ЕС не полюбит АЭС. Чего добьётся министр иностранных дел Беларуси своими угрозами?

Вчера он пообещал жару – и это не про климат.

Владимир Макей. Фото Reuters

 

Макей заговорил про наркотрафик и АЭС

Реагируя на репрессии и фальсификацию выборов в Беларуси, ЕС хочет ввести санкции против отдельных предприятий. Список пока в разработке, но с вошедшими в него нельзя будет ни торговать, ни заключать сделки, ни инвестировать в них.

Министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей в ответ пообещал, что будет жарко, в том числе и вокруг Беларуси.

«Хочу сказать: если кто-то хочет пожара в том регионе, то мы, конечно же, найдем, чем ответить инициаторам подобного рода шагов. И вот тогда уже жарко будет и вокруг Беларуси.

Это и целесообразность, и перспективы нашего сотрудничества с ЕС по вопросам атомной энергетики, по общей борьбе с нелегальной иммиграцией, с трансграничной преступностью,  с контрабандой наркотиков, и так далее»,  – заявляет он.

 

Заявление Макея ничего не улучшит

При этом станет жарко не только вокруг Беларуси, но и в самой стране. В первую очередь  такие заявления ставят под угрозу беларусский народ – так считают Ирина Сухий, член совета общественной организации «Экодом» и активистка Беларусской Антиядерной Кампании (БАЯК), а также Александр Класковский, журналист и политолог.

Член совета ОО «Экодом» считает, что заявление Макея не улучшит отношение к БелАЭС извне, потому что есть реальная проблема внутри страны.

«Беларусы изначально вели  строительство атомной электростанции и дальнейшие действия по поводу неё непрозрачно, нарушая Орхусскую и Эспоо конвенции, – говорит Ирина Сухий.

Она обращает внимание, что беларусы отказали в создании комиссии независимых экспертов, которая должна была  оценить состояние атомной станции и её готовность к запуску. Единственный небольшой позитивный шаг со стороны белорусских властей  был несколько лет назад, когда по собственно инициативе они согласились провести стресс-тесты  БелАЭС. Тогда в Беларусь были приглашены  представители Европейской группы регуляторов ядерной безопасности Ensreg.

«Им показали документацию и разрешили посетить АЭС. Но я не могу сказать, что после этого шло какое-то сотрудничество, разве что непублично», – говорит Ирина Сухий.

Она проводит параллели с давнишним заявлением Лукашенко.

«Меня впечатлили  слова о том, что «будет жарко». Наверное, год назад Лукашенко в своих речах также пламенно вспоминал АЭС и у него были гораздо более страшные слова. Он сказал, что второй Чернобыль Европа точно не переживет. Звучало так, будто атомную станцию будут использовать как предмет радиоактивного загрязнения Европы, но мало кто обратил внимание на эти слова», – говорит Ирина Сухий.

Но она считает эти разные по тональности, но схожие по смыслу заявления важными. Ведь до сих пор нет качественного информирования о работе атомной станции. С этим согласен и Александр Класковский.

 

Беларусь усиливает напряжение, а стоило бы снижать

Политолог подчёркивает: важно, что скрывается за заявлением министра. Если за ним идея о том, чтобы не следовать разработанному плану действий по соответствию европейскому уровню  безопасности, то речь об опасности для собственного народа. – это уже другое. Это значит, действовать против своего народа, который в первую очередь попадёт под удар в случае аварии.

«В основе всех вопросов Европы к Беларуси по работе атомной станции – безопасность. А безопасность, она же не только Евросоюза и соседей-литовцев, но и самих беларусов. Если беларусское правительство отказывается в этих вопросах сотрудничать с Европой, то тем самым объявляет об угрозах для самих беларусов. Досадно, что белорусские власти не понимают всей двусмысленности такого рода заявлений», – объясняет политолог.

Александр Класковский отметил, что БелАЭС является не экономическим, а политическим объектом. Для строительства атомной станции была выбрана площадка в 50-ти километрах от Вильнюса. Именно это встревожило литовцев, и те приняли специальный закон, определяющий беларусскую АЭС как угрозу национальной безопасности.

«Выбор места и само строительство атомной станции породили напряжённость в отношениях с Литвой и ЕС. А сейчас своими заявлениями беларусская сторона  только усиливает ненужную конфронтацию с Западом.

Уровень тревоги в Литве зашкалит, хотя они и так очень недоверчиво относились к получаемой информации.  Если сейчас беларусские власти перестанут давать информацию по работе атомной станции, откажутся от стресс-тестов или начнут делать иные демонстративные шаги, то  литовцы будут более встревожены и постараются вести еще более жёсткую линию по отношению к официальному Минску».

Политолог считает, что такими заявлениями беларусские власти вольно или невольно повышают градус противостояния, в то время когда им нужно снимать напряженность в отношениях с Европой.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 24.11.2020

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.