«Подожди, сейчас передам трубочку… глухарю!» Редкая птица подпустила работника заказника «Выгонощанское» на рекордно близкое расстояние

Глухарь, токующий на руке у человека, достаточно редкое явление. Жителю Брестчины Александру Иванову удалось «втереться в доверие» к птице настолько, что та бесстрашно пела рядом. Да что там пела – дала себя погладить по шее!

11.04.2017 Жывая прырода Аўтар: Елена Волковская Фота: Архив Александра Иванова

Но за удовольствие ощутить себя представителем клана пернатых пришлось расплатиться рассечённой бровью и сломанным телефоном: не иначе как соперника увидела в токующем Иванове дикая птица... Зато фотографии и видео получились отменные!

И впечатление останется надолго – сохранится в посте, который Александр опубликовал в Фейсбуке:

«Выучил язык глухаря, сдавал экзамен и понял, что с хорошим человеком ему было очень приятно разговаривать. Во время экзамена позвонила мне жена, я дал глухарю трубочку. А он моей жене говорит: Как тебе повезло, какой у тебя хороший муж! – и нечаянно клювом зацепил мой телефон, после чего тот вышел из строя. Как я теперь без телефона?..»

Несмотря на восторг экспертов, сам Александр не считает произошедшее чем-то уникальным. Вот что рассказал он Брестскому Зелёному порталу:

«Такие случаи хоть и редкие, но бывало и раньше, что глухарь подходил ко мне близко. Просто не задавался целью идти с ним на такой контакт, да и не всегда была возможность сфотографировать.

А в этот раз заехал я утром на глухариный ток. Один глухарь пел. Я сел, замаскировался. Глухарь слетел с дерева, ходил, а я к нему потихоньку пододвигался. Понимал, что он меня видит, но не боится. До этого я несколько раз приезжал, он уже привык ко мне: видел, что я его не трогаю. Наверное, из любопытства и подошёл ко мне.

Я токую, глухарь в ответ токует, совсем близко. Я протянул руку, погладил его по лапке, подсунул под него руку и поднял, а он сидит у меня на руке и токует. Позвонила жена, я подсунул телефон поближе, дал ей послушать, потом в АПБ (общественная организация Ахова птушак Бацькаўшчыны. – Прим. ред.) позвонил, дал и им послушать».

Александр Иванов – специалист ландшафтного заказника республиканского значения «Выгонощанское» и общественный эколог.

«Выгонощанское» – особо охраняемая природная территория, включённая в Рамсарский список водно-болотных угодий международного значения. Территория заказника – около 55 000 гектаров.

Конвенция о водно-болотных угодьях, имеющих международное значение, главным образом в качестве местообитаний водоплавающих птиц (Рамсарская), была подписана в 1971 году в иранском городе Рамсар на берегу Каспийского моря. Сторонами этой конвенции являются 160 стран. Беларусь присоединилась к ней в 1999 году.

Обязанности у Александра Иванова весьма обширные и разнообразные.

Природоохранная деятельность предполагает контроль за порядком на территории, выявление и охрану редких видов животного и растительного мира, фиксацию и сохранение биоразнообразия заказника.

Немаловажное направление – работа с туристами: экскурсии по уже существующим маршрутам и разработка новых.

Экологическое просвещение включает работу со школами и лицеями, показы авторских фотографий и видеофильмов о заповедной природе, беседы о бережном к ней отношении.

«У нас есть орнитологические и водные маршруты, поясняет Александр, фотографы имеют возможность снимать редких птиц и зверей, уникальные уголки беларусской природы. Многие маршруты – ночные, можно увидеть сову, мохноногого сыча, филина.

Самая трудная пора – с конца зимы до середины лета: начинается подготовка туристических маршрутов, весенние учёты. Слушаешь, где кто кричит, токует, отмечаешь эту территорию, делаешь искусственные гнёзда, проверяешь уже повешенные.

К нам приезжают ботаники, орнитологи, зоологи. Они ведут свою работу, а я в процессе сотрудничества получаю от них самые разные знания, расширяю кругозор. Иностранные туристы часто приезжают группами, особенно много зарубежных орнитологов».

В этом году символом Ивацевичского района выбрали бородатую неясыть. По словам Александра, эта птица больше всего привлекает туристов. Сама она гнёзд не строит, а занимает чужие – канюка, чёрного аиста, может даже на сломанном дереве поселиться. Поэтому, если делать и правильно размещать для них гнёзда, это способствует увеличению популяции бородатой неясыти.

«Мы проводили очень большую разъяснительную работу среди охотников, – сообщает Иванов. В СССР такие хищники, как филин или лунь, считались нежелательными, и их много отстреливали.   

У нас был совместный с АПБ проект по сохранению орлов. А когда они узнали о том, что я занимаюсь бородатой неясытью, попросили организовать им мероприятие по кольцеванию. Я подготовился, и, когда они приехали, мы окольцевали 10 птиц за полдня, а до этого они окольцевали около 10 сов за 8 лет!

Мы начали сотрудничать с АПБ, раздавать буклеты, рассказывать в школах и на общественных мероприятиях про эту сову. Сейчас численность птиц стала расти, у нас учтены уже около 20 пар. Но, думаю, неучтённых птиц ещё много. Это символ нашего заказника и района.

Недавно обнаружил гнездо совы, а в 20 метрах – делянка, куда скоро должна приехать техника для уборки леса. Хорошо, что я это вовремя обнаружил: поговорил с руководством лесхоза, будем вместе искать решение, чтобы птиц не спугнуть».

«Язык глухаря», а заодно и других лесных обитателей Александр Иванов изучает уже много лет.

В Сашином детстве отец регулярно приносил домой журналы о природе с красивыми фотографиями зверей и птиц, которые сын обожал смотреть сколько себя помнит. А когда подрос, задался вопросом: почему, когда бывает в лесу, не видит там диких зверей из журналов? Как можно своими глазами увидеть хоть того же зайца?

Отец стал брать Сашу на охоту. Прогулки по лесу доставляли мальчику удовольствие, но с тех пор осталась у него неприязнь к алкоголю: насмотрелся на непристойное поведение пьяных приятелей отца, обмывающих добытые трофеи.

Но светлых сторон было больше: отец привил сыну любовь к творчеству: обучил сначала контурной резьбе по дереву, а потом и вытачиванию объёмных фигур. Параллельно Саша учился рисовать, а после школы поступил в Кобринское высшее профессиональное училище изобразительного искусства и народных художественных промыслов.

Отслужив в армии, он поступил на заочное отделение географо-биологического факультета Брестского пединститута, а работать стал егерем на озере Выгонощанское.

«Работа мне очень нравилась, – рассказывает Александр Иванов, – но через какое-то время руководство на озере поменялось… Новое начальство начало делать приписки: где по факту было 4 глухаря, в документации стало 9 птиц; где было 8 глухарей, стало 18… В реальности такой численности не было, но по бумагам теперь стало возможным проводить охоту на глухаря. По правилам, если на токе есть 8 глухарей, то одного можно застрелить.

Мне и говорят, мол, приехали иностранцы, отвези их на охоту в сухое место, а то у них охотник старенький, в болото зайти не может. Я говорю, извините, я не буду этого делать, не поведу на охоту. В этом месте последний глухарь остался, что же его – застрелить? У меня есть дети, я буду семью в лес приводить, показывать им этого глухаря живым. Вот на болоте есть численность, туда можно и на охоту вести.

После моего отказа взаимодействовать с начальством стало совсем сложно, и я после 10 лет работы на озере перевёлся сначала в лесники, а потом в 2010 году ушёл в заказник. Душа до сих пор болит, поэтому и говорю сейчас об этом». 

Живёт Александр со своей семьёй в г.п. Телеханы. А семья немаленькая – шестеро детей, и все, по словам Александра, «природники», включая жену.

«Когда мы приезжаем в Брест, откуда родом моя жена, это морально тяжело для всей семьи, – говорит собеседник. – Мы привыкли к покою посёлка. В городе движение, машины, всё слишком суетно. Поскорее хочется вернуться домой».

А дома у Ивановых хозяйство: огород, куры, козы, пчёлы…

«У нас все продукты свои, экологически чистые  не голодаем, –  продолжает Александр. –  Жена любит в огороде заниматься. Однажды я попробовал у друга козье молоко и тут же купил козу и привёз домой.

Детей – у нас три мальчика и три девочки – стараемся закалять, приучаем к работе. Вот Верка у меня на руках спит сейчас, 5 лет ей, а уже в 4 года она могла на всех большую 6-литровую кастрюлю картошки начистить. А Андрюшка – ему сейчас три – всегда ей помогает.

Старшей нашей дочери, Ане, 11 лет. А младшему – 1 год и 5 месяцев. В садик дети не ходят, помогают маме по дому.

Всегда хочется что-то рассказать интересное детям, показать природу, покатать на лодке. Иногда я беру свою семью, и мы выезжаем на гон. У меня есть специальный рог, я трублю, и олени начинают отзываться, подходят, а жена и дети смотрят. Однажды лось на 20 метров к нам подошёл.

Я жену с детьми водил и на глухариный ток, за руку её держал, чтобы не пугалась, когда глухарь полетит – он очень громко хлопает крыльями. В пяти метрах глухарь поёт, а мы стоим и слушаем».

Жена Александра, Людмила, по образованию бухгалтер и секретарь-машинист. Работала в Телеханской школе лаборантом в кабинете информатики, а сейчас – в декрете, который, по словам мужа, никак не закончится. В прошлом году Людмиле вручили орден как многодетной матери.

Супруги единодушны в своём негативном отношении к алкоголю и сигаретам. До 16 лет Людмила жила, как и все её друзья-ровесники: на дискотеки ходила, могла выпить и покурить. А потом постепенно стала задумываться: в чём радость жизни? Захотелось жить по-другому, не так, как большинство знакомых, беспробудно пьющих.

«Моя мама всегда переживала за меня, – улыбается Александр, – но сейчас видит, как я удачно женился и как дружно мы живём. Мне нравится моя работа, моя жена, моя семья, мой дом. Я отчётливо вижу Бога в своей жизни – мне всегда приходят ответы на молитвы.

Сына моего в 3,5 года укусил клещ, и после проведённого лечения у него пропал слух. Сейчас ему 8 лет, он разговаривает, но не слышит. Проснулся он недавно ночью и провожает меня на работу, а я свечу фонариком себе на лицо, чтобы он по губам мог читать, и говорю: Иди спать ложись!

Пошёл в сарай, взял велосипед, выхожу за калитку, а тут открывается окно, и сын мне кричит: Папа, папа, я за тебя помолюсь, чтобы ты глухаря сфотографировал! Вот глухарь ко мне и пришёл…»

Переживает Александр Иванов из-за того, что немногие знают о заказнике «Выгонощанское»: официального сайта нет, есть только страничка в Фейсбуке.

«Беларусские орнитологи рассказывают о нас коллегам из других стран, – говорит Александр. – Те, кто приехал один раз, становятся постоянными посетителями.

В Европе, чтобы посмотреть разные виды птиц, приходится ехать за 50, 80, 100 километров. А у нас огромное количество видов можно увидеть на участке протяжённостью 5 километров. Для европейцев это шок.

В Европе многие природные богатства потеряны, некоторые виды растений и животных на грани исчезновения или исчезли совсем. Они восхищаются нашим биоразнообразием. Я вижу лица иностранных специалистов, их восторг и недоумение: почему мы, беларусы, не понимаем ценности нашей природы, не задумываемся, насколько важно сохранить её нетронутость!»

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 11.04.2017

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.