Ванильные войны Мадагаскара. Люди убивают друг друга и уничтожают леса из-за специй

Цены на ванильные стручки серьёзно выросли, и защитники леса всё чаще рискуют собственной жизнью, чтобы защитить ценные места обитания от коммерческого уничтожения. Джонатан Уоттс пишет для The Guardian о специфике этой этой сложной ситуации.

Люди, ворующие ваниль в Анджахане, были настолько уверены в своей власти над запуганными фермерами, что о набегах они предупреждали своих жертв заранее.

«Мы придём сегодня вечером, - писали они в записках и просовывали её под входные двери домов в отдалённой прибрежной деревне на Мадагаскаре. - Подготовьте то, что нам надо».

Но либо они недооценили свою цель, либо переоценили кротость местных жителей. После того, как в конце года они однажды напали на слишком большое количество фермеров, толпа окружила пять предполагаемых гангстеров, притащила их на деревенскую площадь и устроила кровавую расправу.

«Они калечили и убивали их с помощью мачете и гарпунов, - говорит фермер, который был в толпе зрителей. - Я думаю, что это хорошо. Полиция ничего не сделала. Теперь гангстеры боятся что-либо красть у нас. Теперь у нас собственная охрана. Молодые люди из общины патрулируют окрестности в ночное время».

Проблема с этими внесудебными казнями, факт свершения которых Джонатану подтвердил местный священник, до сих пор не решена, и эти публичные расправы до сих пор не обсуждаются на международном уровне. Но защитники окружающей среды говорят, что эти казни демонстрируют, как растущая на мировых рынках цена ванили связана с деревенской преступностью и уничтожением лесов.

Мадагаскар – основной поставщик ванильных стручков, используемых в качестве ароматизатора в сладкой выпечке, мороженом и шоколаде по всему миру. За последние пять лет стоимость специй выросла более чем в десять раз, и это привело к тому, что ситуация на острове серьёзно обострилась.

В большинстве основных регионов, где выращивается ваниль, сообщалось о кражах и происходили десятки убийств. Некоторые общины просили защиты у вооружённой полиции, другие, как в Анджахане, взяли ситуацию «под собственный контроль».

Чтобы добраться до этой живописной деревни из столицы острова – Антананариву, надо сначала лететь на самолёте, затем плыть на пароме, на гандоле и ехать на мотоцикле. В пути защитник леса Кловис Разамафала рассказывает Джонатану Уотсу, как насилие, связанное с  производством специй, стало результатом слабо регулируемого мирового рынка, коррумпированности местных политиков и потока наличных денег, полученных от незаконной продажи розовой древесины (палисандра) в Китай.

Раскрывая незаконные связи и махинации, Кловис рисковал свободой и жизнью. Будучи соучредителем группы по охране окружающей среды Коалиции Лампогно, он рассказал о том, как палисандр продаётся через порт Мароацентра местными бизнесменами, которые имеют поддержку со стороны влиятельных политиков.

Никто из них не был наказан, а самого Кловиса после опубличивания информации обвинили в подстрекательстве к общественным беспорядкам, и следующие десять месяцев он провёл в тюрьме. Благодаря действиям Amnesty International и других правозащитных групп он был выпущен в сентябре прошлого года. Позже он сообщал об угрозах и о том, что его дом пытались поджечь.

Палисандр стал самым продаваемым в мире продуктом из дикой природы, и на одном только Мадагаскаре её продают на сотни миллионов долларов. Почти все сделки проводятся незаконно, а индустрия работает главный образом на Китай, где твёрдая древесина очень ценится в мебельной промышленности.

В 2014 году в Сингапуре была перехвачена партия в 30 тысяч брёвен, и это был результат одного из крупнейших в истории зарегистрированного «воровства» у дикой природы. Но что ещё более удивительно, эта контрабанда была разрешена высокопоставленными правительственными чиновниками, что подтверждалось в документах, предоставленных в суде.

С тех пор масштабы торговли уменьшились. Но Кловис говорит, что банды, которые ранее рубили деревья и продавали палисандр, теперь используют свои связи для продажи объектов дикой природы, которые находятся под угрозой исчезновения, и для отмывания денег через ванильную промышленность.

«Люди, получающие прибыль, остались те же», - говорит защитник лесов.

И многие с ним согласны.

«Это факт, что ваниль используется для отмывания денег, полученных незаконным путём от продажи палисандра, - говорит Харишоа Раваоманалина, специалистка в области лесной анатомии в Университете Антананариву. -За этим стоит большая мафия, которая очень близка с нашим правительством».

Цены на ваниль растут из-за увеличивающегося спроса на натуральные ароматизаторы в богатых странах, а также из-за циклонов, разрушающих производства, и из-за преступности.

Отраслевой эксперт Серж Раджаобелина считает, что 5-10% от общего роста цен могут объясняться спекуляциями торговцев палисандром.

«У них были деньги в карманах, и они увидели, что ценность ванили растёт, и стали скупать акции. Это создало определённый дефицит, и цена стала расти ещё сильнее».

Раджаобелина управляет неправительственной организацией Fanamby, которая работает с тысячами фермерами для прозрачного и отслеживаемого производства ванили. Он призвал покупателей из других стран не наказывать фермеров, многие из которых принадлежат к крайне бедным общинам, но более внимательно изучать, откуда идёт продукция.

Эксперт ожидает, что в ближайшем будущем преступность ещё сильнее повысит цены.

«Фермеры боятся, и поэтому они рано собирают урожай. Это означает, что ванильный пузырь станет больше, потому что спрос находится на высоком уровне, а качество продукции и производительность – на низком».

Ванильная индустрия обостряет проблему обезлесения. В национальном парке Масоала, которыя является одним из лучших охраняемых лесов Мадагаскара и родиной многих исчезающих видов лемура, посетители могут услышать звук бензопилы и увидеть недавно срубленные деревья. Дело в том, что прямо в национальном парке  небольшая зона была расчищена для выращивания ванили.

Местные жители говорят, что сейчас они могут продать ваниль по цене около 410 евро за килограмм, что более чем в десять раз превышает цену, которой её продавали несколько лет назад. Получая дополнительный доход, люди строят всё больше и больше домов, используя при этом древесину из местных лесов.

Изменения очекидны в Марафототре, деревне на окраине парка. Один из  жителей сказал, что удвоил площадь, на которой занимается культивированием ванили, но он также настаивает, что его поля находятся на пределами охраняемой территории. «Все в деревне делают это. Мы все строим новые дома», - говорит он.

Защитники лесов говорят, что вырубка деревьев делается скрытно, и нарушители стараются делать всё так, чтобы не быть уличёнными. Но ситуация с обезлесением ухудшается, поскольку на периферию охраняемой территории приезжают всё новые люди. Бывший рейнджер парка Арманд Марозафи обвиняет во всём властей.

«Выращивание ванили сейчас веёт к обезлесению, потому что цена на продукт действительно высока, - говорит он. - Люди видели, как правительство игнорирует закон и разрушает лес для продажи палисандра, и теперь они считают, что могут делать то же самое с ванилью. Это новая проблема, которая уходит корнями в старую».

Проблема заключается не только в высоком спросе на такие товары, как ваниль, палисандр и минералы, но также в отсутствии политической воли к борьбе с коррупцией и более строгой подотчётности, считает Ндранто Разкаманарина, президент Альянса Воахари Гази – группы, чья деятельность направлена на создание сети защитников окружающей среды.

К сожалению, отсутствие доверия к органам власти приводит к тому, что некоторые люди и общины предпочитают «брать правосудие в свои руки», но вряд ли такой подход приведёт к устойчивому улучшению ситуации.

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 09.04.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.