Сажайте деревья, а не журналистов

Мнение. Экология – концептуальное сито для острых политических или критических высказываний

О Стамбульской биеннале 2019 года в соцсетях пишет Антонина Стебур – магистр социологии, куратор и исследователь, автор публикаций о современном искусстве.

30.10.2019 Грамадства Аўтар: Антонина Стебур Фота: Антонина Стебур

Хочу поделиться своими мыслями о Стамбульской биеннале, которую я крайне уважаю и за которой внимательно слежу. Честно говоря, на прошлой биеннале меня не отпускало ощущение, что в силу политической ситуации и репрессий она будет последней в Стамбуле. Поэтому на биеннале этого я отправлялась с небольшим страхом и опасением.

Международная стамбульская биеннале — выставка современного искусства, проходящая каждые два года в Стамбуле, Турция, начиная с 1987 года. Как правило, входит в десятку наиболее авторитетных биеннале и триеннале современного искусства, пишет Википедия. В 2019 году она проходила с 14 сентября до 10 ноября.

Начнём, пожалуй, с хороших новостей.

«Седьмой континент» – тема биеннале, которую куратор Николя Буррио описал как критику антропоцена (геологической эпохи, в которую особо сильно влияние человека на окружающую среду – ред.) Седьмой континент – это «мусорный остров» в Тихом океане, который сегодня занимают площадь большую, чем территория Турции. По меткому выражению куратора,

«это земля, которую мы сами создали, мы не собирались её создавать. Она состоит из всего, что нами было отвергнуто».

Звучит красиво и масштабно, а главное, мне кажется, «Седьмой континент» – это прекрасная метафора, которая одновременно запускает и наше воображение, и наши страхи.

Николя Буррио всем нам известен как автор концепта «реляционной эстетики», или искусства взаимодействия (направление искусства, где смысл произведения является результатом сотрудничества со зрителем, а не навязывается ему – ред.)

Поэтому я переживала и не хотела, чтобы биеннале превратилась в глобальную машину по производству интертеймента, направленную на привлечение туристов, создание эффектных картинок в Инстаграм. В общем, можно вздохнуть с облегчением: зрелище не превалировало над концептуальной составляющей. Более того, замечательно, что куратор сразу задаёт широкий контекст – он выводит экологическую проблематику в геополитический контекст.

Биеннале – художницы и художники – задаются вопросами. Как организовано наше знание? Можем ли мы свести антропоцен к капиталоцену (эпохе, в которой причиной глобального экологического кризиса, обусловившего наступление новой геологической эпохи, является капитализм – ред.)? Как жить в асинхронии (совмещая разные типы укладов – например, современный и традиционный – ред.)? И так далее.

Такая широкая повестка сразу выводит экологический круг вопросов в широкий контекст. Этот круг можно сформулировать так: можем ли мы сегодня обсуждать экологию, не изменяя политическую диспозицию сил, способ организации экономики, диспозицию трудовых ресурсов, перераспределения благ, организации знания, капитала?

Эти вопросы задевают за живое, как и работы, которые посвящены им. Так, например, работа Мики Роттенберг «Блокчейн спагетти», где художница исследует процессы капитализации и монетизации человеческих отношений и труда в совершенно сюрреалистическом ключе.

Одним из ключевых образов её работы выступает образ тувинской юрты, за дверью которой находится блокчейн-фабрика.

В общем, бесспорное преимущество биеннале этого года – её политическое прочтение экологии и антропоцена в целом. Благодаря им биеннале даёт ощущение и глобального контекста, и важности происходящего.

Однако меня не отпускала мысль: может ли биеннале разворачиваться, игнорируя чудовищный политический контекст Турции, страны, в которой более 300 политических заключённых приходится на каждые 100 000 населения? Где в марте 2019 года известный бизнесмен и главный оппонент Эрдогана был приговорён к пожизненному заключению, где уже после открытия биеннале турецкие войска объявили войну курдам?

Биеннале никак не прокомментировала политические коллизии Турции, воспользовавшись аргументом, что это не относится к теме. Да, геополитическая повестка звучала, но только если она не касалась турецкого контекста. Вообще, единственная прямая артистическая работа, которая напрямую относилась к контексту современной Турции, – работа Озана Аталана «Монохром».

Он проиллюстрировал, как бетонная промышленность, расположенная в пригороде Стамбула, загрязняет окружающую среду и катастрофически влияет на местных буйволов. Используя метод прямого сравнения, он показал две вещи: новый, отстроенный Стамбул, его знаменитый мост через Босфор и огромный новый аэропорт; а также репортажное видео о чёрных буйволах, которые заходят на водопой в белую, как молоко, реку, загрязнённую асбестом.

На этом, пожалуй, и всё – о современной Турции практически ни слова, никаких острых политических и социальных работ.

Глядя на биеннале, невольно задумываешься: а не является экология удобной темой для таких стран? Она позволяет усидеть на двух стульях: организовать большое, крепкое мероприятие с хорошей концепцией, которая лишена острокритической локальной повестки напрочь.

Невольно вспоминается, что к подобной тактике прибегала и Московская биеннале издания 2017 года, задав экологическую тему. И используя экологию как концептуальное сито для любых локальных острых политических или критических высказываний.

На заглавном фото – Spaghetti Blockchain, Мика Роттенберг, 2019. Фото – Дэвид Ливен.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 30.10.2019

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.