Как это сделано: под Минском собирают дома из экопанелей (видео)

Модульные дома сейчас в тренде по всему миру. В Беларуси интерес к ним возрос в связи с кризисом, так как это компактное и быстросборное жильё за небольшие деньги. Проектированием и производством модульных строений в стране занимаются уже не менее 10 компаний. Одна из них недавно собрала в Радошковичах свой первый демонстрационный дом «House-A», освоив технологию экопанелей, что позволяет увеличить высоту потолков будущей постройки.

25.02.2016 Жыццё ў стылі «эка» Аўтар: Зялёны партал Фота: Максим Малиновский, Алексей Матюшков

Onliner.by изучил новинку рынка. Покупка такого дома сродни приобретению автомобиля: человек обращается в салон, заказывает модель и комплектацию, а через несколько недель получает ключи, объясняет идею модульного жилья Андрей Маковский, архитектор компании «ZROBYM architects».

Как это сделано?

Недостаток почти всех модульных домов — низкая высота потолков. Зачастую это приземистые строения с почти плоской крышей. Такие ограничения связаны с невозможностью перевозки габаритных конструкций по дорогам без специального разрешения. А стандартный модульный дом доставляется на участок именно готовыми комнатами или блоками. В Радошковичах используют принципиально иную технологию. В цеху собираются не жилые модули с полом, стенами и потолком, а экопанели, которые потом привозятся на участок и монтируются на готовом фундаменте.

За счёт этой технологии высота дома достигает около 4,5 метров в коньке, что позволяет использовать пространство под скатами крыши, размещая там дополнительное спальное место. Минимальная высота потолка у стен при этом составляет 2,5 метра — как в стандартной городской квартире.

Экопанель представляет собой утеплённый блок размером 2,5 метра в высоту и 0,6 или 1,2 метра в длину, толщина составляет 30 сантиметров. Сначала деревянный каркас каждой панели заполняют эковатой — это целлюлозный утеплитель, состоящий из переработанной бумаги с добавлением борной кислоты. Затем панель накрывают пароизоляционной плёнкой (чтобы не пустить влагу в помещение, но дать ей возможность свободного выхода из дома наружу) и обшивают «дышащими» фибролитовыми плитами «Green Board» (древесная стружка и портландцемент). Домокомплект из нужного количества панелей доставляется на участок, где они устанавливаются на свайный фундамент при помощи подъёмника, монтажной пены и шуруповерта. Процесс напоминает сборку детского конструктора.

Следующий этап — сооружение стропильной системы крыши. Туда укладывают панели, обшитые с двух сторон ОСБ-плитами.

Потом монтируются водостоки, вентилируемый фасад из лиственницы, фальцевая кровля, вставляются окна, сооружается веранда.

Процесс сборки на timelapse-видеоролике

Площадь «House-A» — около 50 квадратных метров. Дом имеет два входа: основной с северной стороны и дополнительный с обращённой на юг террасы. Справа от главного входа — дверь в небольшое помещение котельной.

Как таковой прихожей здесь нет — только небольшой коридор. Слева — дверь в санузел, справа — место для раздвижного шкафа.

Дальше — большое просторное помещение. Это кухня-гостиная.

Со стороны гостиной вдоль стены предусмотрена ниша — место для двуспальной кровати.

Ещё одно спальное место можно организовать на втором уровне под стропилами. Там же в крыше есть небольшое окно для наблюдения за звёздами.

В доме пока что лежит черновой пол, не выполнена отделка. Смущает обилие плит ОСБ: спрессованные древесные опилки, пропитанные клеями и смолами, выделяют вредные для человека фенолы и формальдегиды.

— Основные материалы дома — это экологически чистые «Green Board» и эковата. Они обладают хорошей паропроницаемостью, регулируют уровень влажности и CO2 в помещении. Плиты ОСБ используются в перегородках и кровле для придания жесткости. Можно было подобрать и другой материал, но тогда дом оказался бы дороже, — поясняет Андрей Маковский. — Нельзя сделать дом одновременно дешёвым, на 100% экологически чистым и энергоэффективным. Мы пытались соблюсти рациональный баланс.

Позже стены и потолок обошьют деревянной рейкой. В завершенном виде «House-A» может выглядеть примерно так:

Можно ли жить зимой?

В «ZROBYM architects» уверяют, что их дом пригоден для круглогодичного проживания. Для отопления будет использоваться котёл (на газу или на твёрдых видах топлива). Возле большого окна смонтируют конвекторы. Удерживать тепло поможет энергоэффективная конструкция стен.

— По современным беларусским нормативам, коэффициент теплосопротивления стены принимается равным 3,2 — это примерно 15 сантиметров минеральной ваты в стене каркасного дома. В наших домах 30 сантиметров утеплителя и двойной лёгкий каркас, который ликвидирует мостики холода через деревянные несущие стойки. Таким образом мы получили коэффициент около 6, что почти в два раза превышает современную норму энергоэффективности. Всё это позволит экономить на обогреве зимой.

— Витражное остекление здесь — с коэффициентом сопротивления теплопередаче 0,8 — это надёжная защита от холода, — дополняет своего коллегу архитектор Алексей Кораблёв. — С северной стороны окон вообще нет. Большое окно обращено на юг. Зимой через него проходит солнечный свет, нагревая пол и стены. Благодаря специальному напылению в холодное время года всё полезное тепло остается циркулировать внутри помещения. Летом же солнце находится значительно выше и отсекается козырьком крыши. В жару спасёт дом от перегрева и «дышащая» эковата.

Ориентация большого окна на юг — один из принципов passive house, по которому строят во всём мире. Однако что делать, если южная сторона дома выходит на улицу или смотрит в окна соседям?

— Конечно, в идеале из большого окна должен открываться красивый вид на сад, на внутренний дворик, — говорят архитекторы. — Но так бывает не всегда. Как-то мы разработали оригинальный проект модульного дома на двухметровых сваях. Сразу две выгоды: защита от любопытства прохожих, и машину снизу можно припарковать.

 

Сколько стоит?

— Мы ориентировались на стоимость и размеры квартиры-студии в новостройке и пытались предложить то же самое, только в формате загородного дома, — говорит Алексей. — Получилось даже дешевле. С разводкой коммуникаций и внутренней отделкой такой дом будет стоить $33 тыс. в эквиваленте. Это $660 за квадратный метр.

К этой сумме стоит добавить стоимость участка, если его нет.

 

Долго ли простоит?

В основе модульной технологии лежит идея «растущего дома». Например, живёт молодая пара в одном модуле. Появился ребёнок — уже тесно. Заказывается второй модуль, который пристраивается к существующему. Теперь есть и родительская спальня, и детская комната.

К «House-A» можно присоединить ещё два модуля, доведя полезную площадь до 120 квадратных метров. Со временем именно так и будет расширяться демонстрационный дом в Радошковичах.

Насколько долговечны беларусские дома-конструкторы? Простоят пару сезонов, а дальше плесень и сырость? Или будут служить хозяину целую жизнь? По правде, никто точно этого не скажет. Эксперимент ведь только начинается.

— Конечно, модульный дом не следует рассматривать как родовое имение. Двести лет он не простоит. По строительным нормам, все деревянные дома, в том числе и модульные, рассчитаны на пятьдесят лет. Затем им нужен капремонт. Само собой, время от времени надо ухаживать за деревом, обрабатывать его пропитками, — объясняет Андрей.

Послушаешь архитекторов — воображение рисует дом мечты. Но это все равно что рассуждать о достоинствах машины, динамике ее разгона и расходе топлива, не садясь за руль. Выводы о качестве сборки и долговечности модульного жилья делать еще рано.

 

Теплофизик: «При честных тарифах на тепло энергоэффективные технологии сэкономят дому 275 млн рублей в год»

Александр Гребеньков  — руководитель проекта ПРООН-ГЭФ «Повышение энергетической эффективности жилых зданий в Республике Беларусь», кандидат технических наук. Тридцать лет руководит исследовательскими и техническими проектами в области повышения энергетической эффективности, развития возобновляемой энергетики, изменения климата, охраны окружающей среды, управления радиоактивными отходами и термофизики.

С 2007 года в Беларуси построено около 20 жилых многоквартирных домов, которые можно назвать энергоэффективными. Правда, на фоне европейских трендов цифра эта, мягко говоря, не впечатляет.  Почему развитие такого прогрессивного направления в строительстве идет столь малыми темпами? Почему во внедрении новых энергоэффективных технологий не заинтересованы частные и государственные строительные компании, а главное — рядовые граждане Беларуси? Когда эта заинтересованность появится? У всех этих сложных вопросов, по сути, есть один достаточно простой ответ, рассказывает Александр Гребеньков изданию Onliner.by:

— Вот уже несколько лет мы проводим мониторинг потребления энергии в типовых жилых зданиях. Дома, построенные с 1960-х по 1990-е годы, «съедали» только на отопление порой более 120 киловатт в час на квадратный метр общей площади за год. Это очень много. Термореновации (те самые «термошубы», которые стали появляться на стенах многих домов в столице) дали результат, снизив потребление на 40%, и приблизили к показателям, которые можно увидеть в более современных домах, построенных после 2000-го. Но и эти цифры свидетельствуют о крайней расточительности, с которой мы расходуем тепло. Энергоэффективные дома, которых, как говорилось выше, в стране всего около 20, потребляют на отопление в среднем не более 40 киловатт в час на квадратный метр общей площади за год. В три раза меньше!

Для того чтобы обычная строящаяся «панелька», даже утеплённая, стала энергоэффективной, требуется потратить дополнительно примерно 15% от её стоимости на ряд новых для Беларуси, но давно освоенных за рубежом, технологий. Цифра получается вполне приличная. Большинство застройщиков о таких новациях пока даже не задумывается.

О том, что в скором будущем все мы станем оплачивать тарифы на электричество и тепло в полном объёме, говорится уже давно. Стоимость электроэнергии для населения действительно постоянно растёт. А вот со стоимостью тепловой энергии ситуация пока буксует. Планировалось, что уже последние несколько лет она будет приближаться к реальной, вырастая ежегодно на 5%, но этого не произошло. Уже более пяти лет мы остаёмся заложниками этого самого 20-процентного уровня возмещения тепловой энергии, который позволяет нам расслабляться дальше, а государству — всё больше напрягаться. И не только государству, но и бизнесу, который спонсирует нашу с вами расточительность посредством перекрестного субсидирования.

Мы проводим практический эксперимент. Три дома — в Минске, Могилёве и Гродно — получат все доступные и экономически обоснованные на сегодняшний день энергосберегающие технологии, и мы уверены, что результат уже вскоре заявит о себе намного громче, чем любые теоретические выкладки.

По нашим подсчётам суммарная жировка по этим домам значительно снизится. Например, в доме в Могилёве она станет меньше примерно на 55 млн рублей, т. е. каждая квартира будет ежегодно платить за тепло в среднем на 460 тыс. рублей меньше. Это при действующих очень низких тарифах на тепловую энергию в жилищном секторе.

В планах государства в ближайшие год-два отменить систему перекрестного субсидирования и довести тарифы для населения до экономически обоснованных. В этом случае годовая экономия для всего дома составит 275 млн рублей, а для каждой квартиры — 2,3 млн. Окупаемость внедрённых технологий сократится до 2—10 лет, а дальше — чистая прибыль.

Внедрение энергоэффективных технологий возможно только тогда, когда мы живём в реальном мире и понимаем цену каждого потраченного киловатта. Хотим мы этого или нет, экономические реалии очень скоро заставят нас задуматься, где и как можно экономить.

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 25.02.2016

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.