«Ресурсы должны вливаться сейчас. Другой возможности у нас не будет». Как изменятся климат и экономика после пандемии

И при чём тут социальная справедливость.

23.04.2020 Грамадства Аўтар: Наста Захаревич Фота: architecturaldigest.com

Пандемия COVID-19, во всяком случае сейчас, влияет на климат скорее положительно – из-за сокращения производств уменьшилось количество вредных выбросов в атмосферу, чище стала вода и почва. Со слов «Природа настолько очистилась, что...» начинаются бесчисленные мемы в социальных сетях.  Но что будет дальше? Рано или поздно пандемия закончится, и экономику придётся как-то восстанавливать. Как это делать наилучшим образом? Какие шансы у зелёной энергетики и зелёного бизнеса?

Об этом в День Земли говорили экспертки и эксперт на интерактивном вебинаре «Климат, коронавирус, экономика – как восстановиться после пандемии».

 

«Безработица, которую мы сейчас наблюдаем – не просто результат пандемии»

В обсуждениях пандемии и её последствий часто делают акцент на экономическом аспекте и говорят, что нам нужно приготовиться к серьёзному экономическому кризису. Но Сантьяго Лоренцо, руководитель отдела устойчивого финансирования CAN International (Мексика) убеждён, что стоит более реалистично смотреть на вещи и признать, что кризис уже настал: «Во многих странах люди теряют работу, и мы уже оказываемся перед вопросом, как эти люди будут выживать. Им надо есть каждый день. Где им брать деньги?»

Эксперт убеждён, что причиной этого кризиса стала не только и не столько пандемия. Она – лишь катализатор тех изменений, которые происходили десятилетиями.

«Разница в доходах людей росла на протяжении всего последнего века. Глобализация и другие факторы привели к тому, что у нас большой процент безработицы из-за нехватки рабочих мест. Пандемия только усугубила эту ситуацию, - убеждён Лоренцо. - Та безработица, которую мы наблюдаем сейчас, - это не только результат пандемии, но также результат экономического неравенства, которое усиливалось последние десятилетия».

Чтобы общество будущего было более сильным и устойчивым, нам надо помнить обо всех факторах, которые привели к нынешнему кризису. Государственные элиты были и будут уделять большое внимание росту ВВП, но важно не только изменение цифр, а также то, как эти цифры влияют на жизнь людей.

«Мы должны стараться побороть неравность вместе с экономическими последствиями пандемии, - говорит Лоренцо. - Нужны системные политические решения для смягчения адаптации после пандемии. Важно понимать, какие инструменты и почему именно их мы будем использовать для восстановления транспортной и других сфер. Весь инструментарий должен работать на благо экологической ситуации. Справделивое восстановление будет защищать и климат».

 

Деньги есть, но они в ископаемом топливе

Светлана Романко, управляющая директорка 350.org в странах Восточной Европы, Центральной Азии и Кавказа, говорит, что стоит настаивать на пяти принципах справедливого восстановления:

  1. Доступные и бесплатные медицинские услуги для всех и каждого
  2. Экономическая помощь в первую очередь и напрямую населению. Внимание должно быть направлено в первую очередь на поддержку «обычных людей» и, в особенности, маргинализированных групп.
  3. Поддержка рабочим и сообществам, а не корпорациям. Финансовая помощь, направленная на поддержку конкретных отраслей, должна направляться в первую очередь отдельным работницам, работникам и их союзам, и только потом – акционерам и руководителям корпораций. И никогда эта поддержка не должна оказываться корпорациям, которые отказываются брать на себя обязательства по преодолению климатического кризиса.
  4. Создание усточивости для следующих кризисов. Мы должны создать миллионы достойных рабочих мест, которые помогут обеспечить справедливое восстановление экономики и переход к безуглеродному будущему.
  5. Трансграничная общность и солидарность и отказ от расширения возможностей авторитаристов. Технологическая и финансовая помощь должна направляться более бедным странам и сообществам, чтобы они могли более активно реагировать на происходящее, использовать эти принципы справедливого перехода и обмениваться решениями между собой. Кризис ни в коем случае не должен использоваться как оправдание для нарушения прав человека, отказа от гражданских свобод и демократических принципов.

Она убеждена, что у государств достаточно денег, но они в ископаемом топливе.

«Мы должны выйти на климатическую нейтральность до 2050 года. Все угольные, газовые и атомные электростанции должны быть закрыты, а энергетическая система должна полностью перейти на возобновляемые источники энергии», - говорит экспертка.

Координаторка «Зелёной сети» Анастасия Бекиш настроена несколько скептично и считает, что нам важно смотреть на общеевропейские тренды, потому что «вряд ли в нашем регионе кто-то будет самостоятельно двигаться в этом направлении». По её словам, если на уровне Евросоюза будут следовать принятым соглашениям и придерживаться Зелёного курса, то и у нас есть шанс продвигаться в эту сторону.

Также она отмечает, что в изменениях нужен фокус на структурных трансформациях систем: «Нужна фискальная политика, интеграция оценки природного капитала в национальный и корпоративный учёт и формирование восприятия экологической стабильности как всеобщего блага».

Лоренцо в свою очередь подчёркивает, что Зелёный курс – это своеобразная структура для решения проблем, но у нас до сих пор нет всеобщего понимания, что в эту структуру входит. Он говорит, что очень важно понимать, что именно мы имеет в виду, когда говорим о Зелёном курсе: «В принципе, это правильное решение, но надо обращать внимание на детали».

 

Климатические риски влияют на возможность жить и работать

Пусть для экономистов на глобальном уровне климатические риски – давно не новость, инвесторы и представители центральных банков стали говорить об этом лишь в последние несколько лет. К ним начинают всё более серьёзно относиться, их теперь учитывают в краткосрочном и долгосрочном планировании.

Бекиш объясняет, о каких именно рисках идёт речь: «На самом базовом уровне среди климатических рисков выделяют физические и транзитные. Также стоит говорить о рисках ответственности, когда клиент или компания ожидает компенсации ущерба, нанесённого климатическими изменениями».

Физические риски возникают в результате экстремальных климатических явлений (как единократных, так и длительных). Например, к таким рискам можно отнести снижение доходов от отраслей, которые зависят от климатических условий.

Транзитные риски связаны с переходом к новому типу экономики. Декарбонизация предполагает введение новых мер – изменения политики на разных уровнях. Например, меняются требования к производству товаров и услуг, появляются новые ограничения и стимулы в землепользовании, транспорте и энергетике. Прямо сейчас мы наблюдаем, что вложения в угольную промышленность становятся рискованным активом.

Физические риски влияют на возможность жить и работать, производство продуктов питания, физические активы, инфраструктурные сервисы и природный капитал. Из-за изменений климата люди в отдельных регионах становятся менее работоспособны или мигрируют в другие регионы. Также с климатом напрямую связаны изменения в урожайности и ценах на продукты питания из-за жары, засухи и наводнений.

Если из-за климатических явлений разрушаются здания или целые районы городов, за их восстановление потом кому-то приходится платить. То же самое происходит с инфраструктурой. Но если снижается работоспособность электросетей или дорожной сети, то это запускает цепную реакцию из-за зависимости других секторов от инфраструктуры – нарушается график поставок, замедляются строительные работы, исчезают продукты с полок супермаркетов.

Правительство, бизнес и гражданское общество может работать над обязательным и добровольным раскрытием информации о климатических рисках, чтобы у экономических субъектов было больше информации для принятия важных решений.

 

Мы оказались в ситуации экономического шока

А важные решения надо принимать прямо сейчас, убеждён Лоренцо.

«Если мы говорим о политиках использования земель, то мы не можем больше бездействовать, потому что уже сейчас видим влияние на экосистемы и на климат. Если же речь о зелёном пакете антикризисных мер, то надо понимать, что нам нужны интервенции в долгосрочной перспективе. Восстановление не произойдёт за один год. Чтобы мы могли сделать наши системы более климатически устойчивыми, мы должны делать всё возможное.

Климатические действия требуют от нас ресурсов, и эти ресурсы должны вливаться сейчас. Другой возможности у нас не будет.

Мы оказались в ситуации экономического шока. Но есть разработанные этапы антикризисных мер:

  1. Февраль-апрель 2020 года – неотложные меры против коронавируса и экономический эффект
  2. Апрель-июнь 2020 года – период стабилизации
  3. Июнь 2020 года и далее – экономическое восстановление.

Экономические структуры работают по-разному, но мы должны стабилизироваться. Решения, которые принимаются сейчас... мы должны пробовать влиять на то, что мы можем изменить».

Лоренцо убеждён, что Зелёное восстановление не только возможно, но также является сейчас лучшим решением для мира: «Как правило, люди, которые у власти, и которые сформировали предыдущую экономическую модель, хотят во время кризиса вернуться к прошлому положению вещей. Но мы должны доказать, что всё должно измениться – нужны новые рабочие места и более справедливая и устойчивая система.

Происходящие события стали встряской для экономических систем, и уже сейчас есть изменения в мышлении людей относительно зелёной экономики, но новый взгляд всё ещё не стал мейнстримом. Нам нужно больше времени».


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 23.04.2020

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.