Шлях

Доступное жилье для сипухи. Как увлеченные парни заманивают в Беларусь очень красивых сов

Белорусский орнитолог Денис Китель — помните его? — это лучший друг ушастых (и не только ушастых) сов, бородатой (и не только бородатой) неясыти, беркутов, орланов-белохвостов, скопы и других видов хищных (и не только хищных) птиц. 

Всю свою сознательную жизнь он, как и положено в нашем социальном государстве, ударными темпами строит для них доступное жилье. Каждому — по потребностям: кому домик, кому гнездо, кому — платформу. Несколько последних лет Денис очень хочет подружить Беларусь с редчайшим для нашей страны видом сов — сипухой. Для этого он смастерил и развесил по юго-западу страны более 30 комфортабельных сипушьих домиков.

Итак, представьте: Однокомнатные сипушатники с «предбанником» располагаются под крышами зданий вблизи сельскохозяйственных полей — все условия для сытой и комфортной жизни пернатых пар с детьми! Казалось бы: гнездись, кормись, люби, а что-то не идет — за последние 20 лет в Беларуси фиксировали всего три места гнездования сипух. Но Денис уверен, что очень скоро их будет больше — и продолжает возводить сипушьи агрогородки.

Мы — в агрогородке Вистычи, что 11 километрами севернее Бреста. Население здесь — меньше тысячи человек, застройка малоэтажная. Главную местную достопримечательность — Крестовоздвиженскую церковь — видно практически из любой точки.

Денис Китель с коллегами-орнитологами паркуется возле забора историко-культурной ценности, открывает заваленный чем угодно багажник и переносит в храм части будущего сипушатника. Строительные материалы и инструменты орнитологи несут под вздохи прихожанки, которая жалуется на голубей и переживает, чтобы от сов мусора не прибавилось.

Денис ее успокаивает: мол, мусора от сипух больше не станет, а голуби исчезнут, как только закончится ремонт крыши и будут замурованы все отверстия, через которые те попадают на чердак.

 

«В той же Польше их намного больше»

Украшенная к Рождеству церковь встречает нас запахом ладана, к которому примешиваются хвойные нотки от закутанных в мишуру елей у алтаря, а Денис, не умолкая, рассказывает про сипух.

— В Польше они часто гнездятся на чердаках костелов, — Денис говорит и надевает на плечи туристический рюкзак со строительными инструментами. — Храмы они выбирают, так как это высокие здания. В прошлом году мы объезжали ближайшие к Бресту населенные пункты с церквями, показывали фотографии сипух и спрашивали людей, видели ли они здесь такую птицу. Батюшка Анатолий Пашкевич в Вистычах вспомнил, что года три назад в храм одна такая залетала. Мы предложили установить под крышей два домика. Он был не против. А там мы ему еще и пустельгу показали, которая живет под крышей храма.

Зачем Денису сипухи — понятно. Орнитолог все-таки. А вот на кой они сдались вистычанам и жителям соседних деревень? На этот вопрос у Дениса есть несколько ответов. Во-первых, сипухи красивые: лицевой диск у птицы в виде сердечка, а животик либо белый, либо рыжий. Во-вторых, их голос похож на человеческий храп — ничего непривычного для местных. Тоже, согласитесь, весомый аргумент! В-третьих, сипухи охотятся на грызунов — чем помогают аграриям в нашей нескончаемой битве за урожай. В-четвертых, одна такая совиная пара будет привлекать в Вистычи не меньше туристов, чем та же Крестовоздвиженская церковь. Это, правда, неточно.

Вообще же пока сипуха в Беларуси — редчайший вид. По словам Дениса, сейчас в стране известна лишь одна пара: гнездится в Мостовском районе Гродненской области. Ежегодно единичных залетных особей видят в в юго-западных районах Брестской области. А в позапрошлом году сипуха вон даже через открытую форточку залетела на заправку в Верхнедвинском районе Витебской области.

— В той же Польше их намного больше. Это потому что у нас система ведения сельского хозяйства сильно отличается, — говорит Денис. — В Польше много фермеров-частников и высокая мозаичность полей, то есть всегда есть в наличии и зерновые, и сенокосы с пастбищами. Когда много маленьких полей, то птица может выбирать, где ей охотиться. У нас же все общее, колхозное, монокультурное. Кроме того, на маленьких полях есть где спрятаться ее добыче — мышам, другим грызунам.

А в огромном распаханном поле «корму» негде жить, а сипухе, соответственно, нечего есть. Еще одно важное преимущество поляков: у них фермы с чердаками — а сипухи именно там и предпочитают гнездиться. Ну и денежный вопрос, конечно. В Польше хорошая система поддержки природоохранных инициатив. Грубо говоря, фермер может подать заявку на проект по сохранению на своей территории условной сипухи — и получить грантовые деньги на его реализацию.

 

«А еще тут куница живет»

Денис с коллегами берут в руки деревянные панели, инструменты — и по узкой винтовой лестнице поднимаются на чердак церкви. Кирпичный лаз ближе к верху сужается до размеров тоннеля на детской игровой площадке. Двигаться приходится чуть ли не ползком. Под крышей ступаем по новым деревянным балкам ближе к фасадной части здания. Под нами — своды потолка, местами засыпанные ветками и сухой листвой, которые нанесли сюда галки.

 А еще тут куница живет, — показывает Денис на скорлупу от куриных яиц и следы жизнедеятельности зверька.

Под крышей орнитологи собирают из панелей птичий домик. Материалы и инструменты для работы Денис закупил на средства, собранные на краудфанд-платформе Ulej еще в 2018 году. Тогда их проект по строительству сипушатников поддержали 180 человек. За несколько месяцев Денису с единомышленниками удалось собрать 4651 рубль — почти в три раза больше, чем планировали. Хотели построить и установить 20 домиков, сейчас счет перевалил уже за 30 — и работа продолжается.

— Домики мы поставили на фермах в Каменецком, Малоритском, Брестском, Гродненском районах. Что касается сакральных сооружений, то работа по этим строениям только начинается: вот разместили гнездовье в костеле в деревне Чернавчицы. Храм в Вистычах — второй наш объект. Периодически объезжаем все места и проверяем домики. Пока следов гнездования нет, — грустит Денис.

 

«Чем больше поставим домиков, тем выше вероятность, что сипухи их заселят»

Монтаж «панельного сипушатника» занимает около часа. Проект типовой — точно такие же домики устанавливают в Польше и других европейских странах. Внешне прямоугольный сипушатник напоминает собачью будку: домик состоит из одной просторной комнаты и «предбанника», задача которого — затемнить «жилое помещение».

— Сипухи могут иметь два выводка за сезон. Семьи у них большие — до десяти птенцов, поэтому домик должен быть просторный.

Первый домик орнитологи подвешивают напротив вентиляционного отверстия на высоте около метра — чтобы до него не добралась куница. Второй размещают под крышей бокового фасада.

— Создавать семью сипухи начинают ранней весной, а значит, домики нужно развешивать зимой. К этой весне, скорее всего, его не заселят. В лучшем случае птица здесь появится весной следующего года.

— А если не появится?

 Будем дальше ставить домики. Опыт европейских коллег показывает, что установка гнездовий реально влияет на увеличение численности сипух. Чем больше поставим домиков, тем больше вероятность, что сипухи их заселят. Ждем.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 06.01.2021

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.