Новое постановление Совмина определит судьбу болот на ближайшие 15 лет

Сумеет ли новое постановление Совмина защитить все естественные болота Беларуси и запретить там торфодобычу? Документ под названием «О некоторых вопросах в области сохранения и рационального (устойчивого) использования торфяников» представили на днях его разработчики — сотрудники Института природопользования, Национальной академии наук и Минприроды. От лица общественности на встрече присутствовали ОО «Багна» и «Ахова птушак Бацькаўшчыны».

24.11.2015 Жывая прырода Аўтар: Анна Волынец Фота: Анна Волынец

Первый вариант документа появился больше месяца назад, затем после замечаний заинтересованных госорганов был обновлён. Общественным организациям потребовалось больше времени для знакомства с проектом будущего закона. На встрече с авторами документа они обменялись мнениями, и принципиальных правок больше не ожидается.

В состав комиссии, занимавшейся разработкой закона, вошли представители Минсельхозпрода, Минэнерго, Белтопгаза, Государственного комитета по имуществу, НАН РБ: НПЦ по биоресурсам, Институт природопользования, БелНИЦзем, других учреждений. Задействованы были также специалисты из местных органов управления.

О каких документах речь?

Новые документы определят судьбу болот на ближайшие 15 лет.

  • Стратегия по сохранению и рациональному (устойчивому) использованию торфяников;
  • Схема распределения торфяников по направлениям использования до 2030 года.

При этом планируется отмена получившего негативный резонанс среди общественности Постановления Совета министров от 17 июня 2011 года №794 «О некоторых вопросах добычи торфа и оптимизации системы особо охраняемых природных территорий».

В проекте стратегии все болота проинвентаризированы и согласно схеме распределены по направлениям их использования. ОО «Багна» и АПБ посчитали, что в документах есть спорные моменты.

Сколько болот будут охранять и сколько — разрабатывать

Согласно новой схемы распределения торфяников, естественные и близкие к естественным болота будут подлежать охране, а на нарушенных разрешат добычу торфа. Последних у нас около 99 тысяч гектар.

Естественных и близких к ним — 863 000 гектар. Примерно 2/3 из подлежащих охране уже имеют этот режим. Остальные нуждаются в охране как типичные и редкие биотопы.

Борьба за отмену постановления №794 дала результат

Члены комиссии называют документы результатом компромиссов и длительных обсуждений. Их Александр Козулин, заведующий сектором международного сотрудничества НПЦ НАН по биоресурсам, считает огромным достижением, которое обезопасит болота минимум до 2030 года.

«Практически все болота, которые были в естественном состоянии, останутся таковыми. Их никто уже особо не добивается после того, как прошла большая борьба за отмену постановления №794. Они поняли, что так просто им ничего не отдадут, и готовы пойти на уступки», — говорит о лобби торфодобычи он.

Кампания «В защиту беларусских болот» два года боролась с решениями постановления №794. Некоторые торфяники удалось спасти.

  1. Болото Святое: после многочисленных жалоб и сбора подписей реализация постановления была приостановлена.
  2. Болото Птичь: прокуратура подтвердила незаконность решения, и Совет депутатов отменил решение о реорганизации заказника.
  3. Болото Выгонощанское: реорганизацию отменили, и часть территории оказалась под защитой Рамсарской конвенции.
  4. Болото Унухальское: реорганизация отложена.
  5. Болото Седун: по состоянию на февраль 2015 года торфоразработка не угрожала.
  6. Болото Морочно: под защитой Рамсарской конвенции оказалось не целиком. По новым документам может частично попасть под торфоразработку.
  7. Болото Журавлёвское: как и на Морочно, по новым документам там кое-где может вестись торфодобыча.
  8. Болото Докудовское: реорганизовано, но вместо планируемых 500 гектаров потеряло 289. По новым документам частично попадает под разработку торфа.

Рекомендательный характер документа или обязательство?

Разработчики указывают, что схема носит рекомендательный характер, и если возникнут споры по территориям, принимать решение будут на местном уровне. «Но, как правило, документ, принятый Совмином, соблюдается», — подчёркивает Александр.

Члены комиссии пояснили: по новому постановлению областные схемы оговариваются после согласования на высшем уровне, а затем попадают в облисполкомы, которые их же отправят в районы с аналогичными рекомендациями. Ведь в каждом районе местные власти уже согласовали эти схемы в письменном виде.

«Я расцениваю вероятность, что райисполком даст кому-то отвод на землю, введённую в природоохранный фонд, скажем, в 0,001%», — убеждён  научный сотрудник Научно-практического центра НАН Беларуси по биоресурсам Михаил Максименков.

По словам Нины Тановицкой, ведущего научного сотрудника ГНУ «Институт природопользования НАН Беларуси», у местных властей не будет надобности брать какие-то новые земли, потому что уже отведённых достаточно более, чем для 15 лет работы, на которые рассчитана программа: «А перспектив у торфяной промышленности всё меньше и меньше. И они сами это понимают. На заводах говорят: А что мы делать с землями будем?»

Ситуация в торфяной промышленности, по мнению членов комиссии, всё равно заходит в тупик, и нужно начинать думать о постепенном перепрофилировании заводов. Но пока площади для добычи рассчитаны с запасом.

Минэнерго после выхода стратегии будет также пересматривать и оптимизировать структуру торфяных предприятий. Ведомство этого ждёт после решения правительства.

Под торфодобычей окажется 99 000 га

От гипотетического будущего можно перейти к реальному: 99 000 гектар земель уже сейчас обозначены как перспективные для торфодобычи. Из них около 40% покрыты лесом, около 60% значатся как неэффективные сельскохозяйственные территории. Последние повторно восстановить и повторно заболотить достаточно сложно, пока они состоят в фонде сельхозземель.

Добычу торфа на 40% облесенной территории учёные считают приемлемой, поскольку эти земли ранее были подсушены и сейчас очень пожароопасны. Помимо того, на 17 000 га из этих 99 000 добыча торфа ведётся уже сейчас.

Был ли компромисс в решениях по отводу земель?

Как оказалось, в процентное соотношение территорий, отданных под разработку вошла доля земель, которую учёным пришлось счесть компромиссом. Эти территории обнаружили в ходе проработки стратегии представители общественной организации «Багна» и рабочей группы «Охрана дикой природы Беларуси» товарищества «Зелёная сеть».

«На снимках присутствуют территории, которые выглядят как естественные болота. И они попали в таблицу разрабатываемого фонда», — сообщил Константин Чикалов, заместитель председателя ОО «Багна».

Учёные подтверждают: да, есть спорные территории, которые вошли до разработки стратегии в горный отвод земель.

Например, в Шарковщинском районе ещё до разработки документов был оформлен горный отвод (на местном уровне уже было решение о добыче торфа). Это хорошая база для производства ископаемого, сейчас там запущен инвестиционный чешский проект. Но в качестве компромисса в том же районе часть земель отдали под ООПТ (например, появился заказник «Жада»).

В Пуховичском районе под добычу торфа попадает территория, где протекает река Птичь. По закону поймы рек разрабатывать запрещено. «Но на Птичи тоже есть горный отвод», — отмечает Нина Тановицкая.

В Глубокском районе также есть место, где добыча идёт по реке. «Скажу так: мы его не отстояли. Лидский райисполком принял решение отдать площадку под добычу торфа», — говорит Козулин. 

По словам экспертов, решение там было принято на уровне района, а в таких случаях его сложно отменить. Добычей будет заниматься тот же завод, что и в Докудово.

Ещё Михаил Максименков напоминает: торфопредприятия нельзя перепрофилировать резко, потому что для многих населённых пунктов они являются градообразующими. Пока не будут проведены реформы в торфяной области, очень сложно вести предметный разговор с Министерством энергетики.

«Не отдали ни одного гектара ООПТ, кроме Морочно и Докудовского. Но их всё равно забрали бы»

В дискуссии затронули и больную тему:

«Единицы болот в естественном состоянии мы отдали под торфодобычу: кусочек Морочно, Докудовского, территорию на Шарковщине, несколько гектаров у Голубицкой пущи», — оправдывается Александр Козулин, называя эти территории мизерными по сравнению с тем, что передано в охранный фонд.

«Мы не отдали ни одного гектара ООПТ, кроме Морочно и Докудовского. Но параллельно с этим формировали заказник на остальной территории. Мы их ограничили, — подтверждает слова коллеги Михаил Максименков. — Эти заказники уже были реорганизованы до разработки документа, полтора года назад».

«Единственное наше упущение, что мы не пригласили вас в рабочую группу»

После обсуждения стало понятно, что документы с точки зрения защитников природы не идеальны. Под добычу отдана также часть территорий, которые можно было бы сохранить.

Если документ примут, то возможным защитить что-то из списка отданных под добычу торфа земель можно через такой инструмент, как Оценка воздействия на окружающую среду. ОВОС обязана проводиться при передаче каждой территории под разработку торфа. К примеру, если обнаружится краснокнижный вид растений или животных — по закону добычу можно запретить.

Подытоживая результаты встречи, Александр Козулин сказал: «Очень хорошо, когда общественные организации занимают нулевую точку зрения: не отдадим никаким путём. Даже если вы не добились своего, то создали ситуацию, когда гораздо проще выстроить диалог. А мы, как научная организация, стараемся наш общий интерес воплотить в реальность».

«Единственное наше упущение, что мы вас не пригласили в рабочую группу. Тогда бы все эти вопросы решались в рабочем порядке», — единодушно резюмировали трое из присутствующих: Александр Козулин, Михаил Максименков и Нина Тановицкая.

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Устойчивое развитие болот: что поменяется с новым постановлением Совмина о торфяниках?


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 24.11.2015

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.