Зелёные фасады и крыши, оптимальная плотность застройки — Евросоюз поделился с Минском опытом устойчивого развития городов

Международный семинар «Инструменты ландшафтного планирования и экосистемные услуги в системе формирования «зелёной» экономики: опыт Европейского союза для Беларуси», организованный МОО «Экопроект» и Беларусским государственным технологическим университетом, состоялся в Минске. В нём приняли участие представители ведущих отечественных вузов: БГТУ, БГУ, БГПА, научных и общественных организаций Беларуси, Украины, России, Швеции, Германии, Польши и Ирландии. Большой интерес участников вызвали сообщения беларусских учёных, но особое внимание привлекли выступления спикеров с обобщением опыта Украины, Швеции и Санкт­-Петербурга. Причём каждый их них останавливался на парадоксальных, неоднозначных ситуациях, выхода из которых пока нет. 

21.10.2015 Вакол свету Аўтар: Любовь Гаврилюк Фота: Открытые интернет-источники

Зелёная инфраструктура как часть городской энергетики

Елена Черникова из Харьковского национального университета городского хозяйства посвятила свой доклад «Особенностям зелёной инфраструктуры для достижения целей планов устойчивой энергетики городов». Обеспокоенность эксперта вызвала тенденция к «расползанию» границ города и невозможность сохранения экологических функций зелёных зон в пригородах.

Относительно зелёной инфраструктуры в Украине действуют два уровня нормативных документов: Закон о городском планировании, который регулирует вопросы благоустройства, и подзаконные акты на местном уровне — городском, районном и т.д. К зелёным зонам относят общедоступные территории (парки, сады, набережные) и места ограниченного пользования, то есть такие же бульвары и скверы, только заводские, институтские и т.д. В отдельную группу закон выделяет водоохранные зоны и природные объекты, которые используются не по назначению.

Проблема энергетической независимости сейчас самая злободневная в Украине. Поэтому муниципальные фонды и USAID начали проводить городскую энергетическую реформу в сфере устойчивой энергетики. «Лучшие умы, идеи, средства, обсуждения» работают именно в этом направлении. Подробное исследование проведено в 14 городах, с населением от полумиллиона до 100 тысяч человек, в разных регионах страны. Идеи энергетической реформы близки стратегии Соглашения мэров; тема зелёных насаждений и, как следствие, снижение эмиссии парниковых газов вписываются в эту программу.

В энергетической реформе участвуют Чернигов, Луцк, Каменец: у каждого города есть региональные особенности и своя практика, в частности, овощных городских садов, модернизации парков и т.д. В Хмельницком вблизи парка оптимизировали схему автотранспорта, привлекли специалистов для подбора нужных растений, заменили покрытие на спортивных площадках.

«Тем не менее, если будет стоять выбор между строительством жилья и парком, выбор администрации всегда будет в пользу жилья за счёт зелёной зоны», — говорит Елена Черникова.

В Украине всерьёз отнеслись к идее зелёных крыш и фасадов. Старые дома их уже не выдержат: такие кровли накапливают влагу и при правильной технологии должны быть тяжёлыми. Но новые проекты, с учётом европейской ориентации архитектурных решений, внедряют это новшество. Просчитывается экономическая эффективность таких проектов. Например, есть опыт торговых центров, где зелёная крыша помогает снизить затраты на электричество (обогрев, кондиционирование помещений). 

Однако на сегодня, несмотря на нормативное благоустройство городских зелёных зон, процессы урбанизации «требуют другого планирования». Посадки саженцев вместо старых деревьев с уровнем приживаемости около 10%, уплотнение городской застройки за счёт зелёных массивов вдоль рек, расширение территории города, что парадоксально при демографическом кризисе, — всё это ведёт к ухудшению ситуации практически повсеместно. 

«Местная администрация, выполняя нормативы по зелёным насаждениям и благоустройству, потихоньку подбирает в границы города зелёные зоны пригорода. Эти рекреационные территории тут же снижают свои экологические функции. Потому что кто-то строит ресторанчик, пансионат, появляется база отдыха, плановые дорожки и скамеечки, дескать, разве это плохо?.. И лес перестает быть лесом», — описывает ситуацию эксперт из Украины.

Обсуждая эту тему, участники семинара предложили делать экологическую оценку недвижимости и озвучивать ущерб, чтобы жители районов, где ведутся подобные работы, понимали своё положение. Девелоперам будет сложнее лоббировать интересы застройки, и горожанам станет проще отстаивать свои права.

И ещё одна рекомендация: наладить учёт зелёных насаждений. Это сложно, поскольку они находятся в ведении разных структур — лесхозов, горзеленхозов, а более старые не учитывались вовсе.

Какой должна быть плотность застройки городов?

В большей степени сбалансирован опыт Швеции, что стало ясно из доклада «Аспекты уплотнения для устойчивого и экономического развития города» Палма Алвара, представляющего Международный институт промышленной экологической экономики и Лундский университет.

Г-­н Алвар исходит из того, что самый важный фактор для развития города не его площадь, а количество населения. При невысокой плотности проживания в населённом пункте сложно организовать общественный транспорт, не приживается велосипедное и пешеходное движение. По мнению докладчика, это пример неустойчивого развития. Ближе к устойчивому развитию становится город с высокой плотностью застройки, где большее число людей могут жить, работать, пользоваться общественным транспортом, велосипедом, ходить пешком, быстро попадая к объектам культуры, торговли, получая услуги и пр.

  • Норматив плотности проживания, рекомендованный ООН, — 150 человек на 1 га. В европейских городах приблизительно так и складывается, что экологически и экономически оправданно.

Плотность застройки — не единственный фактор устойчивого развития городов. Вторым по значимости шведский исследователь считает общественный транспорт и использование земли для его инфраструктуры. Примеры сочетания различных типов зданий (жилых, нежилых) и транспортных средств, учёт парковочных площадей (20 квадратных метров — 1 место) позволяют сделать вывод о необходимости точной шкалы для налога на транспортные загрязнения и стоимости парковки. Эти меры регулирования транспортной нагрузки поддерживали при введении всего около 30% шведов. Через несколько лет уровень понимания со стороны горожан приблизился к 70%. Что же касается качественных зон отдыха, зелёных фасадов и крыш, их число в Швеции явно больше, чем в Украине. Тем не менее, 40% населения Стокгольма говорят о нехватке зелёных насаждений. По всей стране этот показатель значительно разнится: есть места, где только 4% жителей не удовлетворены сложившимися экологическими условиями.

Однако эксперт считает, что высокая плотность застройки обеспечивает снижение стоимости жилья, и это достоинство современного города: ниже расходы на транспорт, ближе все объекты городской инфраструктуры.

«Выводы коллеги не так однозначны, — уверен Николай Бабылев из Санкт-Петербургского государственного университета и Санкт-Петербургского научного центра экологической безопасности РАН. — Все выгоды и расходы при высокой плотности городской застройки просчитать трудно. Это всё дискуссионные вопросы. Например, сейчас нет непосредственной территориальной связи работы и места жительства. Зато в таких городах есть проблемы с водоснабжением, канализацией, шумом, люди не хотят «уплотнения» рядом со своим жильём и настаивают на сохранении статуса-кво». 

Другое дело, что есть страны, которые вынуждены идти на уплотнение городов, например, Германия. Там действительно принимаются меры экономического принуждения, так называемый штраф за экологическую нагрузку.

С питерским экспертом нельзя не согласиться: решение о плотности городской застройки лучше принимать изначально, при строительстве новых районов. Иначе рациональный, казалось бы, тезис об уменьшении транспортной нагрузки приводит к снижению экологических качеств городской среды. Таким образом, интерпретация данных исследования нуждается в обсуждениях и уточнениях.

«И главное, мы не знаем, какими будут новые технологии — строительные, планировочные, коммуникативные. Сейчас они развиваются очень быстро. Когда-то действие радиоактивных веществ считалось благотворным, и американцы вводили их в зубную пасту… Пока ещё мы не можем рассчитать оптимальную плотность застройки, не можем учесть её экологический потенциал, не можем ввести этот показатель в практику планирования», — добавил Николай Бабылев.

Дискуссионные вопросы остаются для дальнейшей работы. Наверное, в этом и есть основной итог состоявшегося семинара.

  • Семинар был организован при поддержке проекта Евросоюза «Эразмус+», программы Жан-Моне «Системы землепользования в ЕС: наука, менеджмент и политика» (LUSY) и проекта «Устойчивые и экологические подходы для устойчивого стиля жизни — REALS», финансируемого Шведским институтом. Все материалы, озвученные на нём, можно получить у Ирины Усовой из МОО «Экопроект» по адресу: iryna.usava@gmail.com.

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Как уберечь Минск от превращения в каменные джунгли?

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 21.10.2015

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.