«Нам наплевать на твоё мнение!» - говорят мне здания. В Минске состоялся второй TEDxMinskSalon

Город нужно строить с участием горожан, не превращая проекты в посредственность и не сооружая очередной гипермаркет в неподходящем месте – уверены участники второго TEDxMinskSalon.

«Простыя рэчы» и TED

Салонные разговоры об архитектуре в духе современного Минска – это трансляция TED Talks на большом экране, умные гости, уничтожение закусок и трёхчасовое обсуждение своей версии идеального города на бочках? в буквальном смысле слова. Второй TEDxMinskSalon под названием «Архитектория» прошёл в конце прошлой недели в Минске.

За инсталляцией из лозы и высокой калиткой скрылось пространство нового культурного инкубатора ОК16. В просторе бывших заводских стен собралось около сотни человек, и в примерно в 19.15 гости были готовы.

 «Сначала будет не про архитектуру, будет про TED. В прошлом году, в апреле, глобальный TED собирал локальных организаторов [в Нью-Йорке]. Они заранее попросили прислать одну песню, которую мы любим и слушаем в команде, которая будет представлять нашу страну», – говорит Инна Карней, лицензиат TED.

«Мы выбрали «Простыя словы» на стихи Михала Анемподистова, и это было первое его пересечение с TED. А второе пересечение произошло сегодня. К сожалению, оно печальное. В первое половине дня в этом помещении можно было попрощаться с Михалом. Может быть, вы не знали его лично, но пересекались с его творчеством. Давайте сейчас помолчим и вспомним, каким он был».

 

Архитекторы формируют структуру общества

После вступительной паузы из зала решительно ушла тишина и началась запланированная дискуссия о взаимодействии горожан, городской среды и её создателей – архитекторов.

Для вдохновения на экране показали первый ролик – высказывание американского архитектора Марка Кушнера под названием «В будущем проектировать здания будете именно вы». Видео снято в 2014 году и имеет уже около 3 миллионов просмотров.

Архитектура определяет эмоции индивида, тем более что 90% своего времени американцы проводят в стенах дома – таков посыл Марка. Здания строят на основе архитектурной традиции – например, греческой – или используя традиции брутализма, как в 70-х. Но очень редко – спрашивая мнения людей. Теперь всё может быть иначе:

«Мы можем говорить друг другу, что мы думаем об архитектуре, потому что информационные технологии изменили взаимоотношения между людьми и зданиями. Архитекторы научились слушать, и вы перестали их бояться. Найдите архитекторов, работайте вместе с ними, чтобы создавать лучшие здания, города, чтобы сделать мир лучше, ведь ставки велики. Здания не просто отражают структуру общества, они её формируют в самых незаметных местах», – говорит выступающий.

Иллюстрация из презентации Марка Кушнера

 

Минск нуждается в исторической памяти, и это боль

«90% времени мы проводим внутри дома? Взрослые очень странные, идите гулять на улицу!» – изумился Иван, мальчик 11 лет.

Да и в целом, по мнению обсуждающих видео гостей, города должны менять свой облик: архитектура должна подстраиваться под природу, а не наоборот. И под людей тоже:

«Архитектура – это эмоции. Минск нуждается в исторической памяти, и любое вторжение в то, что у нас есть, вызывает негатив: мы хотим, чтобы осталось хоть что-то. Опора должна быть, – говорит Юлия, IT-специалист бальзаковского возраста.

«К этому надо относиться с уважением, потому что это боль. Я еду по проспекту, и какой посыл ощущаю? «Нам наплевать на твоё мнение», – говорят мне здания. Я бы любила библиотеку, если бы она была в любом другом месте. Мне отвратительна история со сносом Московского вокзала. Раньше мы его показывали зарубежным гостям и говорили: это – Минск!»

Фото – rbk.ru

 

Если учесть пожелания всех, то получишь посредственность

Как учесть мнение горожан? Явно не полностью – вопреки всему уверен Георгий Заборский, архитектор и один из создателей пространства ОК16.

«Партисипаторное проектирование несёт потенциальное зло: нельзя гарантировать, что полностью подстроившись под мнение публики, архитекторы создадут гениальное здание или хотя бы удобное для каждого из опрошенных. Оно будет усреднённой величиной. Как какая-нибудь из комнат в квартире не окажется в итоге в нужном месте, она окажется между всеми местами, куда её хотели поместить члены семьи».

«На самом деле архитектура – это насильственное искусство. Искусство – потому что для просто функциональных зданий нужен не архитектор, а инженер. Насильственное – потому что оно затрагивает всех».

 

Идентичность: почему города становятся безликими?

«Представьте, что когда сегодня вы вошли в этот зал, вы увидели, что все люди выглядят абсолютно одинаково: одного возраста и расы, в целом хороши собой», – говорит в марте 2017 года автор второго высказывания, архитектурный критик Джастин Дэвидсон. Видео с его участием посмотрело 1,3 миллиона человек.

Джастин думает, что такими становятся современные города: полные стеклянных башен, без фактуры и идентичности, от Нью-Йорка до Гуанчжоу.

«Я не против стекла. Это древний и многосторонний материал. Но стеклу недостаёт выразительности, – говорит он. – Хорошо, что архитекторы и разработчики начали заново открывать прелести текстуры. Хотя в большинстве своём [эти проекты] не так просто сделать массовыми. [Но это важно, потому что] использование материалов, распространённых локально, предотвращает обезличивание городов. Почти все другие материалы обладают способностью впитывать историю и память, проецируя их в настоящее».

Муниципальном жилье в Вене, фото из презентации Джастина Дэвидсона

 

Минска не видно за панельными домами

Стеклянных зданий в Минске почти нет, если сравнивать с упомянутыми Джастином мегаполисами: разве что железнодорожный вокзал, несколько строений, занятых офисами и банками.

Идентичность Минска стирают панельные дома – уверено большинство гостей. Их фактура могла бы быть разнообразнее, а материалы – натуральнее. Это особенно важно для города, который постоянно перестраивается и фактически является новым, несмотря на 1000-летнюю историю.

«И ещё зачем стоят на проспекте такие большие магазины, как Dana Mall? Например, в Праге они не в центре, а за городом», – говорит герой вечера, мальчик Иван.

«Мы бы хотели контрастности в городе, – презентуют участники свои выводы. – У нас всё ровно, приятно, но одинаково. Хотелось бы более живую и вдохновляющую среду».

А средством могут быть даже просто цветные велодорожки.

Парк Superkilen в Копенгагене, Дания. Фото – kulturologia.ru.

 

Городу не хватает стиля, функциональности и цвета

Вдохновляющей средой совсем не является центр города: как считает житель Осмоловки Андрей Езерин, Зыбицкая – это архитектурная трасянка, а площадь Октябрьская вообще место без функции.

«Её строили когда были парады и массовые демонстрации. Время изменилось, и сегодня такие площади просто не нужны», – говорит он. Уйдут и небоскрёбы, не докатившись толком до Минска, они – продукт тоже уходящей индустриальной эпохи.

Избежать аляповатости мы могли бы не только за счёт материалов, которые дороже, чем используемые в панельных домах. Один из путей – обратить внимание на цветовую культуру, вернув свои цвета, как это предлагал Михал Анемподистов. До того времени популярными останутся «неуверенные» бежевый и песочный, а самым андеграундным – персиковый.

Работы Анемподистова, выставка весной 2017 года

 

Кохаузинг спасает от одиночества и напоминает коммуналку

По больному месту постсоветского пространства прошлась героиня третьего видео в апреле 2017 года. Кохаузинг, или совместное проживание с другими людьми, избавит от одиночества, как уверена архитектор Грейс Ким.  И её услышали 1,6 миллиона человек.

«Одиночество может быть результатом созданной нами же окружающей среды, и домами, в которых мы живём, – считает Грейс Ким. – Опасность [индивидуального дома] – ложное чувство связи. Социальные сети тоже способствуют развитию этого ложного чувства связи. Наверняка, вам знакома такая ситуация. Вы стоите в лифте, сидите в кафе, и вдруг оглядываетесь по сторонам: все уткнулись в свои телефоны».

Схема дома, иллюстрация из презентации Грейс Ким

Грейс Ким не жила в коммуналке и не предлагает другим: кохаузинг – это о людях в здании, где кроме индивидуальных квартир есть общие пространства, от двора до кухни, есть совместные ужины и досуг. Но нет неизбежности, и жилец может выбирать.

Не так давно наши родители жили в бараках и всё возможное делили между собой. Был дефицит личного пространства и отсутствие комфорта – отвечают на это Татьяна Антипова и Максим Максименко, владельцы студии архитектуры и интерьера Nota Bene .

«В коммуналках были тоже не лучшие отношения, и поэтому в нашем случае важно, где заканчивается вынужденный кохаузинг и начинается настоящий. Но идея хороша и применима, как, например, в Новой Боровой или комплексе D-3 в Лебяжьем».

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 29.01.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.