Уличный протест во французском Руане. При чем тут завод в Светлогорске?

Ночью с 25 на 26 сентября во французском городе Руан загорелся завод по производству присадок для машинных масел. Среди выбросов не только диоксины, но и газ метилмеркаптан.

04.10.2019 Вакол свету Аўтар: Анна Волынец Фота: Reporterre.fr

Ночью со среды 25 октября на четверг 26-го, примерно в три часа утра, во французском городе Руан послышались сильные взрывы. Они доносились с завода Lubrizol, объятого огнём. В хранилище завода сгорело более пяти тонн химических веществ и технического масла.

Руан, или Rouen по-французски – портовый город в устье Сены, одной из крупнейших рек Франции. Руан находится на северо-западе страны, неподалёку от регионального заповедника «Излучины нормандской Сены». Население города насчитывает более 110 тысяч жителей.

Фабрика основана в 1954 году на берегах Сены и принадлежит американскому миллиардеру Уоррену Баффету (Warren Buffett). Расположенный в промзоне Руана завод отделён от ближайших жилых домов единственной улицей.

Во вторник несколько школ в регионе были закрыты, дети жаловались на плохое самочувствие, тошноту, боль в горле и в глазах. Городские советы Руана и соседних городов призывали жителей не выходить без нужды из дома.

По словам властей, всесторонний анализ на месте пожара показал, что дым не токсичен. В то же время они сообщают, что речь идёт о диоксинах и метилмеркаптане. На сайте префектуры департамента Приморская Сена предупреждают также, что опасна осевшая на землю сажа и её частицы, находящиеся в воздухе.

Экологи и организации, борющиеся за чистоту окружающей среды, уверены, что власти скрывают правду, пишет BBC. Жители и ассоциации опасаются токсичности веществ, которые выделились в процессе пожара и вследствие химических реакций, спровоцированных высокими температурами.

Во вторник 1 октября тысячи граждан собрались в Руане, чтобы потребовать от властей большей прозрачности в отношении пожара на заводе Lubrizol, пишет Reporterre.fr.

 

Что такое меркаптаны?

На производстве в Руане уже было несколько происшествий: в 1974, 1989 и 2013 годах. И каждый раз их сопровождала одна и та же проблема – выброс газа из ряда тиолов (меркаптанов), пишет Geo.fr. Кстати, в 2013 году запах дошёл до Парижа, до которого более сотни километров, и после – до Лондона.

Речь о газе под названием метилмеркаптан – природного вещества с чрезвычайно неприятным запахом. Он выделяется при гниении, отчасти является причиной неприятного запаха изо рта, из него делают бомбы-вонючки, а также им ароматизируют природный газ, который не имеет собственного запаха.

Метилмеркаптан опасен для здоровья при высокой концентрации. Среди прочего он вызывает раздражение лёгких и рвоту – симптомы, которые описывают некоторые жители. И именно из-за возможности выброса этого газа завод Lubrizol отнесён к категории Севезо (Seveso).

Такая чёрная пыль накрыла весь город и окрестности. Её частицы опасны для лёгких. Фото – Getty Images

 

Что значит «категория Севезо»?

Полностью это звучит как категория «близкий к Севезо» в классификации производств по степени потенциальной опасности.

В 1976 году несколько муниципалитетов в Ломбардии (Италия) пострадали от облака диоксинов, исходящих от химического завода. Это была беспрецедентная экологическая и медицинская катастрофа, от которой сильнее всего пострадали Севезо (Seveso) и три других муниципалитета.

Было госпитализировано множество детей, умерли десятки тысяч сельскохозяйственных животных. Местность пришлось обеззараживать.

Это событие привело к формулированию в 1982 году общеевропейского закона о предотвращении и контроле крупных чрезвычайных происшествий с участием опасных веществ – так называемой Директивы Севезо (всего их выпущено три).

Она позволила ранжировать промышленные площадки по степени потенциальной опасности для здоровья и окружающей среды. Площадки делятся на две категории: крайне высокая (близкая к Севезо) и низкая (ниже Севезо), в зависимости от количества опасных веществ. Директива предписывает также набор мер безопасности в зависимости от группы предприятия.

В Евросоюзе таких площадок около 10 000, во Франции – 1 312. Руанский завод классифицируется как предприятие с показателем, близким к Севезо, как и 704 других во Франции.

 

Каковы последствия аварии?

Пожар на фабрике в Руане породил огромное облако чёрного дыма длиной 22 километра и шириной 6 километров. Теперь префектура рекомендует «ограничить ненужные поездки». Сбор урожая в регионе Руана также приостановлен. Министр сельского хозяйства пообещал пострадавшим фермерам полностью компенсировать ущерб.

«Первые анализы не выявили уровня концентрации основных контролируемых веществ, при котором они были бы токсичными», – говорит префект Приморской Сены Пьер-Андре Дюран.

То же самое говорят о влиянии аварии на качество воды. Тем не менее, многие люди выражают свою озабоченность в социальных сетях.

Выпадение сажи зафиксировано в Эне (Aisne), Уазе (Oise) и даже в Лилле (Lille), в 250 километрах от места пожара. Министр здравоохранения Агнес Бузин даже заявил в пятницу, что департамент Приморская Сена «явно загрязнён».

В ответ на критику правительство в лице премьер-министра Эдуарда Филиппа пообещало «полную прозрачность» в отношении данных о проведённых анализах. Глава правительства заверил, что «пахло дурно, но это (было) неядовито». Руководитель местного отделения SDIS – службы, подобной беларусскому МЧС – сообщил, что «в воздухе не обнаружено асбестового волокна».

Префектура также обнаружила, что сгорело 5 250 тонн химикатов и что ещё 160 бочек, которые предстоит эвакуировать, до сих пор находятся в «деликатном состоянии». Правительство ввело горячую линию.

 

При чём здесь Беларусь?

«Не магу супакоіцца і ўсе думаю, наколькі мы адрозніваемся ад французаў. Разавая аварыя на хімічным заводзе ў Руане і адразу якая рэакцыя насельніцтва! – пишет Алена Маслюкова, правозащитница из ПЦ «Вясна» и жительница города Светлогорск, известная по кампании против выбросов Светлогорского целлюлозно-бумажного комбината.

Одной из главных претензий горожан и жителей района к заводу является запах – вернее, вонь, причиной которой является метилмеркаптан. Тот самый газ, который выделился в результате аварии на химическом производстве в Руане.

«Зразумела, што ўлады збольшага паўсюль аднолькавыя – замоўчваюць факты і памеры катастроф. Але важна, як сябе паводзяць людзі ў такіх сітуацыях! Адныя аб'ядноўваюцца і вырашаюць праблемы, прыцягваюць увагу грамадства, бароняць сябе і сваё неад'емнае права жыць і дыхаць чыстым паветрам. Другія труцяцца два гады запар і пры гэтым хаваюцца дома і маўчаць, бо баяцца ўсяго і ўсіх – цалкам нашая сітуацыя. Меркаптанам у Руане засмуродзіла разава, пасля аварыі, і ужо весь свет ведае, што пачаліся пратэсты, людзі бароняць сваіх дзяцей.

А ў нас?! А ў нас, у Светлагорску, ўжо два гады сістэматычна гараджане дыхаюць гэтай брыдотай. У вазках мамы вязуць сваіх дзетак-немаўлят, а смурод па горадзе невыносны. І што? Думаеце яны ўзбурыліся? Не! Ідуць паўз ярмарку, паміж сабой гутараць, да розных палатак падыходзяць, смяюцца... Што гэта? Неадукаванасць? Недасведчанасць? Чалавечае глупства?
Так, згодна, мы не руанцы! Нас нічым не запалохаеш».


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 04.10.2019

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.