Треть мировых охраняемых территорий серьёзно пострадала из-за деятельности человека

Автор нового исследования называет ошеломляющей неспособность защитить биоразнообразие на «специально созданных для этого территориях».

Треть охраняемых территорий по всему миру, такие как национальные парки, серьёзно пострадали из-за деятельности человека, и это, по мнению исследователей, яркий показатель того, насколько реальны усилия стран по сдерживанию утраты биоразнообразия.

В ходе исследования, проведённого в Университете Квинсленда и опубликованного в журнале Science, была проанализирована деятельность человека на 50 тысячах охраняемых территорий по всему миру.

Исследователи обнаружили, что более 90% природоохранных объектов, таких как национальные парки и заповедники, имеют некоторые признаки деградации в результате человеческой деятельности, в том числе лесозаготовки, добычи полезных ископаемых, туризма и урбанизации. На трети охраняемых территорий (шесть миллионов километров квадратных) наблюдаются сильные изменения.

Наибольший ущерб был обнаружен в густо населённых районах Европы, Азии и Африки, но исследователи утверждают, что существенная деградация охраняемых территорий наблюдается также и в более богатых и менее населённых странах.

Джеймс Уотсон, ведущий автор исследования и учёный, занимающийся вопросами охраны природы в Университете Квинсленда и Обществе охраны дикой природы, сказал, что исследование показало тревожащие результаты и продемонстрировало, что страны не в состоянии защитить биоразнообразие даже в местах, специально предназначенных для этой цели.

«То что мы обнаружили, - это огромное количество высокоразвитой инфраструктуры, связанной с горнодобывающей деятельностью, промышленной лесозаготовкой, промышленным сельским хозяйством, энергетикой. Также мы увидели много поселений и построенные дороги» - сказал он. «Это те места, в которых нации должны заботиться о нуждах природы, а не собственных потребностях. Таким образом, найти развитую человеческую инфраструктуру на территориях, специально выделенных правительствами для сохранения биоразнообразия, было для нас настоящим потрясением».

Он привёл в качестве примера остров Барроу у западного побережья Австралии. В этом заповеднике обитают 13 видов млекопитающих, а также расположен газовый завод Gorgon. «Некоторые из этих видов больше не встречаются нигде на планете, и несмотря на это мы позволяем людям выстраивать инфраструктуру в этом месте» - сказал Уотсон. «Австралия должна установить стандарт, на который будут равняться другие страны, и тем не менее мы остаёмся одним из найхудших примеров в этом вопросе.»

Мартин Тейлор, учёный, занимающийся вопросами охраны природы в Акстралийском фонде дикой природы, сказал, что предложение правительства Турнбула о понижении уровня защиты морских вод, в том числе вокруг Большого Барьеного рифа, стало ещё одним примером того, что промышленность фактически считается более важной, чем охрана природы.

Также он отметил низкий уровень осведомлённости общественности о том, в какой степени различные промышленные отрасли могут влиять на охраняемые территории.

«Общественность не осознаёт, что промышленность негативно влияет на охраняемые территории, и мы надеемся, что это исследование поспособствует общему осознанию масштабов проблемы, - сказал Тейлор. - Сообщество ожидает, что национальный парк будет сохранён для дикой природы».

Известно, что в Австралии более 1800 растений, животных и экосистем находятся под угрозой исчезновения. Защитники природы и учёные назвали ситуацию, с которой сталкивается уязвимая дикая природа Австралии, национальным позором, и отметили, что те системы, которые должны её защищать, фактически находятся в сломанном состоянии.

В Беларуси своя специфика проблемы – в нашей стране в национальных парках можно охотиться, и государство активно продвигает такой вид досуга. Как так вышло, что на территориях, которые должны быть «уголками нетронутой дикой природы» официально разрешена охота?

Дело в том, что национальные парки имеют так называемые заповедные зоны, где любая хозяйственная деятельность человека запрещена, но вне этих зон можно и охотиться, и строить гостиницы, и устраивать развлечения для туристов.

Подробнее об этом рассказала для Радио Свобода Инесса Болотина, бывшая научная сотрудница национального парка «Припятский». По своей структуре наши национальные парки не соответствуют зарубежным.

Например, в национальном парке «Припятский» заповедная зона составляет лишь 34% от общей площади объекта. А в Беловежской пуще хозяйственная деятельность запрещена только на 60 тысячах из 160 тысяч гектаров всего национального парка.

Вот и получается, что национальные парки у нас есть, и их общая площадь весьма немалькая, но что касается действительно охраны дикой природы на их территории, то всё не так радужно.

 

 

 


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 28.05.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.