«Не влезай, убьёт!» Урбанист набрасывает идеи, как избавить Минск от архитектурного трэша

О хаотичности минской застройки написаны тонны язвительных постов в блогах. Сложились даже свои архитектурные антирейтинги, в кои попадают одни и те же сооружения. Дом у Троицкого, бетонные коробки на Немиге, недостроенная гостиница возле цирка — можно назвать десятки старых и новых зданий, от которых у эстетов нервно подергивается глаз. Всегда ли снос — лучшее решение? Рассказывает Антон Гарустович, магистр архитектуры, некогда главный архитектор Минского района, а ныне директор архитектурной компании «Аверса-групп», член правления Беларусского союза архитекторов.

26.07.2017 Экалогія горада Аўтар: Валентин Бойко Крыніца: mag.relax.by Фота: Дмитрий Рыщук

Перекресток Немиги и проспекта Победителей: именно здесь зародился Минск. Но историчностью нынешняя застройка не блещет, если не считать Троицкое предместье. Впрочем, и его в 80-е годы прошлого века основательно перестроили. Да-да, оно тоже в каком-то смысле новодел. Этому пространству вообще не особо везло на продуманную застройку. Хотя к историческому центру города, по мнению архитектора, нужно относиться с особенным трепетом.

— Люди уже привыкли, что периферийные районы могут быть похожи, как близнецы, но от центра ждёшь чего-то уникального. Поэтому исторический центр — это не только культурная ценность, но и своего рода «товар», который мы продаём. Поэтому к его застройке нужно подходить очень аккуратно и взвешенно.

Но первое, что бросается в глаза, не памятники старины, а бомбического размера жилой комплекс «У Троицкого», похожий то ли на крепостной бастион, то ли на вавилонский зиккурат. Он стабильно попадает во все рейтинги самых ужасных столичных зданий.

— Совершенно раздробленный фасад: не выделены ни главные элементы, ни второстепенные. И даже башенки не спасают композицию. Получается глухая стена, которая загораживает панораму, а ведь можно было создать там какое-то общественное пространство: офисы, торговые ряды, развлекательные центры — то, чего ожидаешь от центра города. Как вариант — жилые дома в псевдоисторическом стиле, которые дополняли бы Троицкое. А вместо этого мы получили филиал Каменной Горки в центре города.

Можно ли «спасти» здание путём внешней переделки? На этот вопрос эксперт ответить затрудняется: слишком велик масштаб. Но если не нам, то нашим детям или внукам придётся что-то делать с этим монструозным домом.

Чем уникален Дворец спорта?

По поводу Дворца спорта мнения жителей города расходятся. Для одних это привычная часть пейзажа, без которой немыслим проспект, для других — очередная советская «коробка». Архитектор в незатейливых формах этого здания находит свою прелесть.

— Дворец спорта — памятник инженерной мысли. Не все знают, что по проекту это уникальное сооружение: два пространственных блока ферм длиной 61,5 м перекрывают зал в продольном направлении. Близнец такого дворца находится в Вильнюсе. И подобных зданий очень мало.

Дворец спорта нареканий у архитектора не вызывает, чего не скажешь об окружающей территории. Её можно было обустроить иначе, чтобы здание лучше вписывалось в городской пейзаж.

— На мой взгляд, крытая площадка, которую построили за Дворцом спорта, здесь не очень смотрится. Всю эту территорию можно «обыграть» по-другому.

«Не влезай, убьёт!», или Как встречает гостей исторический центр

Мимо этого здания ежедневно проходят тысячи минчан. Но далеко не каждый знает, что за учреждение в нём находится. А располагается здесь центр физического воспитания и спорта учащихся и студентов: с тренажёрным и хореографическим залами, саунами, душевыми и бассейнами.

— Спорт учащихся и студентов — это прекрасно, но я не могу себе представить «качалку» или баню в центре, например, Кракова или Праги. Здесь логичнее было бы проводить выставки, спектакли, концерты — то, что привлекает туристов и создаёт особую культурную атмосферу. А для занятий спортом — выделить другое здание, посовременнее и чуть дальше от центра.

Пока же особую атмосферу здесь создаёт только будка с лаконичной надписью «Не влезай, убьет!». Рядом с ней — памятный знак, информирующий нас о том, что мы находимся в историческом центре Минска.

— Здесь бы музей устроить под открытым небом, воссоздать древнее городище. А вместо этого мы видим откровенно стрёмную будочку. Её нужно или убирать или хотя бы замаскировать, потому что выглядит она крайне неэстетично.

«Историческая память не должна загонять в депрессию!»

Здание на углу Немиги и проспекта Победителей у особо утонченных эстетов способно вызвать приступ паркинсонизма: мрачная бетонная коробка гармонирует со старинным собором и псевдоисторической застройкой напротив, примерно как кирзовые сапоги со смокингом. Сюрреализма в картину добавляет веселая вывеска KFC, притаившаяся под тяжеловесным барельефом.

— Здание на сегодняшний день смотрится совершенно неуместно, но надо понимать, что его строили в другие времена, с прицелом на совсем другое будущее. И это тоже памятник эпохи. Другое дело, что историческая память должна стимулировать жить полной жизнью и строить светлое будущее, а не загонять в депрессию. В нынешнем же своем виде это здание и барельеф на нём только её и вызывают.

В то же время Антон считает, что бездумно сносить всё, что не вписалось в новые реалии, не стоит. Во-первых, историю всё равно не перепишешь. Во-вторых, это затратно.

— Можно попробовать сделать новую облицовку, добавить озеленение, подсветку, какие-то террасы, расширить пешеходную зону, сделать так, чтобы барельеф столь явно не доминировал над улицей. А сейчас он словно «давит» на нас.

Сама улица Немига, по мнению архитектора, имеет большой коммерческий потенциал, который почему-то не используется.

— Улица оживлённая: здесь за час проходят тысячи людей, многие из них могли бы что-то покупать по дороге. Но уличной торговли, по сути, нет, кроме пары ларьков а-ля девяностые. Почему бы не устраивать здесь сезонные торговые ряды, не организовывать ярмарки, какие-то уличные развлечения, выставки, мероприятия, как это делается во многих городах мира? Тогда улица зажила бы совсем другой жизнью.

Гостиница или тюрьма?

Гостиница «Экспресс» — ещё одно своеобразное сооружение. Между стеклянными зданиями вокзала и ТРЦ Galileo оно выглядит, как привет из сурового прошлого.

— Я не раз проводил эксперимент и спрашивал у приезжих, какие ассоциации вызывает у них это здание. Почти все в один голос говорили: «Тюрьма!» Эти мрачные бетонные стены и узкие окошки уместно смотрелись бы на улице Володарского, но никак не здесь, у «ворот» города. Самое печальное, что по облику здания не читается его функциональное назначение. А гостиница должна привлекать к себе, располагать приезжего к тому, чтобы зайти внутрь.

Относительно этого здания Антон видит два варианта: снос либо серьёзная реконструкция, переделка фасада.

— Есть много современных облицовочных материалов, которые творят чудеса. Главное — правильно их подобрать. А первый этаж можно превратить в открытое пространство, убрав окна, двери и перегородки, оставив только несущие конструкции. Здесь можно будет организовать торговлю, развлечения, какие-то активности.

«Не-Кемпински»: между жизнью и смертью

Описанные выше здания всё же используются и имеют какой-то функционал, чего не скажешь о долгостроях. Среди самых эпичных — гостиница около цирка, прозванная в народе «Не-Кемпински». Ради помпезного проекта снесли первую минскую электростанцию — памятник промышленной архитектуры 19 века. Но стройку заморозили, а объект продали за символические два рубля российскому «Сбербанку». А до ума его доведут, в лучшем случае, к 2020-му.

— В другом месте проект смотрелся бы неплохо, но здесь он не вписывается в застройку проспекта. А ещё здание слишком «нависает» над парком Горького. Стены с маленькими окнами напоминают крепость или форт, где можно отстреливаться до последнего патрона. Возможно, стоило сделать здание «лесенкой», чтобы оно не доминировало над пространством. А со стороны проспекта можно было устроить общедоступные террасы для минчан и гостей города, как это сделано в Galleria Minsk: вид здесь замечательный.

Дисгармония с окружающим пространством особенно заметна, если перейти мост и взглянуть на сооружение со стороны парка. На одном берегу — родители с весёлыми детишками, развлечения и сладкая вата, на другом — торжественная мрачность некрополя. А река словно разделяет два мира: мир живых и мир мёртвых.

— Почему бы этот праздник жизни не продолжить на другом берегу? Если отдать пару нижних этажей гостиницы под торгово-развлекательный комплекс, то здание «заиграло» бы совсем по-другому. Оно привлекало бы людей, включалось в городскую жизнь. Удачный пример такого решения — Galleria Minsk, которая притягивает народ, как магнитом. Причём отель там тоже есть, но он всего лишь часть комплекса. А гостиница возле цирка задумана как «вещь в себе», как замкнутое пространство для узкого круга клиентов. А что оно даёт городу?

Очередной гостиницей и вправду никого не удивишь. Да и те, что есть, не пользуются ажиотажным спросом: туристу или командировочному часто выгоднее снять квартиру на сутки. Другое дело, торгово-развлекательный центр: там постоянно идёт движение денег, а само место становится интересным для горожан.

Минский ЦУМ и эстетика дачного домика

Ещё одно здание, к которому знатоки архитектуры относятся неоднозначно, — минский ЦУМ. К нему мы подходим с тыла и сразу видим нагромождение бетонных конструкций.

— Это ценнейшая городская территория, но давайте посмотрим, как она используется. За ЦУМом есть скверик, но к отдыху он не располагает, потому что мимо постоянно ездят грузовики с товаром. Ах, да, ещё и туалеты! Они, конечно, нужны, но в таком виде гармонии окружающему пейзажу не добавляют. Зато с другой стороны улочки обнаруживается жизнерадостная ресторанная терраса с живыми ёлочками и кустами земляники. Этот живописный островок уюта — пожалуй, единственное, на чём может отдохнуть глаз.

А вот тут хочется остановиться, зайти и посидеть за чашкой кофе. Будь вся улица была такая, мы бы чувствовали себя по-другому. Ведь давно известно, что окружающая обстановка влияет на психику человека.

Со стороны проспекта здание ЦУМа смотрится гораздо более благообразно, но восторга у архитектора не вызывает.

— Здание выглядит старомодно и тяжеловесно. Здесь явно нужна другая, более современная облицовка. Возможно, фасад оживил бы большой экран, как на той же Galleria Minsk. Но самое печальное — это красный металлопрофиль на крыше. Он бы уместно смотрелся разве что на дачном домике.

Архитектура — это не только эстетика, но и функциональность. О том, что советская концепция ЦУМа устарела, писали многие. Возможно, стоит пересмотреть само предназначение здания.

— Можно превратить его во всебеларусскую постоянно действующую выставку-продажу, где демонстрировались бы все товары, производимые в Беларуси. Чтобы любой иностранец мог найти здесь беларусскую продукцию. Если сделать первый этаж открытым пространством, то туда даже трактора, «БелАЗы» и другую технику или крупногабаритные изделия можно выставить. Пусть бы потенциальные покупатели ходили, смотрели, трогали, это всегда интересно. Да и просто прохожим было бы любопытно заглянуть. А так здание закрыто от улицы, хотя во всем мире стараются наоборот — стереть эту границу, завлечь покупателя.

Откуда берётся архитектурный трэш, и как с ним бороться?

Ощущение, что застройка Минска происходит вопреки мнению самих минчан, возникает у многих. Не успеваешь оглянуться, как появляется очередной «шедевр», от вида которого глаза начинают кровоточить. Порой возникает впечатление, что из всех возможных решений нарочно выбирают самое трэшовое.

— Архитекторы называют это «синдромом столицы». Землю под застройку получить очень сложно, а когда это удаётся, то инвесторы стремятся начать как можно быстрее. А в спешке трудно «родить» хороший проект.

Вторая проблема, по словам Антона, в том, что у нас не прижилась практика проведения открытых конкурсов среди архитекторов. Они вроде как есть, но знают о них зачастую полтора человека.

— Как это работает во всём мире? Если вы собираетесь построить дом у Троицкого, то объявляете открытый конкурс в несколько этапов, причем с призовым фондом, возможно, с привлечением спонсоров. Участвовать могут не только наши архитекторы или большие проектные организации, но и иностранные, чтобы использовать опыт со всего мира. Потом отбираются лучшие проекты, делается открытое обсуждение, проводится интернет-голосование, все видят процесс, почему победило то или иное решение. Призёры получают деньги и почёт, а победитель строит здание.

Ещё одна беда — когда застройкой или реконструкцией занимается слишком узкий круг людей.

— Лучший метод для решения масштабных задач — мозговой штурм. Генерировать идеи должна целая команда. И надо активнее привлекать молодых архитекторов, дизайнеров и небольшие проектные фирмы, которые могут привнести свежий взгляд.

На облик города, по словам архитектора, могут повлиять и его жители. Но чтобы к голосу народа прислушались, он должен зазвучать.

— Как бывший чиновник, могу сказать, что общественное обсуждение проектов — это тот бюрократический этап, через который не перепрыгнешь. Но чтобы чиновники вас услышали, нужно проявлять активность: интересоваться тем, что будет построено в вашем районе, приходить на обсуждение проектов, высказывать своё мнение. По закону вся информация о застройке находится в открытом доступе: её можно найти в интернете, в администрации города или района. А мы сначала отмалчиваемся, а потом возмущаемся: мол, понастроили чёрт знает что.

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 26.07.2017

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.