Ищут отмывание денег. Четыре аргумента против новых отчётов для общественных организаций

Государство не финансирует общественные организации, но требует всё больше отчётов о том, откуда они берут деньги и куда тратят. С ноября – новые требования.

«Какой была бы Беларусь без грантовых денег?» – гадали мы в июне и возмущались, что декретом президента усложнят условия финансирования. Этот декрет вступил в силу в августе, но на этом процесс не остановился.

Условия для работы общественных организаций усложняются, и новым этапом стало введение для них дополнительной отчётности, которую надо подать до 1 марта. Официальная цель? Убедиться, что среди НГО нет тех, кто легализует деньги, полученные преступным путём.

7 ноября вышло постановление о порядке предоставления отчётов в рамках законодательства о мерах по предотвращению легализации доходов, полученных преступным путем, финансирования террористической деятельности и финансирования распространения оружия массового поражения (Постановлением Министерства юстиции от 30.10.2020 № 153-1 «Об информации о деятельности общественных объединений и фондов»).

Постановление вступает в силу с 20.11.2020, прочитать его текст можно на Pravo.by.

Особенно сильно изменения коснутся общественных объединений, объясняет Ольга Смолянко, директор Центра правовой трансформации Lawtrend. До сих пор общественные организации не обязаны были отчитываться государству о поступлении денежных средств.

– Теперь они будут обязаны публиковать информацию о любых денежных поступлениях на своих сайтах или в СМИ, либо направлять в регистрирующий орган, который разместит её сам, – говорит Ольга Смолянко.

 Фото – lawtrend.org

Согласно постановлению, это надо сделать до 1 марта следующего года.

Пример требований к содержанию такой отчётности. Надо предоставить информацию о (об):

  • продолжении деятельности общественного объединения с указанием места нахождения руководящего органа;
  • численности общественного объединения, его организационных структур;
  • мероприятиях, проведённых в уставных целях за год;
  • общей сумме поступивших денежных средств и иного имущества;
  • вступительных и членских взносах;
  • поступлениях от проводимых в уставных целях лекций, выставок, спортивных и других мероприятий;
  • доходах от предпринимательской деятельности;
  • добровольных пожертвованиях;
  • поступлениях от иностранных государств (организаций), международных организаций;
  • иных источниках, не запрещённых законодательством;
  • расходовании денежных средств и иного имущества содержит сведения о (об):
  • - общей сумме расходов денежных средств и иного имущества; - численности работников общественного объединения, размерах оплаты их труда;
  • - расходах на материально-техническое обеспечение;
  • - использовании денежных средств и иного имущества.

 

Первый аргумент против – отчитываться надо перед владельцем денег

– Вообще в публичной отчётности нет ничего плохого. Это нормально, но именно перед теми, кто даёт средства. Они, а не государство, главные заинтересованные информации, – говорит Ольга Смолянко.

Государство не создало механизмов финансирования НКО, но ввело большое количество финансовой отчётности. Например, при получении денег от иностранных жертвователей нужно подавать ежеквартальный отчёт в департамент по гуманитарной деятельности.

При получении спонсорской помощи также надо готовить отчёты, которые государственные органы могут затребовать при проверке. Но и те, и те отчёты могут после потребовать при проверке, причём в том числе у выделившего помощь.

– На наш взгляд, постановление – это чрезмерное вмешательство в деятельность некоммерческих организаций, тем более в условиях, когда доступ НКО к финансированию ограничен, – говорит представительница Центра правовой трансформации Lawtrend.

 

Второй – в Беларуси нет НКО-террористов, и государство это признало

Кроме того, отмечает Ольга, необходимо понимать: в Беларуси не выявлено некоммерческих организаций, которые бы занимались деятельностью, на противодействие которой направлено данное постановление (отмыванием денег, финансированием терроризма и т.п.)

Это следует из отчётности нашей страны в рамках механизмов FATF (группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег – ЗП)

– Следовательно, угроз нет и в этом плане его меры (требования к предоставляемой информации) непропорциональны и несоразмерны. А подходы в рамках этого механизма исходят из рискоориентированности, – объясняет собеседница.

Даже подобные действия в Беларуси не рассматриваются как терроризм. Фото - Tut.by

 

Третий – отчётность НКО не должна быть больше, чем у бизнеса

Международные стандарты говорят о том, что отчётность для НКО не должна быть больше и сложнее, чем для бизнеса. Но в Беларуси это не так:

– Во многом условия для некоммерческих организаций хуже, чем для коммерческих, что противоречит международным стандартам. Это касается не только отчётности,  но и, например, регистрации: для  бизнеса она проходит по заявительному принципу, а для общественных объединений и фондов – по разрешительному, – говорит правозащитница.

 

Четвёртый – ситуация правового дефолта

Правозащитница считает, правовой дефолт в Беларуси – это не преувеличение и не красочное сравнение, а факт.

– Без всяких приукрас. Почему? По двум причинам. Первая – так называемое органы власти сами говорят о том, что закон может не работать. Хотя именно он регулирует деятельность государства, даже в чрезвычайных ситуациях.

А теперь посмотрим на практику: пытки, избиения со стороны силовых структур, хотя применение силы строго ограничено законом. Это всё нарушение внутреннего законодательства, конституции и международных обязательств. Происходит попрание прав человека. Да, и ещё неработающие суды, неработающая система разделения властей…

В настоящее время законодательство применяется как угодно, и в этих условиях постановление может послужить ещё одним рычагом давления на НКО, – говорит Ольга Смолянко.

Фото – Pixabay.com


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 16.11.2020

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.