Промышленность и столица: почему в Минске медлят с выносом за город?

Заводы переезжают за город, но намного медленнее, чем планировали городские власти, а в ноябре Мингорисполком вообще назвал это неактуальным.

Минск задумали сделать более «столичным», изменив отношение к земле

Предприятиям не место в столице – об этом с 2003 года говорят столичные градостроители. Несмотря на их усилия, промышленные территории сейчас занимают от 17 до 18% территории города – примерно как в Киеве. Как мы пришли к такой ситуации? Разобраться помогает Николай Александрович Латан, кандидат архитектуры и  бывший главный архитектор проектов УП «Минскградо».

«С переходом Беларуси к рыночным отношениям изменилась градостроительная политика в формировании городской среды. В начале 2000-х также пришло новое городское руководство, заинтересованное в переменах», – говорит он в интервью альманаху «Городские тактики» в 2015 году.

Эти перемены постарались воплотить специалисты проектного института «Минскградо», созданного чуть ранее. Они занимались определением перспектив развития города и его столичными функциями. В основу лёг «Стратегический план устойчивого развития Минска до 2020 года», над которым начали работать в 2002 году и приняли в 2004.

В Стратегии выделили 5 направлений: «Город здоровья и высоких социальных стандартов», «Город знаний и наукоемких технологий», «Город – центр международных коммуникаций», «Город, привлекательный для бизнеса и инвестиций» и «Город, развивающий демократию с широким участием граждан».

Кадр из фильма про МинскКадр из фильма про Минск

В этом плане впервые поднимался вопрос повышения столичного статуса Минска. К направлениям привязали откорректированный в то же время генплан. Его приняли в 2003 году, и в нём впервые установили количественные показатели развития города, которые были названы регламентами.

Было выделено 5 основных функциональных зон в городе: жилая, производственная, общественная, ландшафтно-рекреационная и инженерно-транспортная. Для этих зон количественно определили соотношение территорий.

Производственные зоны регламентировались

  • по показателю эффективности использования земли, который снижался от центра к периферии;
  • экологичности (размеру базовой санитарно-защитной зоны)
  • плотности работающих
  • виду застройки в зависимости от типологии промышленного производства (машиностроение, пищевая промышленность и так далее).
  • Роль играла архитектура сооружений и её влияние на визуальное восприятие города.

Регламенты должны были способствовать формированию высококачественной городской среды столицы (через более эффективное использование земель) и переходу на рыночные отношения, вследствие которых возрастала стоимости земли.

Согласно регламентам, определённым генпланом, могло приниматься решение о том, что предприятие необходимо вынести за его черту. Список предприятий обсудили на совещании в Мингорисполкоме в 2005 году.

В список вошёл и аэропорт “Минск-1”, но закрыли его для коммерческих рейсов только в конце 2015 года

 

Сколько предприятий собирались вынести: 36, 200 или 19?

Согласно критериям, описанным выше, с учётом экономических показателей предприятий и стоимости земли было определено 36 крупных предприятий, не соответствующих регламентам.

По поручению Совета министров были разработаны бизнес-планы по их перебазированию, переносу или перепрофилированию. Для них выделили площадки, подготовили проектную документацию.  Но не всё пошло гладко. Вынос птицефабрики им. Крупоской был отсрочен, чтобы окупить затраты на модернизацию, которая закончилась недавно, в 2003 году. Был возмущён выносом «Амкодор», который говорил о своих вложениях в основные фонды. Чтобы мотивировать предприятия, в Мингорисполкоме им преложили искать решения самим, угрожая полной ликвидацией.

В 2006 году в список предприятий на вынос с 36 был сокращен до 25. Среди них были, например, завод «Кристалл» и ОАО «Дрожжевой комбинат». «Кристалл» – один из немногих в списке, кто всё-таки освоил выделенную территорию.

Этому заводу выделили 12 гектаров территории за МКАДом. Сейчас на этом участке построен логистический центр, склады, хотя план был разработан для переноса или создания нового предприятия.

К настоящему времени из 25 предприятий вынесена почти половина. В ближайшее время планируется обсудить вынос швейной фабрики «Алеся».

Фабрика «Алеся» с высоты. Фото – onliner.by

В 2010 году количество предприятий, которых не должно быть в городе, увеличилось в разы. Была разработана корректура генплана. Терминология изменилась, и вместо понятия «выносимый» появился термин «несоответствующий регламенту генплана».

Список ведущих предприятий дополнился менее значимыми объектами и вырос до 200 производственных организаций. Они взяты из планов детальной планировки, которые были разработаны с 2003 года. Это были предприятия с низким показателем плотности застройки, низкими экономическими показателями или определённым видом застройки, расположенные в большей мере в жилых и общественных зонах.

Например, в список вошли транспортные предприятия, авто- и строительные базы, организации областного и республиканского подчинения, в том числе производственные базы различных министерств. Помимо этого туда внесли тех, кто в связи с формированием улично-дорожной сети попал в технические коридоры для устройства улиц.

В сентябре 2010 года согласно постановлению СовМина N976 до 2020 года из Минска было решено перенести 19 предприятий. Из них 12 – до 2015 года. Часть до сих пор работает в городской черте: РУП «Минск Кристалл», ПРУП «МЗОР» и другие.

Фото – minsk-old-new.com

 

Сдавая площадки в аренду, предприятия имеют меньший стимул уезжать и развиваться

Но при составлении списков не было учтено, что прошло время, и промышленные предприятия и производственные базы начали массово сдавать помещения в аренду малому бизнесу, таким образом стабилизируя своё экономическое состояние.

Предприятия превратились в так называемые промышленные отели, где внаём сдаются как земельные участки, так и производственные площади зданий. Это влияло на желание предприятий модернизироваться или уезжать из города.

Такие непроизводственные источники дохода дают возможность убыточным предприятиям компенсировать свои издержки и держаться «на плаву», и не являются стимулом для технологической модернизации или любых других преобразований, «продлевая существования на сегодняшнем технологическом уровне, который не является высоким», – говорит Николай Александрович.

В то же время переезд – это инвестиции, вложенные в сооружение новых, современных помещений. Новые условия потенциально позволяют переход к более высоким технологическим укладам, которые несовместимы, например, с микроклиматом или качеством коммуникаций в старых зданиях.

Так выглядит пространство «Сталоўка XYZ» в бывшем заводском здании. Фото – kultprosvet.by

 

Инвестор уходит, когда появляются дополнительные затраты

С другой стороны, вынос предприятий тормозит то, что инвесторам предлагают не слишком выгодные условия. Например, новые площадки предоставляют без инфраструктуры, кроме того, на плечи инвестора ложится демонтаж предприятия, выкуп земли, закупка оборудования и строительство нового предприятия – уточняет  Николай Александрович.

Для 25 предприятий в 2006 – 2007 годах были разработаны бизнес-планы переноса. Их показывали инвесторам, но переговоры, как правило, заканчивались в момент, когда размер вложений вырастал на сумму дополнительных затрат.

«И инвестор уходит. Поэтому на сегодняшний день в городе, кроме СЭЗ, промышленностью практически никто не занимается», – говорит Николай Александрович. По его словам, иностранный инвестор имеет возможность найти другие площадки за пределами столицы и республики, где подобных вложений от него не потребуют.

Пример современной промышленной архитектуры, здание находится в СЭЗ-Минск. Фото – alutech-group.com

 

Предприятия участвуют в принятии решений, но потом саботируют их

Сами предприятия, о которых идёт речь, принимают участие в обсуждении Генпланов и решений, которые отражаются в планах детальной планировки районов. Почему же, не протестуя в момент принятия решений, они потом фактически саботируют их?

По мнению собеседника, нет экономических или правовых механизмов, которые могли бы стимулировать предприятия. Поэтому подписанные бумаги предприятия воспринимают пассивно.

Например, всякий раз, когда заходит речь о выносе ОАО «Дрожжевой комбинат», его руководство взывает к тому, что надо «сохранить трудовой коллектив». Хотя издержки на поставку сырья не в центр города, а за город были бы меньше, и ещё меньше – если применить принцип кооперации производства и перенести завод к источнику сырья, в Слуцк.

Ещё один пример – «Минская птицефабрика имени Крупской», где провели модернизацию уже после принятия решения о выносе, видимо, рассчитывая, что выноса не будет.

Янкель Раковщик, основатель Дрожжево-винокуренного завода, 1891 год. Фото – belyeast.by

 

Политика города

Одними из важных факторов, которыми чуть ранее сдерживалась реструктуризация промышленного комплекса и вынос предприятий, являлись скрытая безработица с одной стороны, и обезлюживанием производств – с другой. Первое в виде неполных рабочих дней, второе – сокращение количества работников при модернизации производств.

Таким образом, причины пассивно относиться к идее выноса есть и у инвесторов, и у предприятий. О том, надо ли перенос самому городу, заставляет задуматься его непоследовательная политика.

Сейчас идет замедленный «естественный отбор» убыточных предприятий, и кое-кого переносить вовсе не придётся. Так случилось с «Экспериментальным заводом имени Гастелло» – он должен был перестать существовать, но по каким-то причинам город не освободил землю, а перепродал её вместе с недвижимостью ОАО «Амкодор».

В  генплане согласно функциональному зонированию эта земля обозначена как общественная зона. Но рядом в скором времени будет замыкаться первое транспортное кольцо, и с него будут видны одноэтажные промышленные цеха, что никак не вписывается в представления о панораме столицы. И это не единичный случай.

К тому же не все предприятия, внесённые в список, есть смысл перебазировать. Это становится ясно при понимании, что такое в принципе перенос производства: землю не перевезёшь, а оборудование устарело. Например, на «Мотовелозаводе» в 2007 году износ основных фондов составил 95% (а до 20 декабря 2018 года ОАО «Мотовело» предписано ликвидировать).

Поэтому многие производства нужно вообще закрывать.

Двор «Мотовелозавода», фото – Иван Муравьёв

 

Вынос идёт не по плану, но предприятия уезжают

Это – пример публичной политики управления формированием городской среды и городскими территориями. Вынос предприятий осуществляется через точечные воздействия, и в итоге нарушается градостроительная политика, хотя градостроительные документы и имеют статус подзаконных актов.

Но, несмотря на медленность, динамика процесса есть, – подытоживает собеседник. Хотя предприятия не очень заинтересованы в переезде из города, и для их мотивации хорошо бы создать преференции. Но тем не менее «медленно, но происходит осознание субъектами хозяйствования и управленцами, что им не место в Минске», – говорит Николай Александрович.

По мнению собеседника, существенные изменения могут произойти более быстро в результате строительства беларусско-китайского индустриального парка и промышленного строительства в городах-спутниках.

Пока же, согласно генплану-2015, площадь промышленных территорий столицы сократится не намного – всего на 7% (не соответствуют примерно 320 предприятий). Площадь промышленной застройки в Минске по-прежнему останется в 2-4 раза выше, чем в европейских столицах.

\

Фото с Тelegram-канала Горад для гараджан

Текст подготовлен при сотрудничестве с редакцией журнала "Городские тактики"


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 13.06.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.