Как долго будут тестировать медикаменты и косметику на животных?

Только в виварии Института радиобиологии НАН Беларуси ежегодно умирает 7 тысяч подопытных животных.

Информация об использовании лабораторных животных становится всё более открытой (но не в Беларуси).

«Мы должны показать общественности, что стандарты обращения с лабораторными животными находятся на высоком уровне, чтобы укрепить доверие учёным в этих вопросах» - пишет доктор Сара Бейли для The Guardian.

Работа доктора Сары Бейли в университете Бата посвящена тому, чтобы понять, как мозг реагирует на стресс и как учёные могут использовать эти знания для разработки новых и лучших антидепрессантов. В своих исследованиях Бейли и её коллеги используют мышей для изучения того, как их поведение изменяется в ответ на стресс или потенциальный новый медикамент. Учёные анализируют изменения, которые произходят в головном мозге мышей, чтобы идентифицировать, что именно влияет на их поведение в состоянии стресса.

Более четырёх миллионов взрослых в Великобритании имеют депрессию, и лишь около половины пациенток и пациентов отреагируют на лечение существующими препаратами.

По словам Сары Бейли, существует жизненно важная потребность в том, чтобы учёные узнавали и понимали больше о происходящих в мозге процессах, вызывающих депрессию: это поможет создавать лучшие препараты для лечения. И исследования на животных, на её взгляд, всё ещё играют ключевую роль и в этом поиске, и в процессе создания других лекарственных средств.

Если вы когда-либо в своей жизни принимали медикаменты, вы получали непосредственную выгоду от тестов на животных в медицинских исследованиях. Но насколько неизбежен такой подход к разработке медицинских препаратов?

Этические аспекты развития медицины – очень многогранная и сложная проблема. И вопросы методологии проведения лабораторных исследований – это во многом вопросы о власти, а не о неизбежной необходимости. Технологическое развитие науки во многом связано с трансформацией этических норм и сужением спектра «приемлемых» методов исследований на людях и животных.

Исследования на животных до сих пор широко используются не потому, что они жизненно необходимы для тестирования лекарственных и косметических средств, а потому, что мы по-прежнему считаем это приемлемым способом апробации.

Научные институты по всему миру могли бы сэкономить огромные суммы денег, если бы пропускали стадию исследований на животных и напрямую переходили бы к тестам на людях (к этому методу исследований тоже есть много этических вопросов, но человек, в отличии от животного, имеет выбор, участвовать ли в подобных экспериментах). Но тесты на животных всё равно массово проводятся, потому что их гибель в случае неудачи считается «приемлемой потерей».

 

Талидомидовая катастрофа

Как бы сторонницы и сторонники обязательного тестирования на животных не убеждали нас в том, что эти эксперименты необходимы для нашей же безопасности, в медицине достаточно примеров, доказывающих, что это не всегда так.

Один из самых ярких примеров того, что тесты на животных могут не показать реальную опасность медицинских препаратов для людей, - это история со снотворным средством тамиломид, которое прекрасно проявило себя на лабораторных мышах (и даже не убивало подопытных при передозировке). Препарат начали активно рекламировать как средство, которое помогает беременным бороться с бессонницей, тревожностью и утренней тошнотой.

Но, как выяснилось со временем, талидомид, принимаемый женщинами во время беременности, приводил ко множественным патологиям плода. Чаще всего встречались следующие аномалии: укорочение или полное отсутствие рук и/или ног, умственная отсталость, дефекты развития глаз, ушей, сердца, половых и внутренних органов.

Эта история заставила медицинское сообщество серьёзно пересмотреть стандарты тестирования и лицензирования медицинских препаратах. В ситуации, когда речь шла о тысячах пострадавших, стало ясно, что тесты на животных – это не панацея и не гарантия безопасности.

Безусловно, не существует ни одного полностью безопасного медицинского препарата: любой медикамент имеет побочные эффекты, и у отдельных людей может проявляться индивидуальная непереносимость отдельных компонентов.

Но задача учёных - свести побочные эффекты к минимуму, и для этого надо в том числе совершенствовать подход к тестированию медицинских и косметических препаратов и их компонентов.

Пока медикаменты испытываются на животных, это позволяет создавать иллюзию, будто для нашей безопасности делается всё возможное. Но вряд ли это тот вопрос, в котором стоит довольствоваться малым.

 

Тестам на животных есть лучшие альтернативы

В 2014 году в медицинском журнале BMJ было опубликовано исследование Пандоры Пайнд и Михаэля Бракена «Являются ли исследования на животных достаточно доказательными, чтобы быть краеугольным камнем медицинских исследований?»

В своей работе учёные пришли к выводу, что «если исследования, проведённые на животных, по-прежнему не могут достоверно предсказать, как на препарат отреагирует человеческий организм, одобрение и финансирование доклинических исследований на животных кажется неуместным».

Исследования, проведённые на людях-добровольцах, применение сложных вычислительных методов и исследования in vitro на основе клеток и тканей человека имеют решающее значение в развитии медицины. Учёным уже известны методы исследований, не связанные с животными, и практика вновь и вновь показывает, что эти методы дают более точные данные в сравнении с экспериментами на животных.

По данным российского центра защиты прав животных «Вита», ежегодно во всём мире погибает более 150 миллионов подопытных животных.

«Основная часть подопытных животных - 65% - используется в медицинских исследованиях при испытании лекарств и новых методов лечения. На фундаментальные (медицинские, военные, космические и др.) исследования приходится 26% экспериментов. 8% животных гибнет в тестах на токсичность при разработке косметики, промышленных соединений и пр. В студенческих экспериментах гибнет 1% всех лабораторных животных».

А американская зоозащитная организация PETA утверждает, что более 100 миллионов подопытных животных каждый год погибает только в США. Зачастую их смерть весьма мучительна.

«Перед смертью животные могут быть вынуждены вдыхать токсичные пары, или быть на несколько часов обездвижены с помощью удерживающих устройств, или иметь просверленный череп, или получать ожоги на коже».

 

Специфика беларусского подхода

В Беларуси тесты на животных активно используются и для обучения студенток и студентов, и для сертификации косметической продукции.  Судя по заявлениям учёных, периодически появляющихся в прессе, системного понимания того, что тесты тестирование препаратов на животных неэтично, в нашем научном сообществе нет. И хоть в беларусских лабораториях используются в том числе и альтернативные методы исследований, нет причин полагать, что в ближайшее время наши учёные полностью откажутся от использования животных.

Так, например, старшая научная сотрудница лаборатории токсикологии в РНПЦ гигиены Светлана Петрова в интервью задаёт популярный манипулятивный вопрос: «И, если честно, лучше ведь опробовать косметику на кролике, чем на человеке – на вас или вашей подруге, правда?»

Безусловно, мало найдётся желающих проверить на себе препарат, который раньше не проверялся вообще никак и нигде. Но современные гуманные методы исследования и не предполагают такого подхода! Разрабатываются новые методы, которые не сопряжены с насилием, и говорить о них как о не совсем настоящих – это сомнительный подход.

Хорошая цель не должна оправдывать садистских средств, и когда сотрудница лаборатории говорит, что у подопытных животных прекрасные условия жизни, стоит помнить о том, что живут эти животные недолго, всю жизнь проводят в маленьких клетках, а умирают порой мучительной смертью.

Напомним, что с 2013 года на территории Евросоюза запрещено продавать косметику, которая прошла тестирование на животных. Как бы ни пытались беларусские учёные убедить нас в том, что тесты на животных людям жизненно необходимы, практика показывает, что это, прежде всего, этический, а не научный вопрос.

Людмила Логиновская, директор Центра этичного отношения к природе, очень обеспокоена тем, что Беларусь всё ещё не отказалась от тестирования косметики на животных: «У нас в Беларуси по сути нет косметики, которая бы не тестировалась на животных. Существует перечень обязательных тестов: нельзя сделать, например, три теста, а оставшиеся два не сделать. Регламент предписывает делать их или с помощью альтернативных методов, или на животных, но в данный момент в РНПЦ нет, например, модели реконструированной кожи человека EPISKINTM, на которой можно было бы проводить тесты, и вряд ли в ближайшее время она появится».

В ответе на запрос Центра этичного отношения к природе  научно-практический центр гигиены пишет об этом следующее: «В марте этого года ... состоялось обсуждение опыта применения в ЕС альтернативного метода с использованием реконструированной кожи человека EPISKINTM и возможностей его использования в Республике Беларусь и государствах-членах ЕАЭС для целей оценки готовой косметической продукции. На основании полученной информации был сделан вывод, что выполнение постановки альтернативного метода на модели реконструированной кожи человека EPISKINTM в ближайшее время в Республике Беларусь невозможна в связи с коротким сроком жизнеспособности клеток, с учётом доставки (авиа- или ж/д) и высокой стоимостью исследований для заявителя».

Научно-практический центр гигиены аккредитован на проведение испытаний с использованием хориоаллантоисной мембраны куриного эмбриона (ГОСТ 33506-2015). Этот альтернативный метод может использоваться для оценки раздражающего воздействия вещества на слизистые, но фактически в Беларуси он применяется лишь по требованию компании-производителя. Таким образом, техническая возможность его использования есть, но многие компании не тестируют свою косметику таким методом из-за высокой стоимости процедуры.

Людмила Логиновская также отмечает, что даже та косметика, которая привозится из-за границы, и которая изначально там не тестировалась на животных, в Беларуси потом всё равно тестируется на животных.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 23.04.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.