«Про Фукусиму почти не вспоминают». Беларус о городах и быте в Японии

Программисты из Беларуси, кажется, покорили весь мир, и мы говорим с одним из них – Александром из Минска. Он переехал в Осаку и рассказывает о городе, людях и обо всём, что может касаться экологии вокруг него.

16.03.2018 Вакол свету Аўтар: Анна Волынец Фота: Из архива героя

В свои 30 лет Александр пытается говорить на одном из азиатских языков, потому что переехал в Японию. Чтобы добиться этого, он потратил месяцы на поиски работы и разослал пару сотен резюме.

Повезло: его взяли в компанию, где не слишком тщательно соблюдают японские бизнес-традиции и готовы принять иностранца.Так почти год назад Александр оказался в Осаке, где занялся искусственным интеллектом для электронного консьержа.

Осака – крупный портовый и торговый город, а также центр одноименной префектуры, третьей по размеру в Японии. Его население немного больше, чем в Минске, а население префектуры (что-то вроде области) – немного меньше, чем в Беларуси.

 

Шарообразный бизнес-центр может оказаться узкой постройкой

Осака – типичный мегаполис из азиатского кино. Только небоскрёбы не на каждом шагу, а в центре и в новых районах. Свободного места не хватает, а потому многие здания в городе узкие и высокие. С виду шарообразный, бизнес-центр может оказаться узкой постройкой, по форме напоминающей парус.

Здесь часто строят частные компании, и единообразия в архитектурном плане нет, как будто они между собой соревнуются. Например, компания «Аксис» тяготеет к треугольным или пирамидальным формам и молочно-белому цвету, и их здания напоминают какую-нибудь игру-стратегию про космос.

Темнеет рано, часов в шесть, но уличное освещение вполне справляется. Оно довольно мягкое, что компенсирует подсветка витрин и зданий. Чтобы найти тёмный переулок, где ничего не видно, надо постараться.

 

Транспорт и велосипедные стоянки

Я передвигаюсь по городу пешком или на метро. Велосипедом обзавестись нет времени и желания, хотя это популярный транспорт: велосипедные парковки у железнодорожных станций или автовокзалов часто превосходят по размерам стоянки для авто.

Почти у каждой станции метро есть подземная или надземная платная парковка для велосипеда. Забрасываете деньги, и приезжает лифт. Закатываете велосипед, записываете код – и автоматика спустит ваш велосипед вниз, запарковав его в нужном месте.

Японцы редко живут вблизи от офиса и по утрам ездят на работу на личном авто, но чаще на поезде или метро. Проездной (тейки-кен) от места жительства до работы в большинстве случаев оплачивает компания, в случае с машиной она компенсирует бензин.

Автобусы в городе тоже есть, но в основном для спальных районов. Плюс в Осаке есть единственная трамвайная линия от здания железнодорожного терминала Абено до одного из старейших синтоистских святилищ.

В префектуре Киото

 

Через бесконечный город – на поезде-пуле

В Осаке восемь веток метро и более 120 станций. Технически после Осаки линия метро переходит в железную дорогу, но состав остаётся тот же. Так для пассажира ничего не меняется, и, например, в Нару в соседней префектуре можно попасть на метро.

В соседние города региона можно добраться либо на JR (японская железная дорога, это немного дороже) либо на частных линиях.

На дальние расстояния есть несколько вариантов. Дорогой, комфортный и увлекательный – шинкансен: те самые поезда-пули, преодолевающие под сотню километров за 15-20 минут. Менее дорогой – домашние авиалинии, ещё менее дорогой, но долгий – обычные поезда и лимитед-экспрессы. Совсем дешёвый и самый долгий – ночные автобусы.

Тот самый шинкансен, который с трудом разглядишь в движении

Понять, находитесь Вы ещё в Осаке или уже в городе-спутнике, можно разве что по карте, а если вы едете на метро – то по вывескам с названием станций. Визуально границы весьма смазаны, но, естественно, за исключением дальних поездок, где городские пейзажи сменяются горами, полями, лесами и деревеньками.

 

Почему Феррари не обгонит «квадратную» малолитражку

В силу того, что многие улицы узкие, а налоги на автотранспорт высокие, достаточно популярны кей-кары (небольшие автомобили с объёмом двигателя меньше 1 л – ред.), микро- и малолитражки, названные кем-то «квадратными машинками». Хотя и представительских машин тоже хватает: за первый месяц насчитал пару десятков Феррари и Бентли, не считая всяческих Мерседесов.

Над обычными дорогами здесь тянутся громадные эстакады платных дорог, или же хайвэев, связывающих города региона. Хайвэи огорожены шумоотражающими щитами, поэтому снизу их практически не слышно. Но если вы живёте в высотке вблизи хайвея – вам, увы, не очень повезло.

 

Утеплённые стены? Не слышали!

Я живу в принадлежащем нашей компании шейр-хаузе, который по совместительству является хостелом, и могу сказать: оплата аренды – основная часть расходов того, кто не имеет собственного жилья.

Большую часть коммунальных платежей составит плата электроэнергию, которую потребляет кондиционер (расходы на воду, газ, свет, интернет, отчисления за лифт и общие площадки – $140-190).

Здесь субтропики, так что летом жарко, в среднем +32-34С. И ты выбираешь: либо свариться от духоты, либо включить кондиционер и платить. Кстати, часто в особо жаркие дни на выходах со станций и из крупных магазинов стоят люди и раздают бумажные или пластиковые вееры, разукрашенные рекламой.

Зимой температура в Осаке редко опускается ниже +5С днём и 0С ночью, но всё равно холодно: нигде, кроме Хоккайдо, в домах нет отопления.

 

Аудиосреда: с вами говорит город

Шумно здесь или нет? В тусовочных районах вроде Намбы или Умеды — да, в портовых и припортовых, как Суминоэ – в зависимости от времени суток, в спальных районах — тишь.

Хотя ночные «полёты» местных стритрейсеров-нелегалов по трассе часа в три — то ещё «удовольствие». Но довольно быстро привыкаешь и замечаешь меньше, чем гиперактивного соседа за стеной.

Вблизи тусовочных районов, часто ездят рекламные грузовички. По бортам их кузова развешана неоновая реклама, а из закреплённых динамиков звучат рекламные джинглы и джей-поп. Но не слишком громко.

Иногда, но редко, можно увидеть чёрные, испещрённые пафосными политическими лозунгами, грузовики и автобусы местных консервативных и националистических партий, которые любят транслировать на полную громкость военные песни и речёвки.

Голосовым оповещением оборудованы и простые грузовики, от которых раздаётся: «Будьте осторожны, машина собирается поворачивать». С Вами попытаются «разговаривать» даже торговые автоматы, фотобудки и лифты: «Мы приехали на нужный этаж».

 

Таблетки в кульке и кулинария с уценкой

Продукты в основном натуральные. Если на этикетке местного «бомжпакета» (продуктов быстрого приготовления – ред.) написано «с креветками», то в баночке будет 3-5 сушёных креветок, а не ароматизатор. Морепродукты всегда свежие, сезонные овощи и фрукты — тоже.

Консерванты и красители встречаются, но в последнее время японцы зациклились на ЗОЖе, и на каждом ценнике указано количество калорий, а на упаковке – информация про ГМО, глютен и т. п. ЗОЖ у японцев соседствует с привычкой к сильнодействующим энергетикам или к кофе (как тут говорят, «кохии», акцентируя последнюю гласную).

Продукты вроде «гнилой картошки из Евроопта» тут найти можно, но скорее в магазинах для малообеспеченных людей за символическую цену. «Химия» из смеси ароматизаторов, красителей и загустителей тоже стоить будет копейки.

Купить что угодно здесь не составляет проблемы, разве что вы охотитесь за чем-нибудь редким. Предвосхищая вопрос: да, квадратные арбузы на самом деле существуют, но встречаются не особо часто. Один такой арбуз будет стоить в районе 40-50 долларов.

Чипсы в шоколаде

Кстати, если собираетесь покупать готовые блюда, то лучше посетить супермаркет после 16.00 или ближе к закрытию. В это время на большинство «остатков» действуют скидки. Японцы считают, что лучше продать дешевле, чем потом выбрасывать неликвид и думать об утилизации.

Здесь проще с лекарствами: в аптеке вас не будут заставлять покупать, к примеру, полную упаковку назначенного медикамента, если вам нужны всего по две таблетки в течение трёх дней. Просто свернут кулёк, в него положат те самые шесть таблеток. Та же история с порошками – отмеряют на весах нужное количество и выдадут в кульке.

 

Воробьи улетают, и дедушка идёт за метлой

Живность в городах обычная: комары и бабочки, чайки, голуби, крупные чёрные вОроны, воробьи. Вороны любят копошиться в выставленном с утра для сбора мусоре, и владельцы зданий предоставляют в аренду специальные проволочные сетки, чтобы его закрывать.

Рядом с моим старым офисом находилась небольшая картинная галерея, хозяин которой, душевный дедушка далеко за 60, любил подкармливать воробьёв зерном и хлебными крошками. А когда воробьи улетали, дедушка шёл за метлой и убирал недоеденное.

В Киото и Наре (не настолько урбанизированных городах других префектур) всё куда разнообразнее: дикие утки с выводком в реке, кружащие над той же рекой коршуны.

В своё время в Наре, возвращаясь часов в 9 вечера через парк, я насторожился, увидев плакат «Внимание, в парке замечен дикий кабан». Что представит житель СНГ? Секача во время гона. А на деле японский дикий кабан — небольшая и даже милая зверушка, чем-то похожая на домашнего поросёнка, который просто давно не брился.

Русло реки Камо

 

Городские пауки и ручные олени

В Наре куда более осторожным стоит быть при встрече со стадом оленей, особенно в их брачный период, когда самцы ещё не сбросили рога. Умиляться оленихе и её детёнышам лучше на расстоянии.

Хотя за годы олени выработали апатию по отношению к «странным двуногим оленям». В особо людных местах они сами Вас найдут, а кто посмелее – потребует ништяки. Можно попытаться привлечь внимание оленя, и к Вам повернётся морда с бездонными и вечно мокрыми огромными глазами, молча вопрошая: «Печенье принёс?» Печенье продаётся тут же, в автоматах.

Что мне нравится в японцах – их способность к искреннему и детски-наивному умилению, казалось бы, повседневным вещам. Особенно это выделяется на фоне постных белых туристов. Ближайший пример – молодой оленёнок, носящийся туда-сюда по опушке парка.

– О, малыш оленёнок так быстро бегает! Здорово! – это семейная пара лет сорока наблюдает, пока бабушка с внучатами из той же семьи кормит оленей.

И если олени действительно милые, то осенние пауки, плетущие себе сети диаметром в пару метров в кронах деревьев и на трансформаторах, – это просто конец всему. Сидит такое скукоженное посреди сетки, размером с колорадского жука. Дунешь на паутинку – в мгновенье ока оно расправит ноги в три раза длиннее тела и побежало.

 

Тротуар перед заведением моют, иногда с шампунем

Чисто ли в городе? Да, предельно чисто за исключением пары совсем бедных районов. Изредка можно увидеть на тротуаре окурок, но, как правило, там только опавшая листва.

Помимо урн для раздельного сбора мусора почти за каждым зданием закреплена территория, и по утрам можно увидеть убирающих там работников в спецовках. И это не считая того, что тротуар перед своим заведением утром промывают из шлангов, иногда даже с шампунем.

А ещё японцы придерживаются правила забирать свой мусор с собой, не оставляя после пикников смятых бутылок, грязных салфеток и всего подобного. Даже курильщики часто носят с собой карманные пепельницы.

 

Визуальная экология: провода, трансформаторы и реклама

Принято считать, что японские города обильно увешаны неоновой рекламой, но так далеко не везде. В основном, ближе к центру и в тусовочных районах. Вывески, даже если их много, не режут глаз: они будто стандартизированы по размерам.

А вот что действительно есть, так это мириады проводов, которые тянутся над улицами и порой причудливо переплетаются между собой. Трансформаторы тоже на виду: они, как правило, не закопаны в землю, а висят на столбах. Так их гораздо проще ремонтировать: природа здесь довольно капризна, и повреждения бывают после тайфунов и землетрясений.

 

Про Фукусиму почти не вспоминают

Катаклизмы и землетрясения здесь вещь вполне обыденная, почти ежедневно в какой-нибудь префектуре происходят подземные толчки в 1-2 балла, но на них никто не обращает внимания.

В префектуре Кагошима, к примеру, есть постоянно извергающийся последнее время вулкан Сакураджима, так там люди и к сыплющемуся на головы вулканическому пеплу привыкли.

Про Фукусиму тут уже особо и не вспоминают, разве что могут обсудить статью в газете или говорят в новостях о том, как идёт восстановление региона. И без неё забот хватает, тот же Ким Чен Ын с его ракетами и войной в солдатики – более животрепещущая тема.

Хотя и он важен не настолько, как заурядное событие: в баре подрались два монгольских йокодзуны, один ударил другого пультом от телевизора и вынужден был раскаяться за содеянное, публично посыпать голову пеплом и отказаться от титула. Да ещё и Император через год уходит в отставку – такого не было последнюю пару веков.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 16.03.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.