Чем больше люди убивают волков, тем больше находят загрызенной дичи

Прошлой осенью на пять волков из Беловежской пущи надели ошейники с устройствами, которые раз в сутки отправляют учёным сообщения о своем местоположении. По плану, животные должны носить эти ошейники целый год, но один волк уже мёртв, ещё один пропал без вести.

11.05.2016 Жывая прырода Аўтар: Брестский Зелёный портал Фота: открытые интернет-источники

О том, что происходит с волками в нацпарке, почему их нужно изучать и охранять, Naviny.by узнали у руководителя международной природоохранной программы в поддержку заповедности Беловежской пущи Виктора Фенчука.

Иногда волки пропадают неделями

Ошейники, которые работают через мобильную связь, используются в Беларуси впервые. Из-за плохого покрытия в лесах они не всегда срабатывают, однако позволяют отследить перемещения волков на большие расстояния, в том числе и за пределами пущи.

Иногда хищники могут не подавать сигналы неделями. Однажды волк пропал возле военного полигона как раз в то время, когда там проходили учения. Исследователи думали, что он погиб, но через две недели волк снова «вышел на связь».

Животные будут носить ошейники целый год, после чего они отпадут сами, и учёные смогут их подобрать (по отправленным через SMS координатам).
Получив ошейники на руки, можно будет узнать ещё больше о перемещениях волков, специальный модуль через GPS фиксирует и записывает местоположение животного каждые три часа, что позволяет выстраивать подробный маршрут перемещения волка. Но получить эти данные можно будет, если волки выживут, а их ошейники не повредятся.

Первый же помеченный волк был убит буквально через месяц, причём на разрешённой охоте – учёным даже принесли ошейник животного, однако он был повреждён, и считать с него информацию не удалось.

Ещё один волк просто перестал подавать сигналы, возможно, он тоже погиб, или появились технические проблемы с ошейником.

Один ошейник стоит 2,5 тысячи евро, их можно использовать повторно, заменив батарею. «Это тоже дорого, но всё равно дешевле нового ошейника», — говорит Виктор Фенчук. В Германии заказаны ещё два ошейника, но на волков их наденут только осенью, чтобы не тревожить животных в период размножения.

Проект реализуется в рамках Международной природоохранной программы в поддержку заповедности, которую реализуют с 2013 года непосредственно нацпарк, а также общественная организация «Ахова птушак Бацькаўшчыны» и Франкфуртское зоологическое общество (Германия).

Кроме того, сейчас готовится к запуску волчий блог – отдельный сайт, где будет размещаться информация о жизни волков с ошейниками и об исследовании в целом.

Для чего нужны ошейники?

Сейчас в разных местах пущи проводятся учёты копытных, чтобы определить, связан ли выбор мест обитания волков с большим количеством живущей там потенциальной добычи.

В частности, специалистов интересует, как отражается на волках ведение охоты на других животных: он боится её и уходит с этой территории или, наоборот, остаётся ради лёгкой добычи – раненых животных.

У исследования есть и ещё один аспект – защитный, т.к. с прошлой осени Беловежская пуща впервые в Беларуси добровольно ввела мораторий на охоту на волков.

По мнению Виктора Фенчука, в стране нужно создать целую сеть территорий, где волк мог бы чувствовать себя в безопасности и естественным образом оказывать своё влияние на функционирование экосистемы.

Чем больше люди убивают волков, тем больше загрызенной дичи находят

У каждого вида есть своя роль и ниша в природе, и волк тоже является частью экосистемы и «имеет законное право здесь жить», –  отмечает специалист.

«Чтобы в экосистеме сохранялся ход естественных процессов, важно чтобы в ней присутствовали все компоненты и копытные животные, и те, кто ест помет копытных, и те, кто самих копытных ест. Тогда в природной экосистеме будет баланс, и мы можем говорить, что в лесу протекают естественные процессы», – сказал Фенчук.

Пока же имидж волка не позволяет ему быть частью естественного процесса.

«Это заложено в наших генах, в наших сказках, в наших предрассудках и охотничьих домыслах. Наверное, это не так и заслуженно. В той войне, которая объявлена волку, нет такого рационального зерна, – говорит специалист. – Потому что тогда, например, в Германии, где ущерб от волка (если он действительно наносит такой ущерб) более аккуратно посчитан, не было бы проектов по реинтродукции волка. В Польше волк живёт, популяция растёт, и он находится под полной охраной».

На негативный имидж волка влияют и распространённые заблуждения, например, о том, что чем больше в лесу волков, тем больше они добывают дичи.

На самом деле охота на волков не снижает число убитых ими животных, говорит Виктор Фенчук. Убийство волка может разбить семейную структуру, и тогда одна стая, к примеру, превратится в две. И если одна стая из пяти волков добывает животное раз в два дня, то после смерти одного волка две оставшиеся пары тоже будут охотиться раз в два дня, но уже по отдельности. В этом случаи они даже не смогут съесть добычу полностью, а через пару дней выйдут на охоту снова.

«Всё равно цикл добычи раз в два дня сохраняется, но добывать они будут в два раза больше. Одиночные волки ведут себя аналогичным образом», — пояснил Фенчук.

Кроме того, если структура популяции нарушена, на эту территорию приходят чужие волки, которые тоже ищут добычу.

Миф о том, что волк не боится человека, тоже далёк от реальности. На самом деле волк боится людей, поскольку они на него охотятся. Причём во время охоты на волка участок леса отмечают натянутыми на верёвку красными флажками, и животное боится даже их.

«Волк настолько боится, что не может выйти за эти флажки, не говоря уже о том, что побежит кого-то кусать», — говорит Виктор Фенчук.

Теоретически волк, конечно, может напасть на человека, но такое практически никогда не случается. По словам специалиста, если такой эпизод и произойдет, то это будет случайность, «но из-за репутации волка о случайных вещах мы говорим, скорее, как о системных».
 


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 11.05.2016

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.