Сажайте деревья, а не журналистов

Свиньи доедали за всеми. Интервью с бывшим работником контактного зоопарка о том, где заканчивается развлечение и начинаются страдания животных

Зоозащитники не первый год беспокоятся о существовании контактных зоопарков, основная претензия к этим «музеям живой природы» – отсутствие законов, должным образом регулирующих работу, и плохие условия содержания животных. Нам удалось поговорить с одним из бывших работников контактного зоопарка «Пиксель», который на протяжении трёх лет работал в Бресте. Из рассказа ясно: такие заведения означают негуманное отношение к животным и сложные условия труда для сотрудников.

17.03.2020 Жывая прырода Аўтар: Татьяна Гендель Фота: Личные архивы героев

Осторожно! В публикации есть описания жестоких сцен и фото, которые могут быть триггером.

Контактный зоопарк только внешне веселое место, где розовощекие детишки радостно возятся с дружелюбными зверятами. На деле же для диких животных общение с человеком противоестественно и вызывает стресс.

Помимо вреда самому животному, в опасности находятся и сами посетители, так как даже опытные сотрудники не всегда могут угадать, что в голове у дикого зверя.

Плюс чаще всего в таких зоопарках отсутствуют квалифицированные работники. В придачу к этому — недостаток еды, искусственное освещение и кафельный пол вместо подстилки. Подробнее о своей работе в развлекательный центре «Пиксель» расскажет бывший работник зоопарка Василий Иванов (имя вымышленное по просьбе героя, просит не указывать в целях безопасности).

 

Людей не хватало, но я любил животных и проводил на работе много времени

– Ты устроился на работу мечты: милые животные, толпы детишек с ними играют, все улыбаются – отличная место. Что было дальше?

– Все началось с того, что нас, работников, катастрофически не хватало, ведь кто-то должен ухаживать за животными, кто-то – чистить вольеры, готовить еду животным, работать в зале с посетителями и стоять у кассы.

Я готовился к тому, что у меня будет узкая роль, но на деле нас было всего два-три человека на всё это.

Когда я пришёл – это были кассир и человек, который работает в зале со зверями и посетителями. Он и людей развлекает, и за животными присматривает, и за едой бегает.  

А ведь каждому животному нужно много внимания: накормить, вычесать, осмотреть на наличие травм – это трудоёмкий процесс. И в итоге часто люди оставались вообще одни с животными в зале. В то время как к некоторым животным запрещено заходить в вольер.

– То есть сразу, как  устроился на работу, ты понял, что на тебе много обязанностей, о которых не говорили изначально, и тебя это устроило?

– Не скажу, что мне это не нравилось, я очень люблю животных и проводил на работе много времени. Ухаживал по мере сил, сколько мог, уделял внимания, иногда покупал им покушать из своих денег, потому что с кормом тоже была отдельная финансовая история.

 

Случайных людей не было, а если и попадали, то быстро сбегали

– Расскажи немного о своём рабочем дне: какой у тебя был распорядок, как работал зоопарк?

– Мы приходили за час до открытия, за это время надо было все убрать, приготовить еду, накормить животных, подготовиться к приёму клиентов. Раньше были ночные смены, но уже при мне животные на всю ночь оставались одни, были предоставлены сами себе и могли делать что угодно.

Для посетителей зоопарк работал с 10 утра до 20 вечера, это время было очень напряжённым, даже присесть на пару минут и поесть было проблемой. Вечером за час до закрытия уже надо начинать готовить еду животным и убираться. Кассиру надо подбивать кассу.

При этом еще хотят посетители, а кормить при них животных было неловко, как показать им, что мы кормим всех кашей с костями…Думаю, у людей был бы шок!

Никакого перерыва на обед у нас не было предусмотрено, просто пока посетителей было меньше, кто-то оставался один в зале, а второй бежал в магазин за едой для животных и, если повезёт, успевал перекусить сам.

Официально у нас работало 50% людей с инвалидностью, и зарегистрировано было около 8 человек. Из-за людей с инвалидностью владелец платил арендную плату гораздо ниже, чем это положено. Руководство экономило на всем, при этом выделяя всего пару копеек животным.

Работники получали минималку, моя зарплата была около 300 рублей. Иногда нам доплачивали за раздачу рекламных флайеров, могло выйти 350 рублей, но не более. Плюс мы часто выходили не в смену, просто помогать коллегам. Мы работали 2 через 2 дня, но, по сути, приходили на работу практически ежедневно. Мы прекрасно понимали, что вдвоем справиться невозможно.

– Можно ли сказать, что вы были своего рода волонтёрами, которые работали за идею?

– Да, это действительно так. Там не было случайных людей, а если такие и попадали, то они быстро от нас сбегали, была большая текучка. Остальные были просто большими любителями животных, и мы как могли, следили за ними.

 

Дети играют, а кролики бросаются кишками детёнышей

– Насколько большой был зоопарк и какие животные там были?

– Животные стандартны для всех зоопарков, работающих по франшизе «страна Енотия».

У нас было очень много кроликов, морские свинки, енот носуха, сибирские лисы, енотовидные собаки, вьетнамские декоративные свинки, козы, овечки, бенгальские кошки, лори, еноты полоскуны, сурикат Анечка, африканские ёжики-альбиносы, хорьки.

– Расскажи более конкретно на примерах животных, как им жилось в вашем зоопарке?

Им плохо жилось, и есть множество историй, подтверждающих это. Например, история с енотом-носухой. Раньше у нас их было двое, самочку взяли в брестском зоопарке, но животные не ладили между собой, и наш енот Михалыч ее задрал. Опять-таки, сами не отследили ситуацию.

Трагедию можно было предотвратить –  отсадить животное и спасти. Но не заметили вовремя.

Сибирские лисы тоже страдали. Их особенность в том, что эти животные очень пугливы, к ним нельзя подпускать людей, они сильно нервничают. В зоопарке, ради развлечения и чтобы привлечь побольше посетителей, работников заставляли заводить в вольер клиентов, чтобы лисы прыгали и просили еду. Люди заходили, а лисы в буквальном смысле слова гадили на пол от страха. Они были на грани нервного срыва, у них выпадала шерсть.

У одного из енотов началось что-то типа лишая: появились проплешины, выпадала шерсть. Он был агрессивен, постоянно чесался, было видно, что животному очень плохо. Енот забивался к себе в домик и целый день лежал, что совершенно не свойственно для этого животного. Ветеринара никто не приглашал.

С кроликами тоже была отдельная история. Все знают, как быстро и продуктивно они размножаются. Крольчиха, когда готовится стать матерью, подготавливает для крольчат своеобразное гнездо из собственного пуха. И крольчата появляются буквально через день.

Как только другие кролики видят новорожденных, они их хватают, раздирают и бегают по вольеру, разбрасывая кишки.

И случаев, когда дети играют и резвятся, а по вольеру начинают разлетаться куски крольчат, было очень много. Если бы работников хватало, то этих крольчих сразу же, как только они начинают готовить гнездо, отсадили бы в отдельную клетку. А кому это делать?

 

Посетителей могла бы разорвать носуха, но обычно кусали кролики и блохи

 – Расскажи, как работает зоопарк, кого можно было трогать, а кого нет?

– Там был набор вполне дружелюбных к общению с людьми животных: овечки, козы, ёжики, кролики, морские свинки. А на остальных можно просто посмотреть с достаточно близкого расстояния.

На деле практически всех давали погладить и потрогать.

Это делалось для увеличения популярности, чтобы можно было сделать фото с интересным животным. Некоторые животные реально опасные, тот же лори может прокусить палец просто насквозь, но и к нему пускали.

– Были ли случаи, когда животные вредили посетителям?

– Как-то раз был суд, когда енот покусал женщину, не знаю, чем тогда закончилось дело…Но это один из немногих случаев, когда делу дали ход.

К енотам нельзя заходить, это дикое животное, иногда его можно погладить, иногда нет. Енота надо хорошо чувствовать, и если с работником это будет относительно безопасно, то самостоятельно заходить к нему достаточно рискованно. Никогда не знаешь, что у животного в голове. Кто-то может дернуть его за хвост, случайно придавить. Они бегают, прыгают, что-то не понравилось – уже кусают.

К носухам тоже заводили людей, их можно было погладить. Хотя, по-хорошему, носуха может вообще разорвать человека. Очень страшный зверь с громадными когтями.

Особенно нельзя их дёргать за хвост, ведь он играет важную роль для поддержания баланса. И если за него дернуть, носуха может сразу накинуться. Ребёнка она просто раздерёт на кусочки.

Конечно, самостоятельно к носухе было сложно зайти, там была предусмотрена двойная дверь, но со смотрителем людей пускали по 2-3 человека, даже с детьми. Чистая удача, что ни с кем ничего не случилось.

Мы с носухой были на коротком поводке, я хорошо изучил повадки животного, поэтому мог быстро среагировать, если что-то пойдёт не так.

Посетителей часто кусали кролики и блохи, но каких-то случаев серьёзных травм не было.

Пару раз несильно кусал лори, енотовидные собаки, еноты, но это сразу пытались загладить, предлагали перекись, ватку и какие-нибудь плюшки, типа бесплатного входа.

Основные жалобы от посетителей были на блох. Как только мамы обнаруживали их на своих детях, сразу начинался скандал, но и тут мирно договаривались. На самом деле такое разгильдяйство и недостаток работников могли привести к более страшным последствиям.

 

Ветеринар уходил, и мы пытались лечить своими силами

– Болели ли у вас животные и если да, то кто их лечил?

– Болели у нас практически все животные. Во-первых, те же блохи. Они были абсолютно у всех, мы проводили несколько раз чистку, но не полным курсом. Опрыскивали вольеры и самих животных. А потом в течение месяца процедуру надо было еще раз повторить, закрыть зоопарк, что, естественно, никто никогда не делал.

Финансирование на это было минимальное. Скажем, чтобы провести нормальную чистку от блох, нужно было около 1000 долларов, а выделяли на это рублей 150-200.

И делай как угодно. Дошло до того, что один из сотрудников взял и украл эти деньги, тогда шеф сказал, что раз так, новых денег он выделить не сможет.

Ветеринар приходил несколько раз, сказал, что животные больны, выглядят чахлыми, их надо выхаживать, хорошо кормить, покупать таблетки, лекарства, избавлять от блох, потому что они очень донимают животных.

И всё, врач уходил. Шеф не оплачивал лечение профессионалами, мы просто покупали выписанные лекарства и пытались лечить их своими силами.

Потом, когда на это деньги вообще перестали выделять, блохи стали заедать уже нас – работников и посетителей. Ты просто стоишь, а они по тебе прыгают, даже не счесть, сколько раз меня кусали, к вечеру я был весь в красных пятнах.

– Я так понимаю, что работники как-то пытались разговаривать с руководством  и говорить о проблемах?

– Конечно, но нам отвечали, что денег нет, нанять дополнительных работников не могут, а проблемы животных… Ну что поделать, это дикий мир, у них такие нравы, естественный отбор и выживает сильнейший. Сам начальник нам в работе не помогал, он только следил за всеми по камере и раздавал задания. Не стоял на кассе, не работал с ни с клиентами, ни тем более с животными.

– Приходили ли к вам с проверками – санстанция должна же за таким следить? Подавали ли вы, работники, какие-то жалобы?

– На нас были жалобы от посетителей, несколько раз подавали заявления в санстанцию. Я не знаю, каким образом, но мы всегда выходили из воды сухими. Сами мы понимали, что ничего поменять не сможем, нас просто уволят.

Единственное, что мы делали, это писали под левыми аккаунтами жалобы в наши группы в соцсетях.

Разговаривали с руководством и пытались за свои деньги что-то улучшить. Мы прекрасно понимали, что там уже все схвачено. Закончилось бы тем, что нас бы уволили и наняли новых людей, которым бы было наплевать на животных и те бы точно загнулись.

 

На всех животных в день на питание выделялось 5 рублей

– Расскажи подробнее о рационе животных. Ты упомянул кашу с костями, ею действительно кормили всех?

– Абсолютно всех, от травоядных до хищников. Каждый день они получали один и тот же корм. Козам и овцам еще иногда перепадала морковка или капуста, какое-то сено с добавками. Свиньи доедали за всеми – отходы, остатки, любую еду.

Остальные сидели только на этой каше с перемолотыми вареными костями, иногда на костях могло быть немного мяса, но это крохи, обычный суповой набор.

В выходные был настоящий ад, посетителей было очень много, и за час до закрытия мы не успевали приготовить животным ужин. Приходилось только начинать готовить после закрытия, животные уже буквально кричали от голода и были нервными. Потом набрасывались на еду и переедали, кошки, например, начинали прятать еду в опилки, чтобы запасти впрок, и она там протухала.

– Кто занимался разработкой такого меню и закупал животным продукты?

Подготовкой продуктов тоже занимались работники. Нам давали разрешение взять из кассы пару рублей, сходить в ближайший магазин и купить на эти деньги кашу, овощи и кости. То есть, решали, что купить мы сами, но на деле денег катастрофически не хватало и приходилось покупать все самое дешевое.

На всех животных в день на питание выделялось всего 5 рублей!

Вот и выходило, что на эти деньги можно было купить только два пакета какой-то каши, суповой набор, пару морковин и капусту.

Хорошо, если люди еще приносили какую-то еду, напрямую им было запрещено кормить животных своей едой, но мы брали у них пакеты и уже сами выбирали, что пригодно, а что нет. Но это было редко, все-таки вход в зоопарк был не совсем дешёвым (от 10 рублей детям и 12 взрослым в выходные и 8 и 10 соответственно в будние).

Люди не думали, что животным нужна дополнительная еда. Но за 2 рубля люди могли купить у нас маленький стаканчик с капустой и морковкой. Иногда доходило до того, что эти стаканчики с едой мы продавали мимо кассы, и на эти дополнительные деньги докупали чуть больше еды.

При этом у нас была специальная книжечка на кухне, там был составленный ветеринарами полноценный рацион для всех животных, с обязательным добавлением яиц, творога, молока, свежих фруктов и кучи всего другого. Для каждого животного отдельное меню. Для хищников обязательным было мясо. Из всего этого им практически ничего никогда не доставалось, исключением были только случаи, когда кто-то из животных беременел. Тогда рацион немного улучшался.

 

Когда забеременела енотиха, мы приходили за два часа до работы

– Тогда расскажи, как проходила беременность кого-либо из животных, как за ними ухаживали?

Например, когда забеременела енотиха, мы приходили за два часа до работы, после оставались на пару часов дольше, чтобы за ней ухаживать. После родов самка становится буквально бешенной, начинала везде таскать за собой детей, что тоже опасно.

Для нее должен бы быть специальный затемненный вольер, а на деле она жила в подсобке, где домик стоял на автомобильных покрышках владельца, которые он там хранил. Она свою будку скидывала, детей расшвыривала, была нервной. Один маленький енот умер, а два выжило, только нашими стараниями, нашими расцарапанными лицами и руками, потому что енотиха была довольно агрессивной.

Приходилось вырываться даже на выходные. У меня в смене как раз было два человека, которые уже давно работают с енотами и хорошо их знают. А в другой смене работали новички, и им надо было помогать. Без этого маленькие енотики бы точно не выжили.

Опять же, кормить енотиху надо было практически с ложечки. Если просто оставить еду, она сама к ней даже не подойдет, и та сгниёт. Ей надо было еду буквально впихивать, при этом енотиха рычала и кусалась. В дикой природе к родам у животного было бы уже все запасено в логове, и она с детишками сидела бы в дупле не вылезая, пока енотики не вырастут.

Потом, когда малыши смогли бы карабкаться по дереву, она начала бы их выгуливать. Наша же енотиха вообще не представляла, что ей делать с детьми, в месте, где она сама не может понять, как выжить. Тут постоянный стресс, куча людей, недостаток еды, все не подготовлено.

 

Всё это можно было предотвратить

– Расскажи, где жили животные, у них были достаточно большие вольеры и клетки, как они убирались?

– С этим было более-менее нормально. В вольерах жили морские свинки, вьетнамские свинки, кролики, козы и овечки. То есть те животные, к которым можно было зайти даже без нас. Плюс еще енотовидные собаки, но к ним мы не пускали, потому что эти животные слепые и очень злые.

В закрытых клетках сидели все те, кто может вырваться и убежать. Они были достаточно просторные, но, тем не менее, загрязнялись быстро. Мы убирали только утром и вечером, а все, что прибавлялось в течение дня, просто присыпали сверху опилками. А их постоянно не хватало, потому что, самое интересное, поиском и закупкой опилок тоже занимались мы.

Надо было договариваться в свой выходной, искать поставщика, ехать набирать в мешки опилки, косить сено, сушить его, собирать…

– Серьёзно, это не шутка? Вы сами заготавливали сено?!

– Совершенно серьёзно! Всем от А до Я занимались работники. Все полностью висело на нас. Официально здесь числился завхоз, который на деле практически ничего не делал, а если и делал, то плохо и не до конца. Иногда подворовывал деньги, скидывал вину на других.

У нас никогда ничего не было, все надо было вызванивать, выпрашивать, самим покупать мусорные пакеты для экскрементов и опилок. Если у нас не получать заготовить сено, животные могли неделями его не видеть и кормиться тем, что мы сможем добыть.

– Как ты в итоге решил уйти?

– Меня это действительно через некоторое время достало. Во-первых, само отношение к животным, во-вторых вопрос с деньгами. Мне надо платить за съем квартиры, а даже эти копейки зарплаты могли задерживать. Приходилось буквально выпрашивать деньги на еду, проезд или поход к врачу. Те, с кем я работал с самого начала, тоже стали уходить. С новыми людьми надо было работать еще и инструктором и объяснять им, как работать с животными.

В итоге уже после ухода я узнал, что зоопарк закрылся, а животных забрали различные волонтерские организации. Абсолютно все животные были больны, у всех глубокие психические травмы. Кому-то надо было делать операцию. У кого-то были проблемы со зрением, у кого-то с пищеварением необратимые проблемы. Еноту ампутировали лапу. Это только из того, что я знаю, и всё это можно было предотвратить.

 

Приют «Сирин»: у животных не оказалось документов

Сейчас контактный зоопарк закрыт, и часть животных выкупил Центр помощи и реабилитации диких животных «Сирин». Комментирует ситуацию его представительница Ирина Трояновская:

– Я не могу сказать, что животные попали к нам в совсем кошмарном состоянии, но проблемы, конечно, имеются. Два енота были совершенно слепые. У одного страшно выглядела лапа из-за травмы на колене. Было проведено несколько операций, но в итоге лапу пришлось ампутировать.

Почему полуторагодовалые еноты оказались слепыми – сложно сказать. Возможно, это какие-то мутации и близкородственные связи. Возможно, плохие условия содержания, а вероятнее всего, что оба фактора вместе. Прежние владельцы хотели их усыпить.

Забрали мы и двух енотовидных собак. В целом они выглядели неплохо, были сыты и не в сильном стрессе, хотя прожили несколько дней в переноске. По их здоровью у нас особых вопросов не было. Носуха тоже у нас, была несколько худовата, но уже радостная и кушает прямо из рук.

В тяжелом психологическом состоянии к нам попало две лисы. Одна из них просто лежала неделю и выла не переставая. Сейчас она счастливая, любит людей, виляет хвостом и радуется жизни.

Отдельно стоит вопрос с документами: животные не были зарегистрированы. Мы ведем переписку с министерством, но они ничего дельного пока не сделали.

Хозяева животных общались адекватно, даже сделали нам скидку на животных и мы смогли их выкупить.

 

Что сейчас с контактными зоопарками?

В начале 2018 года «Витебский курьер» писал, что Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды предложило запретить передвижные и контактные зоопарки в Беларуси.

Но до сих пор контактные зоопарки открываются, закрываются и продают животных – в общем, существуют как явление. В октябре 2019 года запрета всё ещё не было, но Минприроды сохраняет свою позицию:

– Дикое животное априори не приучено к общению с нами. Поэтому для него это стресс. Этот стресс, во-первых, для животного, в том числе это не безопасно для человека. Предугадать, как поведёт себя дикое животное в той или иной ситуации, невозможно.

Мы вышли с инициативой об исключении содержания в контактных зоопарках диких животных, – высказалась на ОНТ  Татьяна Железнова, консультант управления биологического и ландшафтного разнообразия Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Беларуси.

Следующий раз о контактных зоопарках вспомнили после петиции с более чем 10 тысячами подписей о запрете использования животных в цирках в январе 2020 года. Контактные зоопарки – не та область, которая регулируется законом «О животном мире», уточнило тогда министерство. По их словам, нужен закон «Об обращении с животными».

А его пытаются создать с начала 2000-х. Последние подвижки были в 2017-м, когда Минприроды вносило в министерство ЖКХ свои предложения. Но это было три года тому. Примерно тогда же директор сети контактных зоопарков «Страна Енотия» Михаил Рубатский комментировал: в Росси работать легче, в Минске – труднее. Он продавал свою сеть в тот момент и уточнял:

— Чтобы работать в плюс, зоопарками нужно заниматься: проводить акции, розыгрыши, вкладываться морально.

Что ж. С 1 января 2020 года Россия запретила контактные зоопарки. А вот в Беларуси они до сих пор есть, как есть и сеть «Страна Енотия».


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 17.03.2020

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.