Ядерные отходы: как предупредить о них наших далёких потомков?

Как людям XXI века обратиться к Человеку 12.000 года, 10 тысяч лет спустя? Этот необычный, но тем не менее, важный вопрос, задают те, кто задумывается о судьбе ядерного мусора, который в изобилии производит современное общество.

26.11.2018 Грамадства Аўтар: Мари Джеймет Крыніца: Euronews

Ядерные бункеры через 10 000 лет

Ядерные отходы нашей цивилизации, как правило, оказываются упрятаны в подземные бункеры. Причём сегодня из закапывают всё глубже и глубже. В этих могильниках радиоактивный мусор должен пролежать не менее 10 тысяч лет, но и спустя этот срок некоторые из элементов останутся токсичны. И потому кого-то сегодня устраивает этот метод, а кто-то продолжает придумывать новые варианты дизайна для "атомной помойки".

Но остаётся одна кардинальная проблема: как отправить сообщение далёким потомкам о похороненной в земле смертельной опасности? Опыт показывает, что если у нас сохранилась некоторая связь с нашими предками, жившими в Европе около 2000 лет назад, то с теми, кто жил на этих землях 10 или 20 тысяч лет назад связи практически никакой нет. В какой форме мы можем оставить сообщение людям 51-о, 150-о или 1001 века? Как убедиться в том, что они нас поймут?

Станция глубинного захоронения отходов в Бюре (Франция)

 

Языки меняются, рисунки остаются

Итак, задача - как-то обозначить хранилища радиоактивных отходов. Первое, что приходит на ум - просто сделать надпись для грядущих поколений. В конце концов, письменность остаётся нашим неизменным способом общения в течение последних 5.500 лет. Проблема лишь в том, что любой материал - и бумага, и металл, и флэшки-USB подвержены старению и биоразложению.

Во Франции этой проблемой занимается "Национальное агентство по обращению с радиоактивными отходами", Andra. Один из предложенных вариантов - записывать важную информацию на так называемой "вечной бумаге" (также известной как "бескислотная бумага"), экземпляры которой хранятся во французском национальном архиве в Фонтенбло. Andra также занимается разработкой так называемого сапфирового диска, на который можно записать объём текста равный 400.000 страниц А4, причём диск сохраняет "относительную стабильность" в течение почти 2 миллионов лет.

Примером долгосрочного сохранения текста мог бы послужить Розеттский камень, на котором древние египтяне сделали 3 идентичные надписи, используя три разных алфавита. Но и камни подвержены эрозии. Тем не менее именно идея гравировки на жёсткой поверхности вдохновила художника Бруно Грассера, который стал лауреатом объявленного Andra конкурса на тему "долгосрочной памяти" человечества. «Капсула времени» в представлении художника - это своего рода гравировка наоборот: Грассер предлагает создать жёсткий цилиндр из агриллита с 2500 выпуклыми гранями. Каждые 40 лет "хранитель" цилиндра должен стёсывать одну грань и передавать цилиндр (на следующие 40 лет) новому "хранителю", одновременно передавая необходимую информацию. В результате цилиндр будет терять свои грани и в конце концов станет абсолютно гладким. Так, по расчёту художника, информация сохранится неизменной в течение 100.000 лет и будет донесена до сведения далёких потомков.

3-мерная модель "капсулы времени" по модели Бруно Грассера - Проект Bonne chance

Модель Бруно Грассера помогает разрешить проблему эволюции языка - из поколения в поколение информация, записанная на конкретном языке, может менять форму (алфавит, синтаксис, орфографию...), но при этом сохранять неизменным содержание.

 

Из поколения в поколение

  • Над проблемой долгосрочного хранения и передачи информации задумалось также Агентство по атомной энергетике (NEA) Организации экономического сотрудничества и развития, где основной вызов времени видят в проблеме архивации и последующего поиска информации о программах утилизации радиоактивных отходов.

  • В середине 1980 годов Департамент энергетики США в ходе строительства экспериментального завода по утилизации ядерных отходов в Нью-Мексико озадачил группу исследователей проблемой долгосрочной передачи данных. Центр утилизации в Нью-Мексико стал единственным на сегодня глубоководным геохранилищем для радиоактивных отходов в США.

  • Ещё одно предложение поступило от группы исследователей из университета штата Индиана. В докладе группы, которую возглавляет Томас Шебёк, специалисты рекомендуют создать своего рода "атомное братство", идея которого вдохновлена структурой католической церкви: члены братства могли бы передавать информацию из поколения в поколение с помощью «смеси знаковых, структурированных и символических элементов» с «высокой степенью дублирования одних и тех же сообщений».

  • К проблеме обратились также специалисты по семиотике - науке, которая занимается исследованием знаковых систем. Француз Флориан Бланкер - автор диссертации "Семиотическая надежность и стабильность толкования: испытание временем знакового долголетия". Бланкер считает что передача информации - это "и обязанность, и необходимость". Но есть существенная разница между общением (коммуникацией) и передачей информации. Последняя предполагает общее видение тех элементов, которые мы пытаемся передать: «Участники должны обозначить общие ценности и вдохнуть в них жизнь, - пишет французский семиотик. - Если по той или иной причине им это не удаётся, передача информации прекращается. В этом случае сообщение [которое мы пытаемся передать] попадает в систему коммуникации, выпадая из процесса передачи информации».

  • Биолог Франсуаза Бастид из Франции и итальянский специалист по зоосемиотике Паоло Фаббри пришли к идее использования кошек в качестве объектов культа, на подобии того, как это было в древних цивилизациях. Они предложили разработать метод генной инженерии, с помощью которого животные смогут менять цвет вблизи источника радиоактивности.

 

Стереть с лица Земли?

Представим себе сценарий, согласно которому ни один из способов передачи важной информации через поколения не сработал. Где-то нарушилась цепь, где-то были подменены понятия, а информация оказалась затерянной во глубине веков. Не лучше ли, следуя этой логике, полностью забыть о захоронениях ядерных отходов и стереть места их расположения с лица Земли?

Структура проекта Posiva - Проект Posiva
Над этим альтернативным решением работают специалисты финского центра глубокой геологической утилизации в Онкало. «Концепция управляющей компании Posiva сводится к тому, чтобы запечатать место захоронения через 100-120 лет после начала заполнения и никак не помечать могильник. Разумеется, часть концепции - это всё же защита населения от влияния радиации. Для этого могильник (см.схему) должен быть погружён на глубину примерно в 500 метров, где капсулы с радиоактивным материалом (1) окажутся на базовой скальной породе (4), а сверху изолированы с помощью многометровой бентонитовой пробки (2) и слоя пород, которыми заполнят туннель (3) для доставки материалов в ходе работы над проектом. Вся система должна быть "спрятана" в естественный ландшафт, чтобы ничто не напоминало об опасном глубинном могильнике. При этом остаётся непонятным, каким образом компания планирует заставить забыть о проекте людей, которые над ним непосредственно работали, стереть его из памяти местного населения, уничтожить все архивы компании Posiva, а также все упоминания о могильнике в СМИ? Для семиотика Флориана Бланкера это "задача неразрешимая": идея соблазнительная, но утопичная, считает французский учёный. Попытка "стереть память и заявить «Ничего тут нет!» быстро превращается в антиутопию".

 

Современный Стоунхендж для грядущих поколений

Для большинства специалистов сомнений нет: места захоронения радиоактивных отходов должны быть чётко обозначены, чтобы их было легко найти и понять, что в земле спрятано нечто опасное. Остаётся вопрос: как же пометить эти места и где разместить указания и разъяснения, пусть и символические? Большинство долгосрочных могильников расположены под поверхностью земли, и потому их надо обозначить как снаружи, так и сбоку, откуда (теоретически) далёкие потомки также смогут совершить подкоп.

Над идеями ограждения опасной зоны задумались учёные Министерства энергетики США, которые ещё в 1984 году опубликовали доклад, где, среди прочего, рассматривались различные конструкции и инсталляции, передающие идею опасности: поле, утыканное копьями, изображения угрожающих молний, огромные блоки гранита, сформированные в плотную сетку.

Заградительные блоки - рисунок Майкла Брилла - Министерство энергетики США

Прошло 32 года, и современные архитекторы из группы Les Nouveaux Voisins откликнулись на запрос французских властей из Andra и, ничего не зная об американских идеях из прошлого, предложили построить что-то вроде современного Стоунхенджа. По из задумке, над захоронением следует установить 80 гигантских 30-метровых колонн из бетона, наверху которых будут посажены деревья. С течением времени, под собственной тяжестью колонны будут погружаться в землю и в новый культурный слой, а дубы или другие растения со временем появятся на их месте, достигнув уровня почвы. За время "погружения" колонн уровень радиации, по идее авторов проекта, значительно понизится, а своеобразный симбиоз бетона и деревьев не только отметит точку, где было сделано захоронение, но и станет местом, где люди смогут прогуливаться из поколения в поколение, не забывая о том, что здесь покоится в недрах земли. Архитекторы обращаются к опыту нейробиологов, и утверждают, что в сохранении витальной информации поможет "память тела": по их словам, наша восприимчивость и сознательность повышаются, когда "идеей пропитывается весь наш организм".

Проект "Лес" архитектурного бюро Les Nouveaux Voisins - Les Nouveaux Voisins

 

Найти общий язык с человеком двухсотого века

Питер Галисон, профессор отделения истории науки Гарвардского университета и автор документального фильма «Политика сдерживания» о защите наших далёких потомков от отходов атомной индустрии напоминает, что роль искусства в поиске жизненно важного решения уже давно стала предметом дебатов. По мнению некоторых специалистов, как утверждает Галисон, если сообщение закодировано в «слишком художественную форму, то его могут не понять, поскольку искусство всегда предполагает самые различные интерпретации».

Именно поэтому, предупреждение на ядерном могильнике должно быть как можно более простым. Но какой символ или их сочетание может остаться неизменно понятным 10.000 лет спустя? Ведь современный человек с большим трудом понимает старо-славянский язык, не говоря уже об иероглифах майя, которым всего около 1000 лет.

Достаточно ли будет написать слово "опасность" на нескольких языках? Специалист по семиотике Флориан Бланкер напоминает, что языки - это тоже сочетание определённых символов, и буквы - один из трёх знаковых типов наряду с индексами (знаки-признаки) и иконами (знаками-изображения). Проблема символов в том, что это условные знаки, смысл которых привязан к существующим сегодня конвенциям. Иными словами, языки социально обусловлены, и достаточно изменения конвенции или её исчезновения для того, чтобы смысл написанного был полностью утерян.

 

Пиктограмма опасности (рисунок Jon Lomberg)

Достаточно ли, в таком случае, нарисовать череп со скрещенными костями? Увы, пиктограммы также могут восприниматься как символы. Если сегодня мы воспринимаем череп как знак смерти и, следовательно, - опасности, то, как напоминает Бланкер, ещё сравнительно недавно алхимики называли его «черепом Адама, а кости были соответственно символом воскрешения». И расстояние от "воскрешения" до "смерти" - всего несколько сотен лет!

В таком случае, не лучше ли будет нарисовать несколько пиктограмм в виде небольшого комикса, как то сделал американский художник Джон Ломберг? Для нас идея этого небольшого комикса очевидна: человек подходит к бочке с нарисованным черепом, открывает её и падает, держась за живот. Проблема лишь в расположении рисунков: сегодня логика чтения предполагает варианты просмотра слева-направо, справа-налево и сверху-вниз. Но кто знает, что может измениться за 10.000 лет? Что получится, если комикс будет прочитан задом наперёд?

Флориан Бланкер видит выход в сочетании икон и индексов: в своём исследовании он говорит о создании своего рода таблицы, в которой знаки-иконы будут сочетаться с обозначениями их признаков, причём пиктограмма человека будет исполнять то, что предполагает описание знаков-икон. Если предполагаемые действия будут графически описаны несколько раз, это создаст достаточно сложную систему, по которой, по задумке Бланкера, люди смогут "прочесть" послание и понять, что под землёй скрыты

радиоактивные материалы, и раскопки в этом месте связаны с опасностью. Преимущество этого метода в том, что он будет "понят всеми, вне зависимости от культурного фона и других факторов".

 

Человек любопытный - непослушный и недоверчивый

В современном обществе всегда найдётся масса причин, по которым передача информации из поколения в поколение станет невозможной. Некомпетентность, потеря интереса к сюжету, невежество, недосмотр, высокомерие, недооценка рисков, недопонимание, противозаконная деятельность, намеренное удержание информации или манипулирование данными - всё это включается в понятие «человеческого фактора».

За тысячелетия истории Человек доказал своё неисправимое любопытство, свою способность к стяжательству и непокорству. Проявили ли искатели приключений и археологи уважение к пирамидам и древнеегипетским гробницам, которые были опечатаны с расчётом, что их никогда не откроют? Конечно, нет. Прислушались ли японцы к советам далёких предков (чей язык они прекрасно понимают) на каменных глыбах, обозначающих границы, за которыми не следует строить дома и селиться из-за угрозы цунами? Опять же, нет.

Не стоит забывать, что проблема лежит также и в политической плоскости, и многое зависит от предпочтений тех или иных партий, которые стоят у власти. Как отмечает глава французского «Национального агентства по обращению с радиоактивными отходами» (Andra) Пьер-Мари Абади, "в 2006 году ядерная энергетика воспринималась как один из важнейших секторов экономики. А сегодня это всего лишь один из многих элементов. Кто знает, будут ли лет через 40 по-прежнему вестись фундаментальные исследования в этой области?" То есть, как указывает Абади, многое зависит от политической конъюнктуры и от повестки дня. Будут ли политики будущего поддерживать развитие ядерной индустрии щедрыми финансовыми влияниями? В противном случае нам сложно будет полагаться на знания грядущих поколений в этой области.

Контейнеры с радиоактивными отходами в Чернобыле (Украина)

 

Панацеи не существует

Сложность этой непростой задачи одинаково оценивают специалисты из разных стран. Единственная на сегодня международная конференция по данному вопросу прошла во французском Вердене в 2014 году. Её участники сошлись во мнении, что несмотря на необходимость передать информацию через века, процесс этот может потерпеть фиаско. Необходимо обеспечить передачу данных от поколения к поколению, и по-видимому делать это параллельно несколькими методами.

Гарвардский профессор Питер Галисон проводит параллель с глобальным изменением климата на планете: "Эту проблему нам не разрешить. Не существует панацеи для того, чтобы обратить вспять глобальное потепление. Но над этим всё же надо работать. (...) Думаю, что в конце концов у нас получится передать информацию сквозь время нашим далёким потомкам - именно потому, что мы испробуем множество способов для этого. Тут нет одного универсального решения: это и конструкции из каменной брони, и работа с радиоактивными пробами, и мемориал над могильником - все эти методы придётся совместить.

Семиотик Флориан Бланкер согласен, что избыточность информации станет залогом надежности сообщения. Причём в коллекцию повторяющихся данных, по мнению учёного, можно включить и его знаковую систему, и идею передачи от одного поколения к другому, и методы, которые выходят за рамки чисто научные. Человек живёт «страстями и эмоциями», и любое важное послание лучше всего "дойдёт до адресата", если будет создано на перекрёсте науки, технологий и искусства, которые вкупе дадут «наилучший возможный метод».

 


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 26.11.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.