси будет разрабатываться положение об участии общественности в принятии экологически значимых решений", - так начала круглый стол Ирина Сухий, член совета ОО "Экодом". Несмотря на восклицания чиновников, что разработкой ещё и не пахнет, общественники решили уже заняться написанием рекомендаций.

И итогом круглого стола должен был стать документ с рекомендациями от всех участников, который отправят в министерство по итогу последующего онлайн-обсуждения.

Исследование: что мешает участвовать

Узнать о том, каково же на самом деле участие общественности, взялись в Центре европейской трансформации. Предварительные результаты исследования "Практика участия общественности в процессе принятия решений по экологически значимым вопросам" озвучили Андрей Егоров и Алена Зуйкова.

Одна из проблем – общественность с её участием никому не нужна: ни инвесторам, ни государству, ни самой себе. Последнее – потому что люди не верят, что их мнение на что-либо повлияет.

А чиновники говорят, что мнение не учитывается, если оно неконструктивно, расплывчато, неграмотно.

"Это не отражение духа Орхусской конвенции. В её духе то, что общественность не должна обладать специальными знаниями", - комментирует Андрей. Но в то же время власти считают, что общественность может подсказать что-то, связанное с местной спецификой, о чём власти не знают.

Сами респонденты, по словам Алены, видят следующие проблемы: участие общественности поздно, когда участки уже выделены и разработан проект; люди не знают, когда и как они участвовать, для них это чёрный ящик; и зачастую не знают о том, где достать обсуждаемые документы и как же обсуждения повлияли на итог.

Также отношение властей к обсуждениям формально, информация о них не доходит до общественности, а сами обсуждения уже не площадка для выражения мнения касаемо факта, а место для технической оценки уже принятых решений. Общественную экспертизу считают малоэффективной.

Генпланы – вотчина министерства?

Согласно новому законодательству горисполкомы будут практически исключены из процесса принятия решения при разработке генплана города, - считает Анна Скрыган, МОО "Экопроект". Дело в том, что заказчиком теперь является Министерство архитектуры и строительства.

Мнение общественности продолжит играть небольшую роль: на общественных градостроительных советах рассматриваются результаты обсуждений. И они носят консультативный характер, в отличие от министерских: министерство может указывать, но не обязано слушаться местных властей или общественности.

С этим категорически не согласилась архитектор Ната Омельчук из УП "БелНИИПГрадостроительства". По её мнению, контакт с министерством всё-таки есть, и оно открыто для предложений.

"Мы ещё можем требовать быть услышанными при принятии решения… Степень вовлечения может быть очень разной, и мы только в самом начале пути, согласно законодательству", - ответила Анна, припомнив, как об общественных обсуждениях генплана Могилёва, которым активно интересуется, узнала случайно и как ходила по кабинетам, пытаясь достать обсуждаемую информацию.

Как профессионалы договариваются с горожанами в Вильнюсе

Ещё одна проблема – то, что архитекторы и жители городов в принципе не могут найти общий язык. Первые мыслят профессиональными категориями и считают, что жители не смогут ничего посоветовать. А жители не в состоянии выразить свои пожелания на профессиональном языке.

В итоге выходит, что архитекторы проектируют идеальную городскую среду, а люди хотят жить не в идеальной, а в удобной. Баланс должен находиться в процессе общественных обсуждений, на которых, согласно законодательству, информация предоставляется на понятном простым горожанам языке.

Решением "проблемы перевода" с профессионального на обывательский и наоборот владеют в Литве. Раса Навицкине, председатель общественной комиссии по урбанистике при самоуправлении в Вильнюсе, рассказала об общественных комиссиях, которые появились после внесения изменений в закон о самоуправлении.

Комиссия по урбанистике получает приглашения на собрания комитета по урбанистике, без положительной оценки которого проект не может пройти на следующий этап согласования. Эта же комиссия собирает предложения жителей города из местных общин. А люди в свою очередь консультируются с общественной организацией “R4R” о том, как отстаивать свои права.

"Достучаться до человека, объяснить, что его условия жизни зависят от того, что он сделает сегодня, от этого зависит то, как будут жить его дети – наверное, это самое тяжёлое. Но это возможно", - подытожила Раса.

Эстония: проект может быть отменён даже через 2 года

В Эстонии, как считает Сиим Вахрус из Эстонского Экологического правового центра, довольно хорошо регламентированы каналы передачи информации, но это же является минусом – они бывают недостаточны. Например, о существовании вполне определённого сайта большинство людей может не знать или не заходить на него – как и в Беларуси.

Но хороший пример в этом плане у Эстонии – обычные ежедневные газеты, которые в отличие от нашего примера работают хорошо. Очень помогают плакаты с информацией на самих объектах строительства.

А ответы на комментарии граждан власти обязаны дать в течение общественных слушаний, а не после. Считается, что именно это позволяет серьёзно ставить под сомнение факт реализации некоторых проектов, и Верховный суд регулярно выносит решения об отмене проектов.

Примером является дело об одном из болот на юге Эстонии. Местные жители только спустя два года узнали, что там планируют добывать торф, и через суд же спустя чуть более года добились признания болота заказником, несмотря на первоначальное несогласие местных властей.

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 08.12.2014

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.