Львы в Патагонии, леса в Шотландии и волки в Германии. Как учёные и активисты восстанавливают дикую природу по всему миру

«Во время ужина где-то в дебрях Патагонии Крис Томпкинс вдруг вспоминает о свежей туше гуанако (млекопитающее рода лам), лежащей недалеко от дороги. Крис встаёт из-за стола и отвозит своих собеседников к находящимся неподалёку лугам национального парка Патагония с задумкой всю ночь поджидать там с факелом горного льва, который придёт полакомиться останками лама-подобного существа», - пишет Джонатан Франклин для The Guardian.

Крис буквально обыскивала золотистые холмы в поисках 100-килограммовой туши, которую она видела за несколько часов до этого. Может, львы утащили её в кусты? Может, андские кондоры (американские грифы) кружат над ней, готовясь к тому, чтобы доесть оставшуюся плоть?

Во время поездки Томпкинс рассказывала о том, как вот уже на протяжении 25 лет она пытается сделать так, чтобы в Южной Америке снова жили некоторые исчезающие и докально уже исчезнувшие виды – от гигантских муравьедов и ягуаров на севере Аргентины до некоторых видов страусов на юге Патагонии.

Когда неправительственная организация «Сохранение Патагонии» выкупила землю, которая и стала этим парком, ламообразные гуанэко очень активно конкурировали за еду и территорию с приблизительно 25 000 овец. Но так как овцы со временем были проданы, а изгороди уничтожены, количество гуанэко стало стремительно расти и изначально неустойчивая популяция, состоящая из нескольких сотен особей, выросла до 3000 особей.

В 2004 году Крис Томпкинс вместе с мужем купила здесь 89 тысяч гектаров земли, и последующие годы пара посвятила восстановлению дикой природы на этой территории. С помощью сотен добровольцев «Сохранение Патагонии» превратила эти перенаселённые овечьи ранчо во всемирно известный образец экологического восстановления земель с помощью повторного заселения и разведения местных видов в рамках комплексной программы действий.

«Одичание», придуманное в 1990-х годах экологическим активистом Дейвом Форманом, - это крупномасштабное восстановление дикой природы, благодаря которому естественные процессы, которые могут и должны происходить в дикой природе, возвращаются и в целом «приходят в норму». Учёные всё чаще полагают, что лучше всего «сложная сеть всего живого» процветает в отсутствии вмешательства человека.

«Я большая сторонница человеческого невмешательства и отсутствия людей в принципе. Мне гораздо лучше удаётся ладить с «безлюдным миром», чем с миром людей, - говорит Томпкинс. - Я хотела бы изменить то, как в национальных парках по всему миру, где искореняются виды, осуществляется одичание. Оно (одичание) должно стать одной из ключевых целей национальных парков во всём мире. Как говорится, пейзаж без дикой природы – это просто декорации».

Крис Томпкинс и её покойный муж вложили в восстановление дикой природы Патагонии 170 миллионов долларов. Ещё около 45 миллионов долларов были пожертвованы филантропами по всему миру.

Приобретая огромные территории в Чили и Аргентине, Томпкинс запустила в работу проекты по восстановлению дикой природы, которые в результате добавили в национальные парковые системы этих стран более 4 миллионов гектаров земли.

Их стратегия по приобретению земли, освобождению её от скота и ограждений, а также повторному заселению локально исчезнувших видов или увеличению популяций видов, находящихся под угрозой, стала своеобразной лабораторией (если не образцом для подражания) для всех других проектов по восстановлению дикой природы на планете.

«По сравнению с Южной Америкой, где остались огромные дикие территории, в Европе речь идёт о восстановлении естественных процессов в действительно крупном масштабе, чтобы дикая природа могла заново развиваться»,  - говорит Франс Шеперс, управляющий директор «Одичания Европы».

«В Европе восстановительное движение очень обширно: речь идёт об успешном возвращении волков в Германию, лосей – в Данию, иберийской рыси – в Испанию, а зубров – в центральную и восточную части Европы».

Шотландские горы, в частности, восстанавливаются землевладельцами, которые стремятся не только помочь восстановить локально исчезнувшие виды, но также заново высадить величественный Каледонский лес, фактически утерянный столетия назад из-за масштабных вырубок и разведения овец, которые изменили земли до неузнаваемости.

В 1989 защитник природы Алан Уотсон Фезерстоун основал благотворительную организацию «Деревья для жизни», которая с тех пор посадила в Шотландии более одного миллиона деревьев. Также в этой стране заметны усилия по восстановлению торфяных болот и регуляции количества красных оленей.

Биологи считают, что популяция этих животных превысила количество, которое можно считать «здоровым», и что так произошло по большей части из-за отсутствия хищников, в том числе колков, которых раньше в Шотландии было намного больше, чем сейчас.

Движение за восстановление дикой природы формируется по всей Европе, и «Одичание Европы» сейчас координирует проекты в десяти странах.

«Нам нужно не только защищать природу, но также и восстанавливать её и создавать пространство для её развития. Многие экосистемы – основа нашего естественного благополучия – разрушены, - говорит Шеперс. - Даже в Европе мы можем позволить природе «придерживаться её собственного курса», а не курса людей, которые занимаются её управлением и контролем».

Кристиан Сокедо, ветеринар и нынешний руководитель программы сохранения дикой природы в национальном парке Патагония, описал одичание как моральную проблему, связанную с предотвращением вымирания.

«Мы не просто теряем животные виды, а сокращаем собственные шансы на выживание в долгосрочной перспективе».

Указывая на восстановление популяции горных львов в парке, Сокедо говорит: «Мы не просто сохраняем пейзаж и дикую жизнь, но также чистую воду, леса и функциональные экосистемы. Если у нас нет хищников, стоящих на вершине пищевой цепи, популяция гуанэко чрезмерно растёт, и это влияет на растительность. Мы все связаны друг с другом. Проблема людей заключаетя в том, что мы сейчас слишком далеки от природы».

 


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 23.07.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.