Онлайн-трансляция из зала суда по делу о строительстве церкви на озере Болдук

Зелёный портал осуществляет онлайн-трансляцию из зала Глубокского районного суда. Прямо сейчас там ведётся заседание по делу о строительстве церкви на озере Болдук. Иск выдвинули общественное объединение «Экодом» и местные жители к Поставскому райисполкому. Главное требование истцов — не нарушать закон и провести общественное обсуждение проекта церкви в деревне Станчики Поставского района на берегу Болдука. Этот объект и запланированная инфраструктура к нему, по мнению экологов, увеличат и без того критически высокую антропогенную нагрузку на озеро.

Прямую трансляцию из зала суда ведёт корреспондент Зелёного портала Денис Зеленко. Следить за ней в режиме реального времени можно на нашей странице в «Фейсбуке».

Истцы: Ярослав Бекиш, координатор Экологического товарищества «Зелёная сеть», юрист ОО «Экодом» Григорий Фёдоров, житель деревни Станчики Валентин Видейко. Ответчик — Поставский райисполком. От его имени выступает юрист. В зале присутствуют 12 местных жителей, включая бизнесмена Николая Романовича, выступающего инициатором строительства церкви образа Божией Матери «Живоносный источник» и являющегося заинтересованной стороной. В суде находятся также два журналиста — от Зелёного портала и газеты «Новы час».

 

11.00. Начало судебного слушания. Ходатайство о фотосъёмке отклонено.

Дополнений у исцов и ответчиков нет: стороны на прежних позициях. Ответчик — председатель Лынтупского сельсовета —  утверждает, что объявления о собрании и общественном обсуждении давались в газете и развешивались на столбах.

Ответчик: Письменно о проведении собрания никто не обращался.

Юрист ОО «Экодом» Григорий Фёдоров задает вопросы к ответчику:

Фёдоров: Вы проводили процедуру местного собрания, а не общественное обсуждение.

Ответчик: Я считаю, что общественное обсуждение проводить в этом случае не нужно.

Фёдоров: Как оповещалась общественность?

Ответчик: В газете «Поставский край» было объявление, где был только телефон Пастухова — организатора собрания.

Фёдоров: Какие вопросы выносились на собрание?

Ответчик: Выносились 8 вопросов, не только по церкви.

Юрист Ковалёв —  представитель ответчика: В помещении райсполкома было объявление.

Фёдоров: Исполком принимал какие-то решения относительно строительства объекта?

Ответчик: Нет, не принимал.

 

11.15. Приглашаются свидетели. Свидетель Игорь Пастухов.

Пастухов: Общественное обсуждение не проводилось. Мы делали запросы в органы власти и в церковь с требованием проведения общественного обсуждения и рассмотрения вопроса по строительству церкви именно в Лынтупах. Всё это было отклонено.

Судье предъявляет копии запросов.

Фёдоров: Кто был организатором собрания в Вайшкунах? (То, которое ответчик и считает общественным обсуждением).

Пастухов: Я был организатор, обсуждались несколько вопросов, вёлся протокол. В том числе обсуждался вопрос строительства церкви.

О собрании были сделаны объявления (упомянутые выше).

 

11.21. Пастухов: На собрании был модератор, собрание решило собрать инициативную группу. Я был выбран координатором группы.

Фёдоров: Я правильно понимаю, что вы проводили именно местное собрание?

Пастухов: Да

Фёдоров: Там было много вопросов?

Пастухов: Да, были вопросы свалок в лесу, вопрос охраны лососевых рыб и т.д., в том числе по строительству культового сооружения. Его обсуждали более 2 часов.

Фёдоров: Такие собрания были единичны или были и раньше

Пастухов Были и раньше в августе 2014 года.

Фёдоров: Землевладелец Романович приносил проекты на собрание, документы?

Пастухов: Да, были документы.

Фёдоров: Что было в объявлении по собранию?

Пастухов: На доске был вывешен ответ облисполкома и ответ Витебской прокуратуры, в которых мы выявили расхождения.

Фёдоров: Объявления в газете были по поводу собрания?

Пастухов: Они были, но от имени частных лиц.

Фёдоров: Был ли доступен проект где либо строительства?

Пастухов: Да, был доступен фрагмент проекта, который показывали.

Фёдоров: Висел ли где-то проект в доступном месте?

Пастухов: Не уверен.

 

11.28. Приглашается свидетель Ярослав Бекиш.

Бекиш: Когда делали объявление, делал ли кто-то ещё объявления?

Пастухов: Нет.

Бекиш: Исполком или кто-то не делал?

Пастухов: Нет.

Бекиш: Вы когда делали объявление? Оно было от чьего имени?

Пастухов: Мы делали от имени граждан.

Бекиш: вы видели фрагмент проекта, каков его статус?

Пастухов: Я видел рисунок, хотел ознакомится с проектом, но не успел.

Бекиш: Мы слышали от председателя облисполкома, что проводить общественные обсуждения не нужно, что проводилось собрание. Вы знаете, что это разные типы процедур, имеющие разный статус?

Пастухов: Да, знаю.

Бекиш: Есть ли в письменном виде ответ исполкома о том, что общественное обсуждение проводить не нужно?

Пастухов: Нет, есть только ответ архиепископа Феодосия, что ничего такого проводить не нужно. От райисполкома нет письменного подтверждения о том, что проводить не нужно, только устное.

 

11.37. Юрист райисполкома — Игорю Пастухову: Если вы были организатором собрания, какие действия вами были приняты для того, чтобы собрание было законным? Обращались ли вы в местные орган с письменным заявлением?

Юрист цитирует: В случае проведения собрания подаётся уведомление о проведении собрания. Для того чтобы провести собрание, вы должны были получить разрешение органов. Каким именно нормативным актом предусмотрено общественное обсуждение при строительстве культового объекта?

Пастухов: Готов ответить только на следующем заседании.

Юрист: Какие конкретно права были нарушены Поставским райисполкомом в связи с заявленными требованиями истцов?

 

11.40. Пастухов: Нарушена Орхусская конвенция о праве граждан на благоприятную экологическую среду и участие граждан в принятии решений.

Юрист: Это общие слова. Конкретно что нарушено?

Пастухов: Мы не получили ответ в сроки. Мы обратились в ОО «Экодом», ему тоже отказали, «Экодом» подал в суд на нарушение законодательства об обращении граждан.

Юрист: Когда это было?

Пастухов: Это было в конце 2014 года. Последний ответ, который мне известен, поступил «Экодому» 3 декабря 2014 года.

 

11.45. Юрист: Какое было судебное решение?

Пастухов: Я не подавал иск, не могу сказать.

Юрист: Значит, ваши утверждения об нарушениях прав граждан голословны?

Судья: Решение было или не было?

Пастухов: Затрудняюсь ответить.

 

11.47. Бизнесмен Николай Романович (инициатор строительства церкви образа Божией Матери «Живоносный источник»): Получали ли вы накануне собрания проект для рассмотрения в стадии А, вместе с экспертным заключением?

Пастухов: Я видел этот документ эпизодически

Романович: Зачем вы выдёргивали пересаженные сосны?

Судья: Не имеет отношения к делу.

Перерыв.

 

11.54. Заседание продолжается.

Выступает свидетель Сергей Шамович, начальник отдела архитектуры и строительства Поставского райисполкома. Рассказывает о проекте и согласовании места размещения.

Проектная документация была согласована. Перечисляет все разрешительные документы на строительство.

Шамович: Вот перечень документов, они уже утверждены, значит, проводить общественное обсуждение не нужно, потому что эти документы уже есть, а они выдаются после проведения обсуждения.

Судья: А до этого должно было всё-таки общественное обсуждение проводится?

Шамович: Нет, это единичный объект. В жилой зоне усадебного типа допускается размещение культовых сооружений. Объект не представляет серьёзной концепции. На момент разработки проекта не требовалось разработки планировочных концепций.

Объект не нарушает права граждан на среду обитания.

Судья: Почему объект именно в том месте решили строить?

Шамович: Не знаю.

Судья: Как выбиралось место?

Шамович: Не могу сказать, я работаю только с мая 2013 года.

Судья: Может, жители обращались?

Шамович: Изначально было обращение о проведении ОВОС. Но законами не предусмотрено, что культовый объект должен проходить такие обсуждения. Затем «Экодом», Травников, отдельные люди писали о проведении ОВОС.

Судья: Чьи земли, на которых идёт строительство?

Шамович: Земли деревни, сельсовета.

Фёдоров: Нам известно, что Поставский райисполком принимал несколько решений об объекте. Согласно закону, вопросы планирования принимаются после проведения общественных обсуждений. Как вы принимали всё это без проведения общественного обсуждения?

Шамович: Решение о застройке не принималось. Принималось решение о строительстве одного объекта.

Фёдоров: Позиция понятна. Решение о проведении проектно-изыскательских работ и строительства объекта: вы считаете, что это решение не является решением о строительстве?

Шамович: Да.

 

12.05. Шамович рассказывает, что такое градостроительное планирование.

Фёдоров: Вы хотите сказать, что в плане детального планирования не указаны конкретные объекты?

Шамович: Обозначены только зоны.

Фёдоров: Ладно, перейдём к другому вопросу. У нас есть постановление, в котором сказано, что в случае отсутствия детального плана проводится общественное обсуждение. Почему не выполнялась эта норма?

Шамович: Потому что здесь нет концепции.

 

12.07. Фёдоров: Почему райисполком не указал заказчику, что нужно разработать концепцию и провести общественное обсуждение?

Шамович: На тот момент это было не обязательно, закон об этом приняли позже. В данном проекте концепция не разрабатывалась, было заключение экспертизы.

Фёдоров: Какой экспертизы?

Шамович: Госстройэкспертизы. Считаю, что всё сделано правильно.

Фёдоров: В постановлении чётко сказано: нет детального плана, нужно проводить общественное обсуждение!

Шамович: Архитектурно планировочная концепция не разрабатывалась.

Фёдоров: Но на тот момент вы были уже обязаны разработать концепцию по закону.

Шамович: Концепция подразумевает систему и то, что влияет на жизнедеятельность людей. Здесь строится одиночный объект, тут нет концепции. Мы ведь не проводим обсуждение по каждому дому и сараю.

Фёдоров: А вы читали вообще постановление №687?

Шамович: Конечно.

Фёдоров: Речь в постановлении идёт об одном конкретном объекте, которому всегда положена концепция.

Шамович: Объект может быть и районом, но в данном случае мы имеем лишь один объект, которому концепция не нужна.

Фёдоров: Вы приняли решение, что концепция не нужна. Это было письменное решение?

Шамович: Нет, это было решение между отделами.

 

Идёт выяснение, создан ли проект до начала действия  постановления №687.

Судья: А что может поменять общественное обсуждение?

Шамович: В данном случае ничего не поменяет.

Рассказывает про суть общественного обсуждения, что оно нужно для того, чтобы проектировщик лишь что-то подкорректировал. О размещении объектов речи не идёт.

Бекиш: У церкви планируется база отдыха. Что известно об этом?

Юрист дает протест.

Шамович: Никаких сведений о размещении там базы отдыха у нас нет.

 

12.22. Шамович: Интересы граждан на среду обитания в учётом того, что проект прошёл все экспертизы, не нарушены.

12.24. Приглашается новый свидетель — Николай Ивашин, ведущий научный сотрудник Института физики.

Ивашин: В деревне Станчики 26 землевладельцев. Мы полагаем, наши права были нарушены. Есть положение, что организатором общественных обсуждений являются органы (перечисляет). Пункт 6: обсуждение должно быть проведено ДО (акцентирует) проведения экспертиз. Экспертизы были проведены в 2011 году. Мы узнали о строительстве в 2013 году.

Мы обратились в Лынтупский поселковый совет и получили ответ, что всё было согласовано всеми органами. Налицо нарушение наших прав, поскольку все эти разрешительные экспертизы были проведены без процедуры обсуждения вопроса с домовладельцами деревни Станчики.

Разрешения были получены в 2011 году. При этом использовались подписные листы соседней деревни, которые собирались за капличку.

В рамках нашего обращения мы получили ответ от Поставского исполкома, что будет создана комиссия для урегулирования вопроса. Вместо этого, когда большинство владельцев отсутствовало, комиссия обошла 4 местных жителей, живших там на тот момент, они все сказали: «Нет».

 

Ивашин продолжает: Но в 2013 году мы узнали, что проект в работе, и обратились к экологам.

Рассказывает о списках, которые были за строительство. Они собраны с грубыми нарушениями и предоставлены Николаем Романовичем.

Ивашин: Мы не возражаем против строительства каплички, но мы против строительства в нашей деревне Станчики целой церкви.

 

12.31. Указывает на принципы, по которым строятся церкви. Должна быть община, которой в деревне нет.

Ивашин: Церковь должна строится для людей в тех местах, в которых живут люди, а не в лесу! В данном случае речь идёт о строительстве комплекса!

Судья: Ну это всё слухи про комплекс?

Ивашин: Мы не верим словам «ничего тут не будет, только церковь».

Рассказывает об антропогенной нагрузке на озеро.

 

12.36. Судья: А чем закончилось собрание, которое проводил Игорь Пастухов?

Ивашин: Люди, которые подписывались за строительство каплички, были возмущены, что вместо каплички будет строится церковь и молодёжно-оздоровительный лагерь.

Фёдоров: Как давно владеете участком в Станчиках?

Ивашин: Более 20 лет.

Фёдоров: Участок входил в заказник?

Ивашин: Да.

Фёдоров: Кто был инициатором собрания жильцов? Были ли там органы власти?

Ивашин:да был председатель сельсовета, но в качестве наблюдателя

Бекиш: Сколько стоит земельный участок в деревне? Можно ли сказать, что стоимость земли в этой деревне выше, чем стоимость земли в других деревнях на аналогичном удалении от Минска?

Судья: Зачем?

Бекиш: Хочу понять, изменит ли стоимость участков строительство.

Ивашин: Затруднюсь ответить.

 

12.42. Юрист облисполкома: Вы заводите суд в заблуждение высказываниями о комплексе.

Ивашин: Есть ответ Витебского облисполкома.

Юрист: Этот ответ не нужен, он не относится к Поставскому исполкому. Когда вы обращались в органы власти по поводу строительства?

Ивашин: Летом 2012 года. Мы получили ответ, что даны все разрешения. Это всех возмутило. И мы написали коллективное письмо, во все инстанции.

Юрист: Что конкретно было нарушено Поставским и Лынтупским исполкомами при выделении участка и строительстве?

12.46. Ивашин: Все органы власти не хотели давать надлежащие ответы, чтобы смикшировать свои неправильные действия.

Юрист: Я правильно понял, что документов о том, что именно нарушено законодательство, у вас нет?

Ивашин читает ответ облисполкома об изъятии участка для строительства.

 

12.48. Ивашин: Поправка — это ответ прокуратуры. В нём говорится, что изъятие проводится только в исключительных случаях. У прокуратуры данных об изъятии участка на 17 декабря 2012 года нет.

Ивашин рассказывает об озере и его обследовании, часть которого является частью нацпарка «Нарочанский».

Адвокат Николая Романовича: Считаете ли вы себя лишенным права общественного обсуждения?

Ивашин: Да.

Юрист: А что вы бы изменили в результате такого обсуждения?

Фёдоров: Протест! Никто не видел проекта и не мог ничего сказать о нереализованном праве.

12.52. Ивашин: Я считаю, что мы по закону имеем право на обсуждение. Во-вторых, это строительство увеличит нагрузку на озеро. В-третьих, люди покупали участки с учётом местности. Мы не предполагали, что в этом месте будет подворье церкви и тем более молодёжный лагерь.

Юрист: Значит ли это, что все замечания касаются лишь места строительства церкви?

Ивашин: Да.

Юрист: Известно ли вам, что по закону вы можете апеллировать лишь к проекту, но не к выбору места?

Ивашин: Я не считаю что, вы правы.

12.56. Ивашин зачитывает часть обращения в инстанции о принципах согласования строительства с местными жителями.

 

12.57. Ивашин зачитал также часть кодекса об необходимости согласования с местными строительства с учетом их интересов

Романович: Вы сказали, что я владею гектаром земли в Вайшкунах. Вы можете это подтвердить?

Ивашин: Это все знают.

Романович: Вы можете доказать?

Перерыв на час.

 

14.03. Продолжение заседания суда по делу о строительстве церкви на озере Болдук. Выступает ещё один свидетель Дмитрий Травников.

 

Травников: Являюсь домовладельцем, не участвовал ни в каких общественных обсуждениях.

Судья: Почему вы считаете, что должно проводится обсуждение?

Травников: Ну, если завтра захотят построить кинотеатр, бордель и казино, и что, с жителями не обсуждать это? Почему всё делается тихо, за спиной, никто не знает? Я узнал, что будет церковь только, когда пришла техника. Я написал в Лынтупский сельсовет запрос, и только тогда узнал, что будет происходить на этом месте. Это было в 2012 году.

Судья опрашивает Травникова о жизни в деревне Станчики.

Затем спрашивает: Что вы скажете про храм?

Травников: В этом месте нет людей. Второе — когда я строил дом в этом месте, я рассчитывал, что там не будет никаких культовых сооружений. Чем именно это место заслуживает такого внимания? В деревне более 20 домовладений. Мне говорят: вы — дачник. А я считаю, что я житель. Земля у меня под индивидуальное строительство, дом принят как жилой.

Судья: Но вы же проживаете большую часть времени в Минске?

Травников: Да

Фёдоров — Травникову: Каким вы хотели бы, чтобы оставалось это место для вас?

Травников: Хочу, чтобы это место оставалось таким, каким было до постройки этой церкви.

Фёдоров: Была информация, что собирали подписи за какое-то сооружение?

Травников: Лично ко мне никто никогда не обращался. Объявлений не видел.

Фёдоров: Вы хотели бы увидеть проект? Можно ли сказать, что не было какого-то периода, когда висело объявление о том, что приходите в определенное место, где висит проект, и можно обсудить будущее строительство?

Травников: Нет, такого не было. Я вижу сейчас только огороженную территорию.

Фёдоров: Считаете ли вы, что ваши права нарушены в связи с тем, что не было общественных обсуждений.

Травников: Да, я считаю, что мои права нарушены.

 

Юрист облисполкома: Вы в курсе, о каком именно общественном обсуждении идёт речь сегодня?

Травников описал тему заседания суда.

Юрист: То есть вы не знаете, о каком конкретно обсуждении идёт речь?

Травников: Выделения райисполкомом земли для строительства.

Юрист: А каким органом предоставлялся участок для строительства?

Травников: Заседание об общественном обсуждении строительства церкви.

Юрист: То есть вы не знаете исковых требований и не знаете, какие требования идут в суде?

Фёдоров: Протест! В заявлении конкретно не указано.

Судья останавливает эту ветку вопросов.

Травников: Я ещё раз говорю: я готов даже поучаствовать в строительстве, но почему именно здесь? Почему не в Лынтупах?

Судья: Ну, мало ли кто-то проезжать будет мимо? Может, им тут нравится?

Фёдоров: Хотел бы всё-таки сказать, что ответчики странно толкуют постановление №687 и прочие нормы строительства. Меня удивило заявление представителя третьей стороны, что не может обсуждаться вопрос, где строить.

Зачитывает описание целей общественных обсуждений из положения о них: «...включая принятия решения по вопросам строительства». Здесь чётко сказано, что могут обсуждаться все вопросы, и не только о том, какой краской покрасить храм, но и о том, где и что именно строить.

 

14.22. Ответчик использует тот аргумент, что документы, которые получились бы на выходе из общественного обсуждения, не являются обязательными для проведения строительной экспертизы. И на этом основании они якобы не нужны. В данном случае нужно было попросить заказчика после того, как территория вошла в пределы населённого пункта, провести общественное обсуждение. На тот момент (2011 год) этот участок вообще входил в заказник, и нужно было бы вообще проводить ОВОС, и на тот момент госэкспертиза в любом случае всё это не утвердила бы.

 

14.31. Фёдоров: На начало этого года, когда заказник был преобразован, мы уже пришли к просто общественному обсуждению, которое должно было произойти, но не было выполнено.

Судья: На какой закон опираетесь?

Фёдоров приводит пункты, на основании которых нужно проводить обсуждение.

Судья: Это понятно. Пункты кодекса, по которым суд может обязать райисполком провести это обсуждение.

Фёдоров: Пункт гражданского права (7-й) — восстановить нарушенные права.

Юрист облисполкома: Есть вопрос об обращении граждан (цитирует). Вы ответ облисполкома не получили, но почему обратились в суд?

Фёдоров: Мы подали в суд иск, а не жалобу!

Судья: Они пошли параллельно — в суд и по жалобе?

Юрист: Жалоба поступила в облисполком только 15-го числа.

Фёдоров: И что?

Судья: Есть другие дополнения?

Изучает документы.

 

14.36. Судья читает документы и согласования на разрешение строительства.

14.47. Все ещё читает.

 

14.51. Юрист облисполкома: Хочу обратиться, чтобы представители «Экодома» выкладывали всю информацию в сети — достоверную, а не искажённую!

Судья: Это не моя компетенция.

Бекиш: Хочу точно так же обратиться к облисполкому, чтобы в СМИ предоставляли неискажённую информацию.

Судья: Это не ко мне. Переходим к прениям.

 

Фёдоров: Прежде всего мы не рассматриваем вопрос, строить или не строить храм. Мы обсуждаем то, почему общественность не имела возможности участвовать в обсуждении этого вопроса. Также никаких проблем, если Поставский райисполком поручит Лынтупскому исполкому провести эти обсуждения. В связи с тем, что ответчик обращался «почему обратились в райисполком, а не Лынтупский сельский исполком.

Упоминает об антропогенной нагрузке. Рядом находится нацпарк «Нарочанский». Там проводились исследования предельных нагрузок, где написано, сколько человек могут находиться в определённых местах и на берегу озера в том числе.

Фёдоров: Мы обращались в Поставскую райинспекцию по поводу того, почему не разработаны нормы но нагрузкам. Нам пришёл ответ, что исследований не проводилось, потому что нет средств. У нас ситуация: очевидно, что нужны расчёты нагрузок, с другой стороны — на них нет средств.

14.56. Фёдоров: Дальше — у нас есть один официальный ответ, что при церкви будет лагерь. И есть один устный ответ, что лагеря не будет. Сама церковь может слабо влиять на озеро. А лагерь — сильно. Никаких гарантий, что лагеря не будет, нет.

Что касается довода ответчика о том, что заказчик утверждал документацию в госстройэкспертизе, и поскольку везде всё утвердили, значит, общественные обсуждения не нужны, то это очень странный довод. У людей есть право, и оно должно быть соблюдено.

 

14.59. Фёдоров: Подобная ситуация нарушает права. Совершенно непонятно, почему жители Витебска могли участвовать в обсуждении концепции копии Софийского собора, а жители Станчиков не могли участвовать в обсуждении такого же, по сути, объекта. Чем жители Лынтупского района хуже жителей Витебска? Ситуации очень похожи. Права жителей нарушены.

Я понимаю, что практика сложилась так, что все обсуждения идут только в больших городах. В деревнях такое не проводится. НО это совершенно не следует из законодательства.

 

15.01. Фёдоров: Норма закона одинакова: в обоих случаях нет детального плана — значит, проводится общественное обсуждение. В городах обсуждают даже мелкие переделки магазинов!

Общественное обсуждение в некоторых случаях выявляет, что большинство людей против, что приводит к остановке строительства. Поэтому оно важно.

Однозначно считаю, что права людей нарушены.

Нет легального понятия «застройка населённых пунктов». Даже в глухой деревне, где строится церковь, тоже идёт застройка, значит, нужно общественное обсуждение.

У меня всё.

 

Юрист облисполкома: Процедура предоставления земельного участка начата 10 февраля 2011 года. Обращаю внимание, что постановление, на которое постоянно ссылается истец, вступило в силу в июне 2011 года, значит, его нормы не распространяются назад во времени.

Считаю, что общественные обсуждения архитектурно-планировочной концепции не проводились, потому что этой концепции не было. Если проводить сейчас это обсуждение, то это нарушит права землепользователя.

Юрист облисполкома: В населенных пунктах, где отсутствуют градостроительные планы, строительство любого дома или бани вынуждает проводить общественное обсуждение. Потому что в законах нет чёткого разграничения: физическое или юридическое лицо, есть просто землепользователь. Значит, все лица, которые проводили застройку своих участков и разрабатывали разрешительную документацию в деревне, должны были предоставить концепцию строительства бани, туалета, дома. Этого не происходит, потому что это не нужно.

15.10. Романович: План строительства находится у меня, и любой мог прийти ко мне и ознакомиться с планом строительства. Была у людей возможность ознакомиться! Это летний храм! Без канализации, отопления — без ничего. Не понимаю, почему поднимается такой шум. Стравливание людей.

15.11. Юрист Романовича: В настоящее время не оспаривается факт, что решение о застройке принято. Значит, эта норма императивна. ПОСЛЕ принятия решения обсуждение не проводится. Решение принято, оно не обжаловано.

Стоит вопрос оценки административной процедуры — это область совершенно другого судопроизводства. Считаю, что возможности реализовать принуждение к проведению общественного обсуждения невозможно. Прошу суд полностью отказать истцу.

Фёдоров: То есть если человек не купил билет на поезд, но сел в него, он просто едет бесплатно? Речь не идёт об отмене каких-то решений, пусть они остаются. Речь идёт о восстановлении права!

Судья: Решение будет оглашено 27 ноября в 10.00.

Суд окончен.

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 25.11.2015

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.