Чёрно-зелёная карта Минска: как экологам и бизнесменам найти общий язык?

Объяснить бизнесмену ценность парка проще на языке цифр, но для этого надо исследовать парк. Участники кампании «Городской Лесничий» попробовали посчитать деревья в Минске и их экономический эффект, а заодно учесть убыточные промышленные территории, нанося все данные на Чёрно-зелёную карту. По их мнению, эти сведения помогут наладить диалог с застройщиками и уберечь городские насаждения от вырубки.

30.01.2017 Экалогія горада 1 Аўтар: Анна Волынец Фота: Анна Волынец, Ренат Базаров, pixabay.com, pdm.by, Виктория Семенович / minsknews.by

Что выгоднее: деревья или промышленность?

Чёрно-зелёную карту Минска презентовали на одноимённом круглом столе 27 января. Она призвана проиллюстрировать, сколько в городе озеленённых и промышленных зон и какой от них экономической эффект. Кроме промзон на карту нанесены пустыри, заброшенные территории, и посчитаны суммы убытков предприятий за 2015 год.

Карта, составленная волонтёрами

Пока влонтёры и участники кампании «Городской Лесничий» картировали только один столичный район — Ленинский. Рассчитать цифры им помогали учёные Национальной академии наук по методике ТКП.

По ссылке map.urbanforester.by частично доступны данные по стоимости экосистемных услуг, которые город получает от зелёных зон.

Бывшее здание детской областной клинической больницы

Так, на месте гостиницы «Пекин» мог бы быть парк, если бы застройщик и инвестор нашли другую площадку. Например, ту, напротив которой находится неиспользуемый старый цех, считает член совета ОО «Экодом» Ирина Сухий.

Ирина Сухий

Но чаще всего представители строительного бизнеса апеллируют к будущей прибыли, в то время как экоактивисты рассуждают об абстрактных экологических ценностях.

 

О каких деньгах речь?

Корректно ли сравнивать эти величины? Чтобы разобраться, нужно понимать, что речь идёт о разных деньгах.

В случае предприятия мы говорим, что государство тратит 3 миллиона: недополученной прибыли, расходы на погашение процентов по кредиту, задолженность «Белэнерго»... Это затраты из госбюджета или бюджета госпредприятий.

Например, озеленённый участок площадью 12 га способен приносить 240 000 рублей в год, или почти 124 000 долларов. Сумма же убытков завода «Камволь» составляет почти 3 млн долларов. При этом его площадь — 18 га.

 

Школьная форма предприятия «Камволь»

Экосистемные услуги подразумевают в том числе, что деревья поглощают углекислый газ и осаждают пыль. Государство экономит также на медучреждениях и лечении людей, заболевших из-за загрязнённого воздуха, но в оценке это уже не учитывается.

Один человек потребляет в среднем 270 кг чистого кислорода в год. Такое же количество кислорода выделяет одно дерево внушительных параметров: тополь или дуб черешчатый диаметром ствола больше метра и высотой более 30 м. Деревья также задерживают до 60-70% пыли в воздухе. Данные представила Ольга Ефимова, научный сотрудник сектора мониторинга растительного мира Института экспериментальной ботаники им. В.Ф. Купревича.

Ольга Ефимова

При оценке экосистемных услуг должны учитываться повышение уровня жизни благодаря наличию пространства для отдыха. Другими словами, зелёные зоны приносят выгоду для всех, но не в форме денежных выплат, а благодаря тому, что эти деньги не тратятся на лечение, поездку в городской парк, выезд на природу.

 

Город выиграет дважды, если не испугается увольнений

Будет ли работать этот аргумент при общении с авторами коммерческих предложений или чиновниками?

«Да, ведь это экономическая логика, — объясняет Дмитрий Герилович, участник кампании «Городской Лесничий». — Застройщик говорит: мы сейчас построим крутой отель, который будет приносить N миллионов долларов прибыли. Город при этом получит налог и доходы от туристов. Но сохранив зелёную зону, город будет получать эквивалентную сумму ежегодно и вне зависимости от визового режима».

Дмитрий Герилович

Экологи предлагают мэрии выиграть дважды: с одной стороны, сохранить деревья, с другой — предложить застройщику альтернативную площадку, которая порой занята убыточным производством, где работают люди. Правда, при этом не учитываются последствия такого решения: например, пойдёт ли государство на рост социального напряжения из-за увольнений? Если предприятие убыточно, то руководство выбирает не сокращения работников, а уменьшение удельного количества труда.

Как ответил Дмитрий Герилович, проблемы такого масштаба гораздо шире, чем рассматриваемый вопрос, и не решаются экологическими организациями.

 

Администрация не считает деревья

В позиции экологов есть и скрытые нюансы: деньги помогут повысить ценность зелени в глазах горожан, и это необходимо.

«Нам постоянно говорят, что Минск — зелёный город, но статистика этого не подтверждает, — говорит Дмитрий Герилович. — В новый генплан включили территории за городом: у Минского моря и другие. Без них столица не была бы зелёной даже на бумаге».

Впрочем, вопросы не только с зелёной площадью. Сколько на самом деле в городе деревьев, вряд ли кто-то знает:

«Каждая администрация должна вести учёт объектов растительного мира, но он не всегда ведётся ввиду отсутствия финансовых средств, — говорит координатор правовой службы Товарищества «Зелёная сеть» Марина Дубина. — В основном таких данных нет, как мы узнали в результате запросов в администрации районов».

 

Земли промышленности — это возможность, а не проблема

Если инвесторы, чиновники и горожане разделят позицию экоактивистов, всё равно задача использовать промышленные земли не так проста.

«Яблочки растут, но есть их не советую, — показывает работник на яблоню у корпуса завода. — Мы не загрязняем почву, но никто не знает точно, как было до нас». *Обрывок диалога с сотрудниками предприятия по переработке масел в Крупском районе.

Несмотря на то, что такие территории часто находятся в центре города и хорошо обеспечены инфраструктурой, они в то же время неполноценны для инвестирования, обращает внимание один из создателей Минской урбанистической платформы Дмитрий Бибиков.

Дмитрий Бибиков

«Самые дешёвые улицы Минска находятся в тупиковых островах жилья возле промышленных предприятий», — поясняет он.

Идеальный вариант для промышленности — реконструкция с учётом окружающей среды при участии местных жителей и с уважением к правам арендаторов, обосновавшихся в старых промышленных зданиях.

«Промышленность можно рассматривать как возможность, а не думать, как избавиться от проблемы», — считает Дмитрий. Пока же в Минске работает первый вариант: хотят сделать «всё красиво» — и почти ничего не делают.

Таким образом, промышленные территории использовать надо, вопрос только как. И хотя такой подход не станет палочкой-выручалочкой для городских деревьев, но точно поможет снизить давление на них.

  • В ближайшей перспективе участники кампании продолжат учёты деревьев и промзон в Минске, за исключением дворов. Присоединиться к их работе может любой желающий. Это можно сделать через форму обратной связи на сайте, там же находится краткая методика работы в виде pdf-файла.

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 30.01.2017

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.

  • Хорошая статья, спасибо. И хорошая инициатива. Немного не в тему, но все о том же. Для меня уже много лет остается мистикой как в 21 веке строятся причинно-следственные связи между наличием гостиничных мест в город и количеством туристов. Почему считается что чтобы развивать туристический бизнес надо прежде всего построить гостиницу где спать. Наверное в период средне-позднего СССР так и было (пресловутые уже классические истории про места в гостинице только для командировочных и по блату). Но скажите, кто-нибудь когда-нибуть за последние 15 лет ездил в какой-нибудь город по причине того, что там есть хорошие гостиницы? :)
  • Ассоциация детей и молодежи
  • Багна
  • Белорусская Антиядерная Кампания
  • Беларускі камітэт Дзеці Чарнобыля
  • Выратуем прыпяцкіе дубровы
  • Экадом
  • Городской лесничий
  • Дзіцячыя экалагічныя майстэрні
  • Мінскае роварная таварыства
  • Неруш
  • Велогродно
  • Живое партнерство
  • За чистую Припять
  • Время Земли