Эпоха ископаемого топлива уходит? Почему рушится отрасль и куда исчезают деньги

Пандемия коронавируса может спровоцировать обвал отрасли ископаемого топлива на 25 триллионов долларов США.

16.06.2020 Эксперт Аўтар: Наста Захаревич Фота: Pixabay.com

Исследование  показало, что из-за кризиса, связанного с пандемией коронавируса, стоимость мировых запасов ископаемого топлива может снизиться на две трети. И это случится раньше, чем предполагали эксперты, из-за изменения структуры спроса на нефть, газ и уголь.

По мнению финансового аналитического центра Carbon Tracker, надвигающийся коллапс в этой области может «существенно угрожать глобальной финансовой стабильности» и уничтожить рыночную стоимость компаний, работающих с ископаемым топливом.

Согласно докладу, обвал может случиться, если ежегодное снижение спроса на ископаемое топливо будет около 2%.

В таком случае будущая прибыль нефтяных, газовых и угольных компаний уменьшится примерно с 39 до 14 триллионов долларов.

Эксперты считают, что такой удар может вызвать шок в мировой экономике, поскольку рыночная стоимость компаний – это четверть мировых фондовых рынков. Такие компании должны мировым банкам триллионы долларов.

«Сейчас самое время спланировать постепенное сокращение запасов ископаемого топлива – это значит управлять воздействием на мировую экономику, а не держаться за неустойчивую сферу», – говорит автор отчета Кингсмилл Бонд.

В докладе говорится, что мир «становится свидетелем упадка и падения системы ископаемого топлива»: рынок альтернативной энергии растёт быстрее ожидаемого, а спрос на ископаемое топливо резко упал из-за пандемии.

«Риск для системы ископаемого топлива намного выше, чем традиционно считалось на финансовых рынках. Инвесторам надо повысить ставки дисконтирования, снизить ожидаемые цены, сократить стоимость терминалов и учесть затраты на очистку», – говорит эксперт.

 

Конец угольной промышленности?

Ранее специалисты уже говорили, что угольная промышленность не оправится от пандемии коронавируса. К тому идёт: инвестировать в альтернативные источники энергии стало безопаснее, и это значительно ускорило так называемый энергетический переход.

Кризис показал, что зелёная энергетика в 2020 году более выгодна и для инвесторов, и для рядовых потребителей.

Спрос на электроэнергию упал, и многие коммунальные предприятия в первую очередь сократили потребление угля, поскольку он обходился им дороже газа, ветра и солнечной энергии. В ЕС импорт угля для тепловых электростанций за последние месяцы сократился почти на две трети, достигнув минимума за 30 лет.

В апреле Швеция закрыла свою последнюю угольную электростанцию KVV6 в Хьортхагене в восточном Стокгольме. Это случилось на два года раньше запланированного, потому что из-за мягкой зимы она не использовалась даже до пандемии.

Австрия последовала этому примеру и закрыла единственную оставшуюся угольную электростанцию в Меллахе.

Нидерланды заявили, что сократят мощность своих тепловых электростанций на 75%, чтобы выполнить постановление суда для снижения климатических рисков.

Индия занимает второе место в мире по потреблению угля, но и там правительство отдает приоритет дешевой солнечной энергии. Это его ответ на падение спроса на электроэнергию из-за Covid-19 и ослабления экономики. Тенденция привела к первому годовому сокращению выбросов углерода за последние четыре десятилетия и беспрецедентному улучшению качеству воздуха. Также значительно вырос общественный спрос на новые возобновляемые источники энергии.

«Экономика угля уже была под структурным давлением до пандемии, – сказал Марк Льюис, руководитель исследования инвестиций в области изменения климата французского банка BNP Paribas. – Значит, давление все равно будет сохраняться, но теперь оно усугубляется последствиями пандемии».

По данным Международного энергетического агентства, в 2020 году расходы на нефть упадут более чем на 1 триллион, а доходы лектроэнергетического сектора снизятся на 180 миллиардов долларов.

Добыча сланца тоже оказывается под ударом.

«Сокращения и финансовый стресс особенно заметны среди некоторых независимых американских компаний и производителей сланца. Многие еще до падения цен столкнулись с требованиями инвесторов изменить бизнес-модели и улучшить денежный поток, — говорится в обзоре МЭА.

Некоторые производители сланцевых и других ресурсов хеджируют часть добычи 2020 года по более высоким ценам, но эта защита недолговечна и не дает серьезных гарантий в нынешних экстремальных рыночных условиях».

До сих пор ископаемое топливо оставалось относительно дешёвым, потому  что в его стоимости не учитывалось влияние на окружающую среду, а также из-за того, что его использование очень эффективно. Так, сжигание определённого количества угля вырабатывает большее количество энергии, чем сжигание такого же количества древесины.

Энергетический переход – это сложный процесс, и потребуется немало времени, чтобы люди, работающие в отрасли, смогли сменить сферу деятельности.

Предприниматель и филантроп Майкл Рубенс Блумберг также отмечает, что рынок движется в направлении чистой энергетики:

«Стоимость возобновляемой энергии резко снизилась, благодаря чему ветровая и солнечная энергетики стали двумя наиболее быстрорастущими отраслями, они создают рабочие места. В большинстве стран мира эти виды энергии обходятся дешевле, чем ископаемое топливо, и обеспечивают инвесторам более высокую прибыль.

Потребители и крупные бизнесы ценят зеленую экономику. В конце концов, это экономит им деньги на счетах за электроэнергию, очищает воздух в их сообществах и снижает турбулентность энергетических рынков».

 

Зелёная перестройка Европы и мира

Принципиально важную роль для перемен играет Европейское зелёное соглашение. Этот стратегический документ декларирует, что борьба с климатическим кризисом и охрана окружающей среды – политический и экономический приоритет для Евросоюза.

По словам экспертки в климатической политике Анастасии Бекиш, «если план будет реализован хотя бы наполовину, Европа через 25 лет будет выглядеть принципиально иначе».

«Понятно, что сегодня нельзя перейти на 100% к ВИЭ, но к 2050 году Европа планирует практически отказаться от использования ископаемого топлива, — говорит специалистка.

Будут активно устанавливать офшорные морские ветряные электростанции. В Дании уже сегодня бывают дни, когда 100% и больше получают исключительно от возобновляемых источников. Когда у них профицит в системе, они продают энергию либо даже доплачивают потребителям, чтобы они использовали ее.

И в Германии такое бывает, а в Швеции в начале этого года впервые в истории ветроэнергетические установки произвели более тераватт-часа электроэнергии всего за одну неделю.

Да, офшорные установки сейчас дороже в эксплуатации, потому что установить и обслуживать платформу в море затратно, но технологии дешевеют, в том числе потому, что ЕС в свое время субсидировал установку ветростанций и солнечных панелей. За счет этого бизнес и технологии развивались быстрее, фактически за несколько лет солнечные панели подешевели на 70%».

Есть и более радикальные начинания. Например, инициатива «Stop Fossil Fuels», которая выступает с требованием полного отказа от ископаемого топлива. В отличии от официальной климатической политики стран и регионов, эта кампания направлена на работу в серой зоне – в обход СМИ и коммуникаций с властями. Участницы и участники в большинстве своём предпочитают сохранять анонимность, и изначально настроены на конфронтацию и то, что к их идеям не будут прислушиваться люди, обладающие реальной властью.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 16.06.2020

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.