----- Account: greenbelarus.info -----

Жизнь полигона «Северный»: как бомжи сортируют мусор за 20 рублей в день

Даже в лютые морозы на официальной городской свалке кипит работа. Бездельниками обиталей полигона назвать нельзя — каждый день они выполняют тяжёлую работу по сортировке отходов, получая за неё оплату. К слову, свалкой полигон местные не называют, на ананасы уже смотреть не могут, а найденные оружие, ружья, пистолеты тут же выбрасывают в озерцо, чтобы не было потом проблем.

11.01.2017 Экалогія горада Аўтар: Зялёны партал Фота: Васіль Сямашка

Журналист Василий Семашко устроил эксперимент и провёл ночь на полигоне вместе с бомжами при морозе -30 °C. Публикуем часть репортажа, которая касается вопросов сортировки мусора на свалке, которую местные называют валом. По словам бомжей, места здесь хватает всем. Отсортированные отходы можно сдать здесь рядом в приёмный пункт полигона, получив деньги, или же за отходами прямо на вал приезжают частники. Они везут отходы на приёмные пункты в Минск, где отдают в 2 раза дороже, и имеют на этом большую прибыль.

Высота над уровнем моря — 302 метра

Официально городская свалка именуется полигон отходов «Северный». Когда-то здесь была низина, оставшаяся от карьера. Полигон «Северный» открыт в 1981 году. «Северный» стал первым в окрестностях Минска полигоном бытовых отходов, подготовленным с учетом требований экологической безопасности. Для предотвращения загрязнения грунтовых вод дно карьера было засыпано слоем глины, затем застелено водонепроницаемой плёнкой.

Первоначальный срок службы полигона был 25 лет. Он должен был быть закрыт ещё более чем 10 лет назад. Сейчас очередное закрытие полигона намечено на 2018 год. Высота мусорного террикона от уровня поверхности земли составляет 85 метров — высота примерно 28 этажей. Для сравнения, Курган Славы высотой всего 30 метров. Высота «Северного» над уровнем моря — 302 метра при том, что наивысшая точка Беларуси гора Дзержинская — 345 метров. 

Сюда с северной части города привозят на захоронение твёрдые коммунальные отходы. Каждый день 500−800 грузовиков доставляют 8000 кубометров отходов. Раньше по серпантину грузовики поднимались на самый верх, увеличивая его высоту. Теперь мусоровозы опорожняют контейнеры на площадке, вплотную примыкающей к основному террикону. 

По достижении слоя мусора в 2 метра его пересыпают 20-сантиметровым слоем песка. Часто для этого используют формовочную землю с литейного производства, которая подлежит захоронению. Такой «слоёный пирог» ускоряет разложение отходов и предотвращает распространение пожаров вглубь.

Террикон опоясывает ров, куда просачивается фильтрат — ядовитая, дурно пахнущая, похожая на нефть жидкость, замерзающая только в самые сильные морозы — выжимка из мусора.

В процессе гниения мусора образуется «свалочный газ», состоящий на 50% из метана. В 2013 году на «Северном» в рамках беларусско-швейцарского проекта заработала электростанция мощностью 5,6 МВт, вырабатывающая из «свалочного газа» электричество. В печи электростанции метан поступает по трубам, которые проложили в терриконе в пробуренных скважинах. Планируется, что после закрытия полигона отходы будут перегнивать минимум 20 лет, выделяя горючий газ.

Формально полигон отходов охраняется, и посторонние лица здесь не должны находиться. В реальности охраняется только въезд на полигон — все автомобили, прибывающие сюда, регистрируются. Частнику, желающему избавиться от мусора, придётся на проходной заплатить за въезд. В то же время проходящие мимо люди бомжеватого вида охрану не интересуют.

Люди приходят сюда сортировать мусор, выбирая из него отходы, которые можно сдать за деньги — прежде всего это цветные металлы (медь, алюминий), стеклобой, макулатура. Часть этих людей имеет жильё в Минске или окрестных деревнях, а часть — классические бомжи.

Копачом на валу разгребают мусор

— Отдаём частникам. Они или деньгами рассчитываются, или нам привозят, что мы просим — обычно водку. Остальное нам здесь не надо. Продукты из магазинов с истёкшим сроком годности, но приличного качества постоянно привозят. Иногда даже красная икра попадается. Колбасы, сыры, консервы, упакованное в вакуумную упаковку свежее мясо — каждый день. Чай, кофе, сахар — все у нас есть. «Евроопт» сюда привозит тропические фрукты нетоварного вида. На бананы и ананасы я смотреть не могу. Как-то привезли комплекты суши с красной и черной икрой. Ты дома вряд ли столько дорогих продуктов кушаешь, — рассказывает Сергей.

По словам бомже, разборки с драками на валу строго запрещены — только за пределами полигона. 

— Если кто нарушил это правило, вне зависимости от того, прав или нет, будет побит. Редко, но конфликты бывают — когда кто-то хочет украсть мешок с тем, что насобирал не он. Бульдозеры, которые разгребают и уплотняют мусор, мы называем «бульдогами» или «танками». Когда бульдозер толкает перед собой высокую кучу мусора, водитель не видит, что впереди. Если кто-то из бомжей не успел отскочить в сторону, попадает под гусеницу. Водитель даже не заметит, как кого-то переехал. Чаще всего пьяные так погибают. И от холода пьяные обычно замерзают — не дошёл до своей буды, упал в снег, замёрз и умер.

Зарабатываем здесь, если нормально поработать, в среднем 20 рублей в день на человека. В основном это цветной металл, макулатура и стеклобой. Несколько лет назад стеклобой ценился выше. С вала в буду приходим только ночевать. Редко, но бывает, наведываются к нам посторонние — могут чего украсть.

Такие морозы — это не самое плохое. Хуже, когда затяжные дожди, всё мокрое, и негде высушить одежду с обувью. Сильный ветер на валу — тоже сложнее работать. А работать приходится каждый день. Не выйдешь на вал — ни еды, ни дров не будет у тебя.

  • Полностью репортаж о том, как зимуют бомжи на полигоне и выдержал ли журналист испытание читайте ТУТ.

Падзяліцца: 11.01.2017

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.