«Белый аист ест обглоданное куриное крылышко, воробьи кормятся остатками торта». Почему птицы перебрались на свалки

Полигоны бытовых отходов превратились для птиц в дома и кормушки. Часть популяции некоторых видов стала оседлой, ведь в холодное время года корм можно найти и у нас. А мусора накапливается всё больше: только на столичный полигон «Северный» ежедневно вывозится 600–800 грузовиков с отходами. Ирина Самусенко, кандидат биологических наук и член общественной организации «Ахова птушак Бацькаўшчыны», на конференции Гродненского областного отделения АПБ представила итоги наблюдений за птицами на минских свалках.

28.02.2017 Жывая прырода Аўтар: Елена Ковальчук Фота: Елена Ковальчук, Максим Швед / belsat.eu, cdn.uplifers.com

Биолог заинтересовалась полигонами твёрдых бытовых отходов год назад, когда польские коллеги предложили поизучать там белых аистов.

Для меня это было немного необычно, — признаётся Ирина. — Но оказалось, что и на наших свалках есть птицы.

Ирина Самусенко

Изначально план был простой: понаблюдать. В Минске три полигона: «Северный», «Тростенецкий» и «Прудище». Орнитологи решили посещать каждый по мере сил и возможностей. Польские коллеги посоветовали методику: посещения проводятся раз в две недели не менее 5 часов.

За год с апреля по февраль минувшего года три минские свалки посетили около 30 раз. Ирина наблюдала за птицами в выходные дни, а потом к ней присоединился коллега Александр Винчевский.

«Прудище» — самый старый полигон, введён в эксплуатацию в 1968 году. Из-за того, что туда свозят промышленные отходы, птиц там мало — около 1500 особей.

«Тростенецкий» работает с 2007 года. В период весенней миграции там насчитали около 7000 кормящихся птиц.

Самой интересной оказалась свалка «Северная». Наблюдения орнитологи там начали в конце апреля и не захватили волну первых мигрантов, в основном озёрных чаек. Одновременно там регистрировали до 9000–10 000 кормящихся птиц. Орнитолог признаётся, что когда пернатых тысячи, сложно вести учёт, но они с коллегой старались быть объективными.

За год наблюдений учёные зафиксировали 45 видов. Из них 20 встречаются на полигонах во все сезоны года, 16 — в тёплое время и 9 — в периоды миграции. На полигонах зарегистрировали и редкие для Беларуси виды: средиземноморскую чайку, чайку-бургомистра, черноголовую чайку, морску чайку.

— Для орнитологов и любителей птиц там можно видеть страшные картины. Белый аист ест обглоданное куриное крылышко. Большая белоголовая чайка пожирает кусок мяса с чьего-то стола. Воробьи кормятся остатками торта. Не говоря уже о неприятном запахе, множестве мух, особенно летом. К тому же мусор на свалках постоянно пересыпают песком, и летом там тяжело работать. Нос, лёгкие забиваются. Оптика покрывается песком. Но лучшие из моих фотографий сделаны именно на свалке, — говорит Ирина.

Птицы селятся на полигонах, потому что там есть доступный корм. Как отмечает орнитолог, неестественная пища способна повлиять на популяцию разве что в перспективе. А вот для отдельно взятой особи она приведёт к ухудшению здоровья.

Свалки поспособствовали тому, что в Минске появилась оседлая популяция чаек. Птицы, которые питаются рыбой, смогли добывать там белковый корм. Правда, птицам по-прежнему нужна открытая водная поверхность, и они улетают покупаться и попить воды.

В Западной Европе ещё 20 лет назад часть популяции аистов стала оседлой. В Испании, Португалии аисты остаются зимовать, потому что имеют достаточно пищи, чтобы прокормиться в холодное время года.

Согласно Директиве ЕС, с 2017 года свалки открытого типа там запретят. За нарушения их владельцы будут платить штрафы и более высокие налоги.

Закон направлен на то, чтобы приводить полигоны в нормальный вид: перерабатывать мусор, закапывать его, — поясняет Ирина. — Что станет с птицами, часть которых стала оседлой, непонятно. Поэтому мы начали проводить исследования у себя, чтобы узнать ситуацию. За год исследования мы получили много данных, которые дали много идей и направлений для новых изысканий. Будем продолжать работать.

А в Беларуси с каждым днём в столицу прибывает всё больше гостей. Ежедневно на самый крупный полигон Минска «Северный» отгружается 600–800 грузовиков с отходами. Мусорная гора растёт. Уже сейчас её высота от поверхности земли — 85 метров, это как 30-этажный дом.

Для сравнения: высота Кургана Славы — 30 метров. Самая высокая точка Беларуси — Дзержинская возвышенность — 345 метров. А верхняя точка свалки — уже 302 метра (!) над уровнем моря. 

Разные группы видов важны в хозяйственном аспекте. Большая проблема у коммунальных служб, на крышах чьих домов гнездятся пару тысяч чаек. Человек создал искусственную среду для численного увеличения птиц. И сейчас мы пожинаем плоды. Птицы, которых он привлёк, являются источником проблем. Мы, учёные, проводим наблюдения, ведём мониторинг и отслеживаем ситуацию. Это неествественный биотоп, но он создан. Пока мы в начале исследований, и остаётся больше вопросов, чем ответов, — озадачена Ирина.

Аисты на свалке под Гродно, фото Максим Швед belsat.eu

Гродненский орнитолог Дмитрий Винчевский отметил, что на местном полигоне похожий видовой состав, меньше только редких птиц. Но в Гродно исследуют пока только аистов. Их здесь значительно больше. Дмитрий убеждён, что и количественный, и видовой состав птиц на полигонах твёрдых бытовых отходов будет только увеличиваться.

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 28.02.2017

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.