«Могілкі – гэта не тое, што ты помнік паставіў і забыўся пра яго». Кто в Беларуси должен заниматься благоустройством кладбищ

Почти три недели назад «Спецкомбинат КБО» начал форсированное благоустройство Военного кладбища – вместе с деревьями под снос пошли тронутые ржавчиной могильные ограды, металлические кресты и треснувшие памятники. Вместо которых начали устанавливать однотипные плиты с короткой информацией о погребенных.

26.06.2018 Экалогія горада Аўтар: Тарас Тарналицкий Фота: Тарас Тарналицкий, Антон Суряпин

Радикальное наведение порядка не оставило равнодушными общественных активистов, решивших караулить, а в отдельных случаях и противостоять планам рабочих спецкомбината по изменению одного из старейших столичных некрополей.

К слову, это уже не первая попытка Мингорисполкома благоустраивать кладбища по своим правилам – аналогичная ситуация произошла с Кальварийским кладбищем шесть лет назад.

Зелёный портал уже писал о начале благоустройста, а конце прошлой недели вновь съездил на кладбище, чтобы понять, что там происходит сейчас. И почему работы, несмотря на многочисленные нарушения процедур, все еще продолжаются.  

 

«А почему люди не могли раньше прийти и навести порядок на этих могилах?»

В час дня на Военном кладбище до неприличия шумно. И дело даже не в жужжании включенных «болгарок»  – друг друга перекрикивают собравшиеся на могилах люди, относящие себя к двум противоположным лагерям: в спецформу одеты служащие КБО, в штатском – возмущенная общественность.

Последних координирует секретарь наблюдательной комиссии по охране памятников при Минкульте Павел Королев, считающий наведение порядка Спецкомбинатом сущим варварством.

«Адзінкавыя надмагілля, якія знаходзяцца ў звышкепскім стане, яны могуць замяняць такімі знакамі. Зараз сітуацыя адваротная – адзінкавыя помнікі захоўваюцца арыгінальнымі, а ўсе астатнія зносяцца як пад капірку. Я прайшоў за некалькі гадзінаў дзесяткі надмагілляў, вельмі каштоўных, важных, дзе вісяць спецыяльныя шыльда аб неабходнасці іх захавання. Але працаўнікі могуць на іх нават не глядзяць».

Сам некрополь с конца 1950-х годов закрыт для погребений, всего на нем находится около 8 тыс. могил. Из них уже около сотни из запланированных 3882 были заменены Спецкомбинатом на типовые плиты – на них не указываются памятные слова, а только имя и годы жизни усопшего. По словам активистов, четких критериев определения ветхости у работников нет – они это определяют на глаз.

«Тут некалькі магілаў маюць ахоўны статус – напрыклад, Янкі Купалы і Якуба Коласа. А лес усіх іншых застаецца на разгляд працоўных. Калі яны бачаць агароджу, якая хістаецца, – ўсе, яна ідзе пад злом. Ці калі помнік зарослы, таксама могуць яго знесьці. Яны кажуць, што ўведамлялі людзей – 70 чалавек адрамантавалі помнікі, але гэта кропля ў моры».

Павел Королев считает, что работы не повлияют на охранный статус территории, но скажутся на восприятии ее как культурно-исторического объекта.

«Гэта будзе такая ж страта, як згубленныя Старажоўскія, Крупецкія і іншыя могілкі. Але мы не дадзім гэта ім спакойна рабіць. На наступным тыдні яны пойдуць на другую частку могілак, і мы іх мусім сустрэць. У гэтай частцы ўжо ўсе гатова, яны зараз дэталі дарабляюць, і пойдуць на наступны ўчастак. Спакойна мы ім гэта рабіць не дамо. Будзем стаяць, рабіць фота, фіксаваць на відэа, дзесьці заступацца, але ўсе ў меру сілаў».

Чуть поотдаль от активистов с кожанной папкой наперевес стоит замдиректора КБО по идеологической работе Сергей Тур – сегодня ему выпал жребий сдерживать натиск возмущенных горожан. На все претензии о несогласованности работ, управленец он ссылками на законодательные акты. Он проводит нас к ближайшему памятнику, ограда которого проржавела, но все еще держится.

«Пожалуйста, восстанавливайте. Если вы это сделаете – никаких проблем. Вышедший в 2015 году новый закон «О погребении» определил, что спецорганизации не реже одного раза в два года проводят инвентаризацию всех кладбищ, находящихся у нас на балансе. Мы такую инвентаризацию провели с Военным кладбищем три года назад. Спустя это время люди, которых мы уведомляли объявлениями на оградах, никак на них не отреагировали. Если захоронение не будет приведено в порядок в течение двух лет, то мы в праве самостоятельно демонтировать или утилизировать надгробные сооружения, пришедшие в негодность».

Впрочем, тот же закон говорит об утилизации в случае невозможности восстановить награду или памятник, но идеолог КБО отмахивается от этого аргумента.

«Я вам с позиции закона говорю – никто не приходил на эти захоронения, никто не наводил на них порядок. А сейчас, когда началось плановое благоустройство, возникают вопросы. А почему люди не могли раньше прийти и навести порядок на этих могилах?».

По словам Сергея Тура, перед инвентаризацией решением Мингорисполкома была собрана комиссия, в которую вошли «определенные лица», а также Зеленстрой.

«У них был план, на котором они помечали разваленные захоронения. Помимо этого, были составлены фотоальбомы с фиксацией всех заброшенных могил, которые следует привести в порядок, контролирующим органом является Мингорисполком».

На кладбище планируют установить новый забор, проложить дорожки между могилами, провести освещение, заменить арку перед входом к церкви, которая, к слову, тоже сейчас ремонтируется.

«Спецкомбинат занимается только благоустройством заброшенных и непригодных захоронений. Они остаются на своих местах, прогнившие ограды будут убраны, а нечитаемые памятники или кресты заменены. Остальная проектно-сметная документация находится в администрации Советского района», - настаивает идеолог КБО.

Что касается зеленых насаждений, то их количество на кладбище уменьшится за счет аварийных и сухостойных деревьев.

«Живые деревья спиливаться не будут».

В настоящее время вырублено 15 деревьев на тех участках, где работает КБО. Также в зону риска попадет растительность, которая срослась с ограждениями и могильными плитами и крестами. Компенсировать вырубку обещают за счет высадки по периметру кладбища и вдоль дорожек туй и низкорослых кустарников. Осуществление проекта по благоустройству Военного кладбища рассчитан на 2017-2018 годы.

 

«Дрэвы на могілках – гэта жэсць»

Так все-таки кто должен заниматься присмотром за могилами – родственники усопших, общественность или государство? Мне на этот счет разделились.

Историк и экскурсовод Павел Десюков считает, что люди должны сами следить за могилами своих родственников и близких.

«У нас з вамі гістарычных некропалей на двухмільенны горад два – Ваенныя і Кальварыйскія могілкі. І усім ўсе роўна. І праблема ў тым, калі людзі самі не прыходзяць і не прыбіраюць, потым вельмі складана дзівіцца, што ўсе рухнула і наводзіць парадкі дзяржава».

Он разделяет позицию Спецкомбината, но не согласен с ним лишь в одном – кладбище должно оставаться атмосферным местом, и замена памятников на типовые плиты лишают этому лишь вредит.

«Людзі павінны самі клапаціцца аб добраўпарадкаванні. Я быў у Чэхіі, Літве, Польшчы, і такой дупы, як у нас, я нідзе не бачыў. На тыя ж Курапаты раз на год на мітынг ходзяць, і тры з паловай чалавекі там дзяўбуцца, каб гэта месца пачысціць. Тое самае з Вайсковымі могілкамі – кто сюды хадзіў? Могілкі – гэта не тое, што ты помнік паставіў і забыўся пра яго. Усе гэта патрэбна рэстаўраваць».

Павел уверен, что деревья на кладбище не должны расти.

«Дрэвы на могілках – гэта жэсць. Канешне, гэта пэўная атмасфера, цень. Я разумею усіх “зяленых” і эколагаў, але калі тут дрэва ўпадзе на помнік, то яму проста хана. І такое даволі часта адбываецца. Магчыма, трэба высаджаваць дэкаратыўныя дрэвы».

Пришедшая проведать могилу коллеги по работе пенсионерка Тамара Хоритонова тоже положительно отнеслась к уборке кладбище силами КБО.

«Посмотрите – повешены таблички давно, что могилы не ухожены. И сколько людей привели в порядок могилы? Это Военное кладбище, если все здесь будет замусорено – это, конечно, не дело. Я не знаю, какие памятники сносятся, но не думаю, что уборка оград целесообразна. Зачем освобождать места, если здесь все равно никого хоронить больше не будут».

Пенсионерка считает, что у белорусов не может быть чужих могил, не приведенных в порядок.
 

 

«Если они сделают пустырь в центре города, то это будет совсем ужасно»

Как видно превалирует мнение, что люди сами должны следить за могилами своих родственников, от этого спорного проблема благоустройства Военного кладбища никуда не исчезла. Удаление оград и старых надгробных плит лишает некрополь его исторической аутентичности, и рецептов по изменению ситуации пока нет.

В затруднительном положении оказался преподаватель и медиа-эксперт Михаила Дорошевича, у которого на Военном кладбище похоронены близкие: пробабушка и прадедушка. Могила последнего по всем параметрам подлежит удалению – дерево вросло в ограду – и как это остановить Михаил пока не может понять.

«Работы Спецкомбината не было для меня внезапной новостью. Я в прошлом году ходил разговаривать насчет могилы прадедушки. В ограде там проросло дерево, так что с целью наведения порядка, они и снимут ограду, и срежут дерево. Все это очень странно, потому что на прямой вопрос «привести в порядок» - что он означает? Одно дело скосить траву или сделать как отдельные товарищи - зацементировать от греха подальше, но как быть со всем остальным?».

Медиа-эксперт теперь хочет разобраться, с кем там разговаривать, чтобы могилу оставили в покое.

«У них решено унифицировать место, превратить в общее Военное кладбище. Но с другой стороны, рядом с гостиницей «Олимп» тоже кладбище есть (имеется в виду Мемориал жертвам концлагеря "Шталаг-352" – прим. ред.), они хотят его превратить, как мне кажется, в его подобие. Но там не удалены деревья, а на Военном, я смотрю, что тот сектор, который они уже сделали, в сторону могил Янки Купалы и Якуба Колоса – уничтожаются деревья. Если они сделают пустырь в центре города, то это будет совсем ужасно».

Остановить снос оград и замену памятных плит хотят и другие люди – для этого недавно была запущена петиция в адрес Мингорисполкома и Министерства культуры.

Ее авторы хотят понять, были ли пройдены все необходимые подготовительные процедуры, обеспечены ли они научным надзором, а также требуют пересмотреть список могил на снос и т.д. На данный момент обращение подписало больше 340 человек.

Тем временем стали приходить ответы на запросы «Экодома» в компетентные органы. Пожалуй, оставим их без комментариев.

Вот так выглядит ответ из Минского городского комитета природных ресурсов и охраны окружающей среды.

А это ответ от Спецкомбината.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 26.06.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.