Мнение: В атомной индустрии не может быть презумпции невиновности

В октябре текущего года в западных медиа появилась информация о возможной утечке радиоактивных веществ на одном из перерабатывающих комбинатов в России. Через месяц эту информацию косвенно подтвердил «Росгидромет».

Однако до сих пор ни «Росатом», ни сам комбинат не признали, что инцидент произошел на российской территории или одном из предприятий «Маяка». Более того, было сделано немало заявлений-опровержений.

О том, почему Россия не признает факт утечки рутения-106, о традициях все скрывать и о том, чего в этой связи ждать беларусам, в связи со строительством в стране БелАЭС, Зелёный портал говорит с эксперткой Беларусской антиядерной кампании Татьяной Новиковой.

 

Где цифры?

С самого начала, когда немецкий регулятор указал в октябре, что возможным источником выброса может являться Урал, «Росатом» разразился филиппиками: упоминали и козни конкуретов из Франции и многое другое, кроме главного: «Каковы были показания дозиметрических приборов», «Каковы данные (цифры) об активности рутения в отобранных пробах вокруг комбината Маяк?», «Проверили ли фильтры печей остекловывания, отвечающих именно за фильтрацию рутения?»

Не знаю, как технологически это проверяется, но если на «Маяке» говорят, что оборудование по остекловыванию исправно, а именно на него сегодня падает подозрение, поскольку оно может привести к выбросу рутения-106 (без сопутствующих радионуклидов), то должны быть методы, которые позволяли бы удостовериться в том, что фильтры на месте, труба не «коптит», а камеры фильтрации работают нормально. Если такие методы есть, то они связаны с измерениями, контрольными показаниями, которые так или иначе снимаются.

Покажите эти показания, ведь в атомной индустрии не может быть такого понятия, как презумпция невиновности, поскольку любое предприятие топливного цикла выбрасывает радионуклиды, вопрос в том – сколько. Вот на этот вопрос и должен быть дан конкретный вопрос, а не «у нас ничего не было и все показания не превышают норму, а скачки незначительны».

 

Этого не может быть, потому что не может быть?

Сообщение о каких-то незначительных скачках, об извечной «норме», которая якобы всегда царит на всех предприятиях «Росатома» по определению, от «Ростехнадзора»  прозвучало. Но в нем нет ни одной цифры, кроме данных выбросов, которые западные станции измерили в Бухаресте. Возникает вопрос, вы что проверяли? Сводки МАГАТЭ из Бухареста или «Маяк»? Если «Маяк», то дайте цифры «Маяка», а не из Бухареста.

Официальное заявление «Маяка» в ответ на данные «Росгидромета» –  в том же духе. Нет цифр, нет данных, а только утверждение о том, что выброса быть не может, поскольку, если бы он был на производстве по обращению с высокоактивными отходами, то присутствовали бы и другие радионуклиды.

Однако выбросы при авариях при обращении с радиоактивными отходами – хранении, выпаривании, остекловывании – могут быть  совершенно разными, в зависимости от того, где произошла авария, разгерметизировалась ли канистра, или же печь по остекловыванию.

У печи по остекловыванию есть система фильтрации, где задерживаются газообразные вещества, получающиеся в процессе остекловывания ВАО, протекающем при высоких температурах. Что, если в одной из камер произошла утечка, на том этапе, когда там оказался один лишь рутений, а другие элементы присутствовали в уже небольшой концентрации?

К слову, все эти сценарии должны быть описаны в ОВОСах всех предприятий «Маяка». Так как это делается для АЭС, например, и как принято на многих предприятиях. Но «Маяк» традиционно относится к военно-промышленному комплексу, именно поэтому ОВОС состоит обычно из четырех страниц, где перечислены какие-то нормативные документы и приведены другие вещи, не являющиеся по существу оценкой воздействия на окружающую среду.

 

Важно, не почему скрывали, почему продолжают скрывать

Если рутений заслали на Урал какие-то «враги народа из Парижа», то продемонстрируйте это на цифрах, графиках и картах - покажите активность изотопа на всех своих пунктах по датам и обнародуйте все, что вы намеряли. Сделайте так, как это сделали национальные регуляторы Германии, Франции и Украины, обнародуйте цифры и методики расчетов, покажите их.

К слову, у них совпали данные измерений и расчетов с небольшими отклонениями, которые указали, что выброс произошел на Урале, и его суммарная активность составила не такую уж и малую цифру – 100-300 ТБк.

Эти данные позднее подтвердил «Росгидромет», который опубликовал сводку о чрезвычайно высокой активности (в 400 и 900 раз превышающей фон) рутения-106 в двух пунктах наблюдения, находящихся в 30-километровой зоне от Озерска, где находится «Маяк».

Поэтому важно понимать даже не почему скрывали, а почему продолжают скрывать?

 

Умножая на ноль

Обычно, когда подобную информацию «сдают» общественности российские госорганизации, буквально на следующий день появляются опровержения, или информацию вообще удаляют, как это случилось со Счетной Палатой РФ, опубликовавшей свой отчет о том, что строительство Белорусской АЭС начали без архитектурного проекта и до получения необходимых лицензий.

Здесь мы видим ту же тенденцию –  Ростехназдор пытается теперь интерпретировать информацию «Росгидромета», утверждая, что 900 раз выглядит так много, потому что якобы сравнивали с нулем.

Не очень понятно, если ноль умножить на девятьсот, то 900 никак не получится, нужно умножать цифру, определенное значение.

С другой стороны, почему в других населенных пунктах пунктах превышение не много, не мало, а в сорок раз? Как объяснить эти данные? Незначительными колебаниями неизвестной природы в пределах нормы? Самозароджением рутения в атмосфере?

 

В Беларуси будет также

Мы все видим, как осуществляется контроль за строительством БелАЭС со стороны общественности. Так же, как и на военном объекте «Маяк». Разница лишь в том, что у строящейся в Островце станции есть ОВОС, где фигурируют какие-то данные, которые как-то, недостоверно, с пробелами и натяжками, но все же характеризуют проект.

Но это не в традициях «Росатома», и, тем более, не в традициях беларусских властей - пускать кого-то в святые святых.

Задайтесь вопросом, как у нас обстоят дела с общественным контролем последствий Чернобыльской аварии в Беларуси? Ответ очевиден. Вот точно таким же образом будут обстоять дела при любой аварии на БелАЭС.

Если мы хотим себя обезопасить, станцию не нужно запускать, остановить строительство пока не поздно, или уезжать, за тысячу километров, желательно, или на больше, но туда где нет других АЭС.

 

Чернобыль научил… промывать мозги

Иногда кажется, что Чернобыль, или «Маяк» ничему не научили «Росатом», и они не вынесли никаких уроков. Вынесли. Там умеют теперь делать пиар, промывать мозги. То есть, если раньше просто скрывали и отводили глаза, теперь внушают, и не безуспешно, что все безопасно, что «ничего нет», в то время, когда данные говорят о другом. И всегда, в случае чего, можно сослаться на выдумки врагов России.

Но есть и другие способы. Новое слово «Росатома» в пропаганде «мирного атома» –  сотрудничество с общественностью, с художниками. Корпорация дает художникам возможность реализовывать совершенно безумные и опасные идеи, вроде реплики на квадрат Малевича. Так в московской галерее «Гараж» задумали выставить в экспозиционном пространстве черный квадрат Малевича, исполненный из остеклованных высокоактивных отходов.

Квадрат или параллелепипед «Росатом» испек в печи, вроде той, на которую сейчас грешат по поводу рутения-106. Кстати, остеклованный радиорутений (это все же металл платиновой группы) может выглядеть красиво.

Проблема только в том, что это настолько радиоактивно, что может привести к гибели людей. Поэтому «Росатом» не стал выставлять свое искусство, а положил в хранилище, чтобы активность снизилась до «допустимых» пределов. Как думаете, это вообще нормальная идея? Экспонировать радиоактивный объект, подвергая людей дополнительному, пусть и небольшому, облучению?

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 24.11.2017

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.