С пестицидами во Франции борются с помощью прав человека на благоприятную окружающую среду. А в Беларуси?

Пестициды во Франции не запрещены, как и в Беларуси, несмотря на то, что исследования говорят: химические средства могут стать причиной рака. Вина правовой незащищённости лежит на производителях, которые лоббируют их применение. Между тем, как считает Корали Куртэнь-Дэслэнд, кандидат юридических наук из Университета Париж Запад-Нантер-Дефанс, в борьбе с пестицидами как раз могли бы помочь права человека на благоприятную окружающую среду.

23.07.2015 Грамадства Аўтар: Анна Волынец Фота: blackseanews.net, bombla.org, gmoseralini.org, gejzer ru

Во Франции законы не способны ограничить использование химических средств, но гражданское общество требует изменить ситуацию, рассказывает эксперт в своём докладе «Пестициды, окружающая среда и здоровье» во время Летнего университета, что прошёл в июне в БГУ.

Корали Куртэнь-Дэслэнд отмечает рост роли общественного здравоохранения в стране и говорит, что параллельно с этим французские законы стремятся запретить или ограничить использование пестицидов в публичных зонах:

«Но является ли юридический инструмент достаточным, чтобы гарантировать благоприятную окружающую среду, свободную от пестицидов? Ответ отрицательный», — уверена она.

В Беларуси, в отличие от Франции, вопрос вообще не стоит: несмотря на доказанный иностранными исследованиями вред пестицидов, у нас их используют, параллельно пытаясь понять, куда девать те, что были признаны непригодными (Городокское, Слонимское и другие захоронения). А в 2008 году землю получило ныне работающее предприятие по выпуску пестицидов в Пуховичском районе (ЗАО «Август-Бел»).

Законы фрагментарны, но позволяют работникам получать компенсации

Наиболее просто, по французскому опыту, отстоять свои интересы работникам профессиональной сферы. Апеллируя к исследованиям о связи пестицидов и рака, лейкемии и других заболеваний, некоторые фермеры во Франции получают компенсации.

Например, в апреле 2015 года дочь одного фермера скончалась от отравления вредными веществами, и её отец подал иск в суд высшей инстанции в Париже. Обвинялись также производители, выпускавшие пестициды, запрещённые во Франции с 1970-х годов, но до 2001 года разрешённые при производстве вина и выращивании виноградников.

«Осознание рисков привело к изменению уголовного законодательства, — рассказывает Корали. — Суд вынес решение о возмещении ущерба фермеру, который считал отсутствие надписи на этикетке проявлением халатности».

Но, тем не менее, нормы законов, благодаря которым это возможно, Корали считает пока очень фрагментарными.

«Общество осознало проблему, но в законодательстве это не отразилось»

Риски от использования пестицидов выходят за рамки профессиональной сферы. Если здесь можно выиграть дело по аналогии с делами о воздействии других вредных веществ (например, асбеста), то во всех остальных областях закон не даёт механизмов защиты, несмотря на обеспокоенность граждан.

Во Франции проходят общественные обсуждения воздушного распыления фитопрепарата, который является токсичным, взаимодействия химических препаратов при параллельном использовании и риски от их накопления.

В июне 2014 года французский профессор Жиль Сералини опубликовал дискуссионное исследование о воздействии ГМО и пестицида «Раундап» на крыс. В нём говорилось, что препараты вызываю рак. Их влияние на нервную систему изучалось в 2012 году, а в 2013-м были проведены исследования «Рак и окружающая среда» и «Пестициды и здоровье».

После этих изысканий население подписало петицию, в которой врачи сформулировали требования, как уменьшить число хронических заболеваний от химических продуктов. В январе 2013 года прошли общественные обсуждения, связанные с проектом закона об ограничении действия пестицидов.

«Таким образом, общество осознало проблему, но в законодательстве это не отразилось», — подытоживает Корали.

Причина инертности закона — лобби производителей

Такая инертность норм права, по мнению докладчицы, связана с консервативностью сельского хозяйства во Франции, а также с сильным лобби со стороны производителей.

Например, представители Союза защиты растений (профессионального союза производителей пестицидов), по словам Корали, внедрили своих представителей в Национальную федерацию синдикатов фермеров. Подобным образом в сферах, касающихся информирования, мнение производителей пестицидов приобрело большой вес.

«В сентябре 2014 года общественные организации доказали, что не было ни одного независимого университетского исследования процедуры выдачи разрешений на выпуск и продажу пестицидов, — рассказывает Корали. — Таким образом, общий интерес в сфере представлен частным мнением производителей».

Так, например, исследование влияния пестицида «Раундап» было официально изъято из издания «Еда и пищевая химическая токсикология» в момент, когда в редакторскую коллегию журнала перешёл работать Ричард Гурман — биолог, много лет являвшийся сотрудником «Monsanto Company». Эта же компания производит гербицид «Раундап», что, по мнению Корали, подтверждает инерцию законодательной системы из-за лобби.

К слову, беларусское сельское хозяйство также консервативно, как отмечают сторонники развития органического земледелия. Экологическое сельхозпроизводство как альтернативное применению пестицидов у нас только начинает развиваться, в отличие от ЕС, где его ведут в среднем на 4% сельскохозяйственных земель.

Право на благоприятную окружающую среду как дополнительный механизм

Связь болезни человека и использования веществ сложно доказуема: производитель не обязан информировать покупателя о риске использования препарата, если на этикетке написано, что это пестицид. И это создаёт сложности для появления прецедентов в праве: ведь на этикетке не идёт речи о риске для здоровья человека, об этом говорится только в исследованиях.

Но препараты рассматривают в контексте вреда окружающей среде, и это даёт дополнительную возможность. По мнению Корали, для защиты людей, не соприкасающихся с пестицидами при работе, можно использовать право человека на благоприятную окружающую среду.

Это, по мнению Корали, помогло бы юридически ограничить использование пестицидов и добиться более полного возмещения ущерба пострадавшим, а также увидеть ситуацию под новым углом и обязать государство принять меры по замещению препаратов.

В беларусских судах отсылку к правам человека, как показывает практика правозащитников, не воспринимают как серьёзный аргумент.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Евгений Лобанов: «Из 150 тысяч химических веществ в систему мониторинга внесены от силы несколько сотен»

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 23.07.2015

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.