Рикши Дели: «Отравленный воздух нас убивает, но мы не можем бросить работу»

«У меня болят глаза, мне трудно дышать, но я продолжаю крутить педали моей повозки-рикши. Мое тело просит меня остановиться и бежать прочь от ядовитого смога в Дели, но я должен продолжать работать, чтобы прокормить семью. А куда мне еще податься? Улица - это наш дом», - говорит Санджей Кумар.

19.11.2018 Вакол свету Аўтар: Викас Пандей Крыніца: BBC Фота: Анкит Щриновас

Он приехал в Дели пять лет назад из восточного штата Бихар в поисках работы, но найти ничего не смог. Тогда он решил стать рикшей, чтобы хоть как-то держаться на плаву самому и отправлять немного денег своей семье. На аренду жилья после этого уже не хватало, и ему пришлось спать на улице.

«Я мечтаю о кровати, но знаю, что если это и сбудется, то очень нескоро. Я хочу нормально поесть, но это для меня такая редкость. Если бы я хотя бы дышал чистым воздухом, а зимой и это невозможно. Вы можете наслаждаться комфортом дома, а мне приходится все время быть на улице», - добавляет он.

Каждый год в ноябре и декабре качество воздуха в городе ухудшается, когда фермеры в соседних штатах сжигают жнивье, чтобы очистить поля. К этой вредоносной смеси газов добавляется дым от фейерверков, которые люди устраивают на фестиваль Дивали в ноябре.

В Дели трудятся тысячи рикшей, развозя людей по домам и до работы от вокзалов и станций метро. Но поскольку уровень загрязнения воздуха в некоторых районах зимой может в 30 раз превышать безопасный, рикши - основная группа риска. Педалирование дает дополнительную нагрузку на легкие, а загрязненный воздух лишь усугубляет проблему. Крошечные токсичные микрочастицы, известные как PM2.5, могут глубоко проникать в легкие и кровеносную систему.

Верховный суд Индии недавно обратил внимание на бедственное положение рикшей. Заслушав петицию, связанную с загрязнением воздуха, суд заявил правительству, что рекомендация оставаться в закрытом помещении не решает проблему.

«Они заняты тяжелым физическим трудом. Нельзя рекомендовать им прекратить работу из-за того, что работать утром небезопасно. Ситуация критическая», - отметил судья.

Все водители-рикши, с которыми я встречался, либо кашляли, либо жаловались на то, что им трудно дышать. Некоторые вообще еле-ели могли закончить фразу. Около одной станции метро смог был настолько густым, что во рту почти ощущался вкус пепла. А видимость была такой плохой, что ничего было не разглядеть дальше нескольких метров.

Но на улице по-прежнему трудились рикши, пробираясь через смог и с трудом дыша. Джай Чанд Джадхав приехал в Дели семь лет назад из штата Западная Бенгалия. Он говорит, что о перерыве в работе даже не думает.

«Я зарабатываю около 300 рупий (4 доллара) в день и трачу часть денег на покупку продуктов, а остальное откладываю для своей жены и двоих детей. Моя семья полностью зависит от меня, поэтому я должен продолжать работать, даже если мне тяжело дышать», - говорит Джай Чанд Джадхав.

Его рабочий день начинается в 6 утра, когда он отправляется к ближайшей станции метро, чтобы забрать первых утренних пассажиров. Он работает до 11 утра, а потом отправляется на поиски бесплатной еды в храмы и благотворительные организации. Он тратит деньги на еду только тогда, когда не может найти ничего бесплатного. Потом он работает до полуночи и отдыхает, когда нет пассажиров. Ужинает он обычно тем, что раздают в конце дня бездомным некоторые рестораны.

Но найти бесплатную еду удается не всегда, и многие рикши Дели так и остаются голодными. «Я привык крутить педали на голодный желудок, с этим я могу справиться. Хуже всего - это смог. От него такое чувство, что я кручу педали с 50 килограммами веса на груди», - говорит Джай Чанд Джадхав.

В последние дни он плохо себя чувствовал и стал больше кашлять после Дивали, праздновавшегося на прошлой неделе.

«Я не понимаю, почему люди запускают фейерверки, когда воздух и так сильно загрязнен. Они потом идут по домам, а мы мучаемся», - добавляет он

Пока мы разговариваем, вокруг нас собираются еще несколько рикшей, и все они жалуются на смог. Один из них, Ананд Мандал, только что, в полночь, закончил свой 18-часовой рабочий день.

«Работать так долго очень тяжело. Я чувствую жжение в груди, ужасно тяжело дышать, особенно когда кручу педали. В прошлом году у моего коллеги несколько дней были также же симптомы, в результате он попал в больницу и потом не мог работать несколько месяцев. Я очень этого боюсь и молюсь, чтобы со мной ничего такого не случилось», - говорит он.

У большинства рикшей в городе точно такие же проблемы. Химасуддин, который два десятка лет назад начал работать в старом Дели, говорит, что в столице никогда еще не было так плохо, как сейчас.

«Я - рикша, и я практически не загрязняю воздух. Наш вид транспорта - самый чистый. Но горькая ирония в том, что мы сильнее всех страдаем от токсичного смога», - говорит он. Химасуддин хочет, чтобы правительство помогало рикшам.

«Они [власти] могли бы по крайней мере дать нам временное жилье. Мы умираем медленной смертью, причем не по своей вине. Никто о нас не заботится, как будто мы вообще не существуем», - говорит он.

Его разочарование можно понять. Центральные и федеральные власти лишь советуют "оставаться в помещении" во время сезона смога. Но, к сожалению, это не выход для рикшей Дели, которым надо продолжать крутить педали.

«Наверное, голод - более острая проблема, чем грязный воздух. Поэтому до нас никому нет дела. А нам приходится продолжать работать, несмотря ни на что», - добавляет Химасуддин, прежде чем исчезнуть в плотном смоге.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 19.11.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.