Фотопроект Татьяны Ткачевой: Экоактивисты. Рисунки на теле

03.10.2017 Жыццё ў стылі «эка» 4 Аўтар: Татьяна Ткачова Фота: Татьяна Ткачова

Для многих татуировки - не простые украшения на теле, но осознанные, пережитые, прочувствованные символы, отражающие их идеалы, философию, их состояние души и тела в разные периоды жизни. Татуировки экологических активистов - часто уникальные. Казалось бы, кто еще станет набивать на себе брокколи? И зачем? Но они делают это. И готовы объяснить свои мотивы. Фотограф Татьяна Ткачева создала фотопроект об активистах экологического движения, попутно расспросив их о любимых местах в Минске и о тех рисунках-символах, которые украшают их тела.


Хрысціна, 29 год, журналістка, актывістка

Для мяне Котаўка – гэта месца, якое змагло аб’яднаць людзей. Гэта кропка адліку, калі ў мяне з’явілася вера ў тое, што мы можам нешта змяніць разам.

Усе свае татуіроўкі я рабіла ў эмацыйна-пераломныя моманты ў жыцці.

Першую татуіроўку – чарапаху –  я рабіла яшчэ ва ўніверсітэце, калі мне абрыдла вучоба. Аднак з бацькамі ў мяне была пэўная дамоўленасць, кансэнсус, што адукацыю я павінна атрымаць. А затым магу займацца, чым пажадаю. Таму набівала чарапаху з думкамі пра тое, што ты ні ад каго не залежыш і твае рашэнні – гэта твае рашэнні і толькі ты пасля нясеш адказнасць.

Усе наступныя татуіроўкі ў мяне з’яўляліся, калі я была экалагічным актывістам.

Другая татуіроўка – гэта знак бясконцасці. У нашым жыцці, калі мы захочам, усё можа быць бясконца. Проста трэба зрабіць гэты выбар.

На левай руцэ ў мяне набіты морква і брокалі. Люблю спалучэнне іх колераў і смаку. Брокалі мне нагадвае дрэва, а морква нагадвае дзяцінства. У бабулі быў свой агарод. Калі яна прарэджвала моркву, давала мне малодзенькую. У моркве існуе нейкая загадка: у яе можа быць класная вяршынька, але маленькі карашок, альбо наадварот. Гэта класна.

Чацвёртая татуіроўка – гэта хвост кіта. Я набіла яго пасля 15-ці сутак адсідкі пад час вясенніх акцый. Для мяне кіты – касмічныя неверагодныя, чароўныя жывёлы, у іх прысутнічае нейкая загадка. Але ў той жа час, нягледзячы на свае памеры, гэтыя гіганты такія безабаронныя перад чалавекам.

Яна, 28 лет. Правозащитница

Я люблю Октябрьскую улицу, потому что она совсем не такая, какой мне показался Минск, когда я впервые увидела его.

У меня всего три татуировки.

Первую я сделала, когда жила в родном городе Ростов-на-Дону. Год назад переехала в Киев, где сделала вторую татуировку. С весны 2017 года живу в Минске. Работаю в организации Human constanta, которая занимается вопросами мигрантов и беженцев из Северного Кавказа, а также информационной безопасностью и антидискриминацией.

Решение набить татуировку пришло в тот момент, когда моя жизнь круто изменилась. Я начала заниматься политическими заключенными, стала работать журналисткой. Была на судах Надежды Савченко. Еще я рассталась со своим молодым человеком. В тот момент не понимала, куда мне идти и как жить. Из-за непопулярной позиции в России у меня обвалилось много контактов, в том числе и контакты с моей семьей. Наверное, мне хотелось какой-то помощи от другого мира. Пошла и сделала татуировку – Третий глаз. Верю, что она помогает мне, дает возможность видеть то, что я не могу увидеть глазами. Это моё незримое я.

Вторая татуировка – енот – была сделана в  Киеве в память о моем друге. У него была кличка енот. Он погиб. А еще мне просто нравятся еноты.

Третья татуировка на ноге – это белый цветок. Я уже думала о том, что буду переезжать. Тогда мне хотелось встряски. Не могу сказать, что в ней был какой-то глубокий смысл, просто захотелось что-то быстро изменить.

Юля, 28 лет. Эколог. Дима 34 года. Музыкант-художник.

Самое любимое место в городе – это дом.

Юля

Моя татуировка никак не связана с моей позицией в экологии. Она ничего не значит. Мне просто нравится картинка на теле. На третьем курсе университета стала вегетарианкой, узнала про раздельный сбор мусора, стала посещать мероприятия, меня стали интересовать экодвижения. Я не могу сказать, что я суперактивист: на уборки не хожу, скверы не защищаю, но вот каштан под своим окном защитила от спила.

Дима

Делаю татуировки, потому что мне это нравится. Мы просто любим природу. Поэтому мы пытаемся ее сохранить.

Я никак не отношусь к экологии. Да, я сортирую мусор, не лью воду, езжу на велосипеде. Для меня это обычная жизнь, а не активизм. Мы с Юлей не покупаем лишние вещи. Если возникает желание о том, чтобы позаботиться о ком-нибудь, либо о чем-нибудь, то выбираешь природу. Но в более меркантильных целях, чтобы тебе было хорошо в природе. Если бы каждый так думал, то проблем автоматически не стало.

Юля, 27 год. Каардынатарка валанцёрскага сэрвісу Зялёнай сеткі

З плошчай Перамогі звязана шмат у маім жыцці. Гэта такое месца, якое спарадычна з’яўляецца часткай мяне.

Я думала, каб зрабіць татуіроўку ў далёкім юнацтве, калі слухала метал і захаплялася спевакамі. Але не адважылася на гэта. Чамусьці ў мяне было ўяўленне, што, калі я стану дарослай, то яна мне перастане падабацца.

Калі стукнула васемнаццаць, то жаданне зрабіць татуіроўку знікла. Доўгі час хацела зрабіць якую-небудзь будысцкую татуіроўку. Не ў якасці рэлігійнага сімвала, а ў якасці жыццёвай філасофіі. Потым зразумела, што мне дастаткова таго, што ў мяне ёсць у сэрцы. І татуіроўка мне не патрэбна.

Марта, 30 лет. Педагог, соучредительница первого белорусского веган-фастфуда MonkeyFood

Одно из любимых мест Минске – это наше кафе.

Татуировки связаны с моей позицией в экологии. Татуировка отражает то, что у тебя есть. Таким образом, ты программируешь себя. Татуировка – это такая константа в жизни.

И тут интересная история. Недавно моя приятельница рассказала, что одна тату-мастер сделала ей татуировку с деревом. Потом она искала место для дома. Приехала в одну из деревень и увидела такое же дерево, которое сделала ей мастер. Она поняла, что это знак, и здесь будет дом.

Та же тату-мастер два года назад сделала мне татуировку: на одной ноге – обезьяна, на другой –  банан. Обезьяны близкие нам животные. Они веселые. На мой взгляд, у нас с ними похожие характеры. Банан – символ вегетарианства. Через несколько лет я стала соучредительницей первого в веган-фастфуда в Беларуси – MonkeyFood.

Ирина, 31 год. Автор онлайн-курса по Этноботанике и ведущий Клуба историй в Школе Лучшей Версии Себя. Экоактивистка.

Любимых мест в городе у меня нет. Минск сам себя сжирает. Не хочется привязываться к какому-либо месту, парку, потому что городу свойственно быстро разрастаться, и в какой-то момент можно не узнать свое любимое место.

Татуировки связаны с моей жизненной позицией. Одна из них напрямую связана с экологией и травами. Этноботаника – это мой интерес на сегодняшний момент. Я выбирала умышленно такой образ, который касается трав и белорусской мифологии. Русалка ведает травами. Татуировка поддерживает меня. Это такая напоминалачка, на всю жизнь, как брак.

Яна 24 года. Кирилл, 26 лет. Экоактивисты.

Мы любим свою работу, поэтому сейчас любимое место – центральный вход в Ботанический сад. Здесь проводим акцию «День без автомобиля» – раздаем фрукты всем велосипедистам.

У нас нет татуировок, потому что это навсегда. В течение жизни идеи меняются, пусть не кардинально, но всё же. Татуировка – это слишком кардинально. Рисунок на теле привлекает внимание. Но мы лучше что-то сделаем, чем будем тратить время на татуировки. А еще татуировки это не так дешево.

Яна

Вся деятельность в экологии как борьба. В экологии нет легких путей. Ты всегда проходишь тяжелый путь. Либо ты горишь и мотивируешь всех остальных людей, либо не делаешь ничего.

Кирилл

Раньше для меня активизм был таким более романтичным,  а сейчас это стало более реалистично-прогматичным. Вижу реальную пользу некоторых вещей. Маленькими шагами пытаюсь сделать что-то хорошее. В конечном счете – это отзывается пользой и для меня тоже.

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 03.10.2017 4 Аўтар: Татьяна Ткачова

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.

  • А потом человек стареет и просто продолжает любить свое тело, как и любил.
  • А потом человек стареет и просто продолжает любить свое тело, как и любил.
  • А потом человек стареет и просто продолжает любить свое тело, как и любил.
  • А потом человек стареет и просто продолжает любить свое тело, как и любил.
  • Ассоциация детей и молодежи
  • Багна
  • Белорусская Антиядерная Кампания
  • Беларускі камітэт Дзеці Чарнобыля
  • Выратуем прыпяцкіе дубровы
  • Экадом
  • Городской лесничий
  • Дзіцячыя экалагічныя майстэрні
  • Мінскае роварная таварыства
  • Неруш
  • Велогродно
  • Живое партнерство
  • За чистую Припять
  • Время Земли