Как Украина развивает ВИЭ и почему уходит от «зелёных тарифов» к «зелёным аукционам»

За девять месяцев 2019 года в возобновляемые источники энергии в Украине уже вложили два миллиарда евро. В частности, установлены солнечные электростанции, которые генерируют 2000 МВт, ветряные электростанции на 400 МВт. 24 МВт — биогазовые установки; 13 МВт — объекты малой гидроэнергетики и 4 МВт — объекты на биомассе.

В 2020 году Украина запланировала отптимизировать свои расходы на зелёную энергетику и перейти от «зелёных тарифов» к «зелёным аукционам». Если этого не случится, стране придется несладко. На сегодняшний день «зелёные тарифы» в Украине самые высокие в Европе, а это значит, что чистая энергия обходится государству слишком дорого.

О том, как выглядит в Украине ситуация с развитием возобновляемых источников энергии в разрезе отношений инвесторов, участников этого рынка и государства, Зелёному порталу рассказала Олександра Гуменюк – директор Европейско-Украинского энергетического агентства.

- Олександра, как вы оцениваете уровень развития возобновляемых источников в Украине?

- Рост возобновляемых источников энергии в Украине значительно усилился в 2018-2019 годах. Это связано с несколькими факторами. В конце 2029 года заканчивается период действия «зелёного тарифа». Понятно, что, чем меньший период на возврат инвестиций, тем меньше привлекательность проекта. Поэтому многие инвесторы поспешили, чтобы успеть вернуть свои инвестиции до конца периода «зелёного тарифа». 

Кроме того, Украина в предыдущие годы продемонстрировала абсолютно спокойное и уравновешенное отношение к «зелёной» энергетике, не было никаких серьезных изменений в законодательстве. Поэтому многие поверили в то, что можно зайти в эту сферу.

- Предыдущий период – это какой?

- Речь о 2014-2016 годах, когда на этот рынок спокойно заходили инвесторы, строили электростанции, и у них не возникало проблем. Также, возможно, один из факторов, который повлиял на интенсивный рост «зелёной» энергетики, – это обсуждение законодательных мер по внедрению системы аукционов. Обсуждалось, что крупные электростанции смогут переходить с «зелёного» тарифа на конкурентную основу и систему аукционов. Мы считаем, что это был один из факторов, который повлиял на ускорение процесса.

- Кого вообще касаются «зелёные» тарифы в Украине?

- «Зелёные» тарифы были разработаны для инвесторов в секторе малых станций: малых ГЭС, биогазовых электростанций, солнечных и ветровых электростанции.

- И какова их сегодняшняя процентная доля в украинской генерации?

- По генерации мне сложно сказать, но могу сказать по мощностям. На сегодняшний день вместе с большими ГЭС доля возобновляемых источников энергии составляет около 11% в общей энергетической системе Украины.

Справка

«Европейско-Украинское Энергетическое Агентство» (EUEA) – это независимая некоммерческая организация. Она открыта для всех заинтересованных сторон в украинских секторах энергоэффективности и возобновляемых источников энергии, которые хотят конструктивно работать с единомышленниками, чтобы способствовать прибыльному и прозрачному развитию этих рынков в Украине через продвижение честной и устойчивой деловой практики, повышение осведомленности общественности по вопросам энергетики и влияние на энергетическую политику правительства.

- Какие работающие инструменты финансирования малой «зелёной» энергетики в Украине вы можете назвать?

- Первый – это прямые иностранные инвестиции, когда на рынок заходят иностранные компании и вкладывают собственный капитал, свои деньги. По нашим приблизительным подсчетам ориентировочная сумма таких прямых иностранных инвестиций составляет более 1 млрд евро за период с 2014 года по настоящее время..

Другой вид финансирования – это заемный капитал от международных финансовых институций. Украинские банки также занимаются «зелёным» финансированием. Государственные банки – «Ощадбанк», «Укргазбанк», – предоставляют такое финансирование, причем в больших объемах. Если говорить про иностранные международные финансовые институции, то это ЕБРР (один из самых больших инвесторов), это Американский фонд поддержки инвестиций OPIC, это и французские инвестиционные институции. Это прямые иностранные инвестиции.

И третье – это заемный капитал.

- Кто-нибудь пытался выпускать в стране, скажем, «зелёные» облигации?

- Да, компания DTEK недавно выпустила свои «зелёные» облигации. И за ними теперь пристально наблюдают, оценивают, как это отобразится на экономике, на их собственной инвестиционной способности.

- Каков прогноз по развитию «зелёной» энергетике  в Украине на 2020 и последующие годы?

- В Украине сейчас транзитный период, когда новые большие «зелёные» проекты больше не будут получать «зелёный» тариф и должны будут участвовать в аукционах по возобновляемой энергетике. То есть, при «зелёном» тарифе любой участник рынка мог собрать пакет документов, получить финансирование, проведя переговоры с партнерами, и, подав эти документы, начать строить электростанцию, а затем подать документы в Государственный регулятор энергетической политики и получить там «зелёный» тариф.

Теперь в системе аукционов государство объявляет, что два раза в год мы будем проводить конкурс, для тех, кто хочет построить свои электростанции с определенными объемами генерации. Таким образом раньше, при «зелёном» тарифе не было ограничений по объемам: сколько хотите, столько и стройте, сейчас при системе аукционов, говорят: «Пожалуйста, стройте, но у нас ограничения 100 МВт солнца на протяжении одного года». И компании между собой конкурируют за строительство.

Есть четкие ограничения, что одна компания не может выиграть конкурс больше, чем на 25%. То есть, если конкурс оглашен на 100 МВт, то одна компания не может построить станцию больше, чем на 25 МВт. Есть и  другие особенности, связанные с самим процессов проведения аукционов.

Зелёный тариф (Тариф на подключение) (англ. Feed-in tariff) — экономический и политический механизм, предназначенный для привлечения инвестиций в технологии использования возобновляемых источников энергии. В основе данного механизма лежат три основных фактора:гарантия подключения к сети; долгосрочный контракт на покупку всей произведённой возобновляемой электроэнергии; надбавка к стоимости произведённой электроэнергии.

Это положительный фактор: во-первых, потому что государство имеет больше контроля над мощностями, которые будут строиться и вводиться в эксплуатацию.

Во-вторых, повышается конкуренция. А в связи с конкуренцией есть возможность снижения конечной цены применительно к «зелёной» энергетике.

В-третьих, более эффективная реализация проектов. На сегодняшний день, к сожалению, мы видим, что проекты получают всю документацию, они держат место по подключению, но они не реализуются.

В системе аукционов, когда она наконец-то заработает, если вы выиграли тендер, выиграли аукцион, получили лот на строительство определенных МВт и не построились, то будете платить штраф, а ваше место снова уйдет на аукцион. То есть, повышается эффективность реализации проектов.

С другой стороны, мы видим на примере других стран, что не всегда запуск аукционов положительно влияет на развитие этого сектора бизнеса. Из-за того, что цену надо снижать, уменьшается качество оборудования, которое покупается. И некоторые компании банкротятся. Есть тенденция по потере рабочих мест. Но мы надеемся, что в Украине весь негативный опыт будет собран и проанализирован, а результат имплементации аукционов будет положительным.

Пока Украина находится в транзитном периоде: некоторые проекты все ещё работают на «зелёном» арифе, аукционы еще не проводятся. Все ожидают, когда начнутся аукционы, но когда именно, какие будут квоты, какое количество МВт выделят для инвесторов, – все это неизвестно. Поэтому это такой сложный момент.

- А какие есть сложности с «зелёными» тарифами?

- А вот это второй сложный момент. Сейчас имеется некая нестабильность в секторе возобновляемой энергетики из-за того, что было построено много мощностей, и за большой объем «зелёного» тарифа государству необходимо оплатить. Есть определенный финансовый небаланс платежеспособности основных институций, которые ответственны за выплату «зелёного» тарифа.

Это государственные предприятия, так называемый гарантированный покупатель, который обязан выкупить всю «зелёную» энергию и продать ее на рынке электрической энергии по рыночной цене.

Маржу, которую в результате он все равно должен выплатить «зелёной» энергетике, он получает из тарифа на передачу электрической энергии. А этот тариф, в свою очередь, платит только коммерческий сектор. То есть, ресурс на оплату «зелёной» энергетики у нас идет исключительно из рынка, из коммерческого сектора.

Государственный бюджет никак не влияет на ценообразование «зелёного» тарифа и не является ресурсом для оплаты «зелёного» тарифа. И, в конечном итоге, сама стоимость «зелёной» энергетики для коммерческого сектора составляет не больше 10% в конечной стоимости всей цены электрической энергии.

Цена на сегодняшний день формируется на рынке электрической энергии именно рыночными механизмами. Чем лучше работает рынок электроэнергии, чем больше там будет игроков, тем эффективнее и лучше цена будет для конечного потребителя, для коммерческого сектора.

Население у нас платит цену за электрическую энергию, которая зафиксирована в Украине на уровне законодательства, постановлений государственного регулятора, и эта цена не изменяется уже длительный период. На сегодняшний день она одна из самых низких в европейских странах.

То есть, на население это никоим образом не влияет, тем не менее, есть механизм, позволяющий развивать «зелёную» энергетику. И мы, как представители инвесторов, отстаиваем долгосрочное и стабильное развитие «зелёной» энергетики. Чтобы это было не одномоментным заработком здесь и сейчас, но чтобы на многие годы вперед этот сектор также мог развиваться.

И то, что мы обговаривали, – это реструктуризация.  Многие инвесторы готовы пойти на добровольную реструктуризацию. Они получают сейчас «зелёный» тариф и готовы его уменьшить на небольшое количество процентов в связи с тем, что экономика Украины недостаточно сильна, и в эксплуатацию были введены очень большие мощности.

Но на выведение из кризиса возобновляемой энергетики будет оказывать положительный эффект не только реструктуризация. Есть и другие элементы, которые, как мы считаем, нужно ввести.

Сейчас в Украине очень сильно перекрестное субсидирование, но есть непрозрачность в данных. Есть ряд предложений, которые мы предоставляем правительству и говорим: «Если вы это введете, значительно уменьшится небаланс по платежам».

Но на данный момент правительство больше акцентирует внимание именно на реструктуризацию. Будем надеяться, что будущие переговоры все-таки приведут к положительному результату. Еще раз хочу подчеркнуть, что многие инвесторы на добровольных основах готовы пойти на реструктуризацию «зелёного» тарифа.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 01.04.2020

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.