Беловежская пуща: фотоохота на зубра

Фотограф Алексей Мараховец побывал в Национальном парке на фотоохоте и своим репортажем поделился с нами.

20.09.2016 Жывая прырода Аўтар: Брэсцкi Зялёны партал Крыніца: Беловежская пуща Фота: Алексей Мараховец

Поворот с трассы, навигатор путается и не может понять, где мы находимся. Но уже виден указатель – нам в деревню Белый лесок. Это у самой границы. Границы между миром людей и миром животных. Ну ещё и польской, конечно. Это не та Беловежка, которую описывают в путеводителях. Белый лесок – ворота в Дикий лес, в настоящую Пущу, в самые джунгли. Вот и ёжик беспечно перебегает нам дорогу – тут его дом. А ещё это дом для четырёх сотен зубров – старейших обитателей и властителей этих мест. На них мы и приехали поохотиться. Телеобъективами, разумеется. Хотя и обычная охота на них официально разрешена, и об этом я тоже хочу рассказать.

Саша встретил нас на мотоцикле при въезде в деревню. Он живёт в лесничестве, при котором построен большой гостевой дом для всех желающих побывать в заповедной Пуще. Там мы и поселились, заняв целый этаж пустующей гостиницы.

Александр не просто местный житель. Он родился в самом сердце Пущи, в одном из хуторов, которые до сих пор существуют на её Территории. Лесник и сын лесника: он, как никто другой, чувствует её, знает все её секреты, живёт по её ритмам. Саша любит вспоминать детство, когда прямо перед окнами его дома сходились в жестокой схватке олени-рогачи. И наверное поэтому, закончив лесохозяйственный факультет беларусского «политеха», он продолжил семейную традицию. Но не долго – терпения Саши хватило всего на пару лет. Охотовед в Беларуси – это скорее прислуга, которая устраивает охоту для богатых господ из России, Ближнего Востока и Европы: водит по лесу, показывает зверя, схроны, накрывает на стол.

Разойдясь во взглядах с руководством, Саша ушёл и теперь занимается своим любимым делом – ставит видеоловушки и снимает материал для европейских организаций по охране животных, встречает европейских учёных, помогает им в исследованиях животного мира Пущи. Саша – прекрасный фотограф-анималист. И ещё есть в нём что-то от Сталкера из одноимённого фильма Тарковского.

Въезд в Пущу на своём автомобиле строго запрещён. Мало того, Белый Лесок находится на приграничной территории, для въезда в которую по беларусским законам необходимо получать разрешение и платить пошлину. Если соберётесь в те края, то внимательно изучите эту тему. Неровен час – загремите в отделение со штрафом, а машину могут запросто эвакуировать, если оставите её там, где нельзя. Въехать в Пущу в этом месте можно только с Сашей и только на его автомобиле. Несмотря на то, что Александр уже давно не работает в лесничестве, запретить въезд в лес ему не имеют право, так как он там родился. А такие попытки иногда случаются – на прежней работе никак не могут простить ему тот смелый «уход из системы».

Ранее утро и вечер перед закатом – самое лучше время для фотоохоты. Днём зверь лежит в прохладном лесу и скрывается от двуногих врагов. Вечером, когда жара спадает (или утром, до жары), зубры и олени начинают выходить из чащ на луга. Поэтому первый наш выезд состоялся тем же вечером, в день приезда. Закутались до головы от клещей, приготовили телеобъективы с телеконвертерами: меньше, чем с 400мм тут делать просто нечего, пуганый зверь не подпускает и на 100 метров.

Дороги Беловежки – первое, что вызывает лёгкое удивление. Вся Пуща пронизана сотнями километров идеального асфальта в полторы полосы. Но этими дорогами могут пользоваться только те, кто живёт в хуторах Пущи и работники лесничества. Ах, да, ещё «сами знаете кто» (примечание редакции) конечно. Помните, где закончился СССР и начался СНГ? Да, именно в Беловежской пуще, в охотничьей усадьбе «Вискули», где сейчас находится суперохраняемая резиденция «сами знаете кого» (примечание редакции).

Подъезд к ней закрыт за полтора километра до ворот, а сам периметр после событий на Украине был оборудован новыми системами защиты. В километре от поворота на Вискули, охраняемого двумя зубрами, есть вертолётная площадка посреди леса.

На первой вылазке никого не нашли. Поле было пустое, зверя на нём не было. На второй точке повезло чуть больше. Издали заметили небольшое стадо зубров, до которого нужно было идти около километра по высокой траве. Эта трава – дом родной беловежских клещей, которых мы приносили на себе по 15 штук за раз. На одежде, слава богу. После каждой такой вылазки следовала немедленная процедура самоосмотра и карантина одежды.

Через несколько минут пришла первая удача – Саша своим зорким взглядом заметил голову косули. Голова косули в ответ заметила нас и задала стрекача по направлению к лесу. На этот раз ей повезло – с 15 мая по 30 сентября на неё разрешена индивидуальная охота. В качестве трофея вам разрешат забрать череп с рогами, за который нужно будет заплатить от 300 до 1000 евро. А просто ранить животное стоит 300 евро.

Приближаясь к стаду включаем режим полной тишины. Теперь разговаривать нельзя, наступать на сухие ветки нельзя, идти нужно быстро, по кромке леса. Между нами и стадом небольшая речка, из-за которой ближе, чем на 300 метров нам уже не подойти.

У зубра очень чуткий нюх, почти как у собаки. Они уже знают, что мы тут, но пока не подают виду – слишком далеко. Останавливаемся под деревом у речки и снимаем. Потом всё стадо легло в траву и на этом решили заканчивать с этим местом.

Пуща непредсказуема и умеет преподносить сюрпризы. Можно целый день безуспешно пробегать по зарослям в поисках зубров и случайно встретить его у дороги, возвращаясь домой. Так произошло и с нами. Старый зубр-патриарх стоял у самой обочины и с интересом разглядывал нас.

Нам даже не пришлось выходить из машины, чтобы его сфотографировать!

В какой-от момент зубр всё же решил отойти на безопасное расстояние...

...и облегчиться на всякий случай. Хотя, мне кажется, этим он просто показал своё презрение к роду человеческому.

Солнце начало садиться, удлиняя тени от предметов и заливая деревья мягким, бархатистым светом. Самое время найти стадо и попытаться поснимать его в контровых лучах. И опять нам повезло – Саша вновь увидел стадо, к которому нам пришлось бежать, продираясь сквозь заросли кустарника и перелезая через упавшие деревья. Но мы успели и поймали удачу за кончик хвоста!

Вот он, экстаз фотоохотника! Экстаз продлился не долго – разгорячённые кроссом и азартом, мы слишком шумно себя вели, чего не могли не заметить зубры. Они убежали в лес.

Программа первого дня была полностью выполнена и даже перевыполнена. Про утреннюю вылазку я расскажу в другой части, а в этой продолжу про зубров. Так много хочется про них рассказать, но я никак не придумаю, с чего начать. 

Беловежский зубр – последний представитель диких быков в Европе. Зубр – самое большое наземное млекопитающее Европы (масса до 1,2 т). Ближайшим родственником зубра является американский бизон, с которым он способен скрещиваться без ограничений, давая плодовитое потомство – зубробизонов. В 20-х годах прошлого века зубр находился под угрозой исчезновения. Все сегодняшние зубры происходят всего от двенадцати особей, находившихся в начале XX века в зоопарках и заповедниках.

По информации руководства национального парка «Беловежская пуща», на данный момент в пуще насчитывается около 450 зубров, в то время как оптимальной их численностью для заповедника является 250–300 особей.

Сегодня зубр уже далеко не у порога исчезновения. Однако одна угроза сменилась другой – при создании небольших популяций зубров им угрожает близкородственное скрещивание и генетическое вырождение. Единственный выход – расселять зубров на большой площади, включая и леса России.

А пока Беларусь борется с «перенаселением» лесов зубрами с помощью лицензий на охоту. Убить зубра стоит от 3000 до 25000 евро, в зависимости от пола, возраста и других характеристик. По закону, разрешён отстрел животных из так называемого резервного генофонда: самок старше 18 лет и самцов старше 14 лет, молодых самцов, изгнанных из стад и не вернувшихся обратно в течение трёх месяцев, а также больных или травмированных животных.

А теперь скажите, как вы определите в оптическом прицеле винтовки, «ху из ху» в этом, к примеру, стаде? Кто из них болен или кому сколько лет? Поэтому отстреливаются все подряд, без разбора. Вопрос в цене.

В последний вечер я решил сыграть с зубрами в одну игру: как близко я смогу подойти к ним. Нас разделяло только поле с невысокой травой, по которому я шёл и останавливался, ставя камеру на штатив. Зубры давно меня заметили и пристально смотрели.

В то же время, настолько запуганы человеком, что не представляют совершенно никакой угрозы для него. Простой деревенский бык в сто крат опаснее зубра.

Игра завершилась на стандартных 100 метрах, когда всё стадо, словно по команде, пришло в движение. Отбежав ещё на 100, они остановились. Больше преследовать я их не стал.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 20.09.2016

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.