Счётчик электричества не делает счастливым. Урбанисты о том, почему в центре «умных» концепций должен быть человек

Города обрастают датчиками и табло, но авторы умных концепций часто воспринимают их механистически, в то время как жители – эмоционально, и среди прочих это касается Минска.

Более 50 процентов планеты живет в городах, но мы мало знаем об их эмоциональном воздействии. «Удивительно, что психология, дисциплина, которая наиболее тесно связана с человеческими эмоциями, практически не учитывается в городской политике», – пишут Крис Мюррей и Чарльз Лэндри, авторы книги «Психология и город: скрытое измерение».

Чарльз Лэндри – британский урбанист, специалист по городскому планированию и развитию городов, а Крис Мюррей – ведущий советник Художественного совета Англии и директор ассоциации Core Cities ("Основные города").

Люди делают свои города умными, зелеными, здоровыми и культурными, но редко центром этих изменений является человек. Станут ли при таком условии города более удобной средой для жизни?

Авторы цитируют слова датского архитектора и консультанта по городскому дизайну из Копенгагена Яна Гейла (Jan Gehl): «Ирония в том, что мы знаем о среде обитания горных горилл больше, чем о среде обитания людей».

 

Смысл жизни или его отсутствие?

Авторы текста на «CitiesToday» уверены, что города слишком часто воспринимаются механистически, как неодушевленные скопления зданий и технологий. Главное – их человеческая природа – остаётся упущенным.

К ней надо вернуться. Исходя из этого, авторы приступили к осуществлению двухлетней исследовательской программы, охватывающей 11 городов на международном уровне: Гент, Антверпен, Берлин, Лиссабон, Аделаида, Миннеаполис, Милтон Кейнс, Краков, Бильбао, Осло и Плимут.

Они уверены: хотя рабочие места, инфраструктура, архитектура имеют решающее значение, но для жителей города прежде всего связаны с эмоциональным опытом.

Городская среда влияет на наше личностное развитие и уровень жизни. У жителей городов, как правило, хуже с психическим здоровьем, чем у людей в сельской местности, и ситуация усугубляется с ростом размера города. Это связано и с появлением мест, где сконцентрированы бедные жители, но все эти вещи не делают города плохим местом. Города также учат нас быть мобильными, принимать нечто непривычное для себя и создавать устойчивые сообщества.

Теория «идентичности с местом» («place identity») и привязанности к месту («place attachment») из экологической психологии демонстрируют: то, как и где мы живем, имеет глубокое эмоциональное и физическое воздействие, влияет на наше чувство собственного достоинства, ощущение принадлежности, формирование цели и смысла в жизни (или их отсутствие).

Вместе с тем, на протяжении всей эволюции лишь небольшая часть людей жила в городе, и в основном ментальный аппарат развивался в других условиях. Это лишний раз показывает, насколько необходима городская психология.

 

В городе не будет дискриминации, если удовлетворить основные потребности

Исследователи психологи мира и войны («peace psychologists») Герберт Кельман и Джон Бертон* продемонстрировали, почему необходимо удовлетворить основные психологические потребности для прогресса в переговорах по спорным вопросам.

  • Herbert Kelman – 91-летний профессор родом из Австрии, владелец награды за свою службу как «модель социальной ответственности психологов». John Burton из США имеет степень магистра в области клинической психологии и доктора – в консультировании по вопросам развития человека.

Решающими были: чувство безопасности; принадлежности; самоуважение и уважение; право на культурную самобытность; способность участвовать; и чувство справедливости – иногда реализуемое через обычное извинение. Именно эти вещи город должен обеспечить, чтобы успешно жить при различиях взглядов, культуры или религии.

 

Портреты: Берлин прислушивается к горожанам из-за своего чувства долга

Мюррей и Лэндри предлагают перенести ряд психологических инструментов с уровня человека на уровень населённого пункта, создавая инструментарий для «психологически устойчивых городов».

Например, они сконструировали и провели индивидуальный тест для городов (пример тут: urbanpsyche.org), который, возможно, поможет гуманизировать сложные проблемы в городе. Либо даже исследовать восприятие города его жителями, как считает психиатр Мазда Адли, глава Клиника Флидера в Берлине и автор статьи «Стресс в городе».

Вызов Лиссабона в том, что он скорее интровертен, сосредоточен на себе и склонен больше к импровизации, чем к предсказуемости. Становится понятно, почему португальская столица затрудняется принимать решения в отношении будущего и тоскует по давним великим свершениями.

Берлин интровертный и спонтанный, имеет сильный, порой сварливый характер и огромное чувство долга, а потому выделяет заметное место гражданскому участию.

Отмечая многовековое кастильское господство над страной басков, мы лучше понимаем силу предпринимательского духа Бильбао и полное нежелание быть самокритичным.

В Аделаиде, где идеалистичные свободные поселенцы прибыли в Австралию, мы понимаем, почему город критикуют за то, что он не переходит от слов к делу.

 

США: индивидуализм может помешать развитию

Учитывая свои особенности, города смогли бы развиваться эффективнее. Как? Делая свои слабые места сильными.

Исследовательница Патрисия Гринфилд при помощи компьютера проанализировала два миллиона книг, опубликованных за более чем 100 лет в США, и показала, как они стали меньше описывать сообщество и больше – отдельных людей. Динамика изменений соответствует росту доли горожан в США.

Вместе с индивидуализмом появилась и потребительская культура. Хотя она имеет плюсы, но может стать препятствием для успешного проживания в городе: внимание сосредоточено на единственном «я», а не на коллективном «нас» и «мы» – на том, что делает нас людьми.

Так получается, что в одном городе во имя экологии будут развивать общественный транспорт, а в другом – электромобили. И то, и то способствует уменьшению выбросов, но электромобили всё же провоцируют расползание городов.

 

Умный гражданин – это про автоматизацию, а не про комфортную среду

Проблема места человека в планах по развитию города касается и Беларуси, в том числе самого крупного её города – Минска. Единого видения «умного города» здесь не заметно, человека как центра изменений – тоже.

Первый раз о концепции умного города заговорил Мингорисполком в 2013 году. В городе появляется всё больше электронных табло, «умнеют» поликлиники и система учёта электричества. ГАИ планирует за 3-4 года избавить город от пробок с помощью видеодетекторов и датчиков.

В 2015 году Мингорисполком описывал идею умного города (страница 23 альманаха) как совокупность отдельных систем. Сейчас одна из компаний продаёт в Беларуси программные продукты для автоматизации и в частности систему «умный гражданин». Согласно идее выставки «Смарт-сити» в РНТБ цель – повышение эффективности всех городских служб.

Кроме того, кто-то уверен, что Минск уже достиг больших успехов, кто-то – что ему их не видать вообще. Однозначно высокотехнологичное железо и пластик помогают сделать город удобным для жизни, но недостаточно хаотично нашпиговать его дорогими приборами – об этом говорят британцы.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 02.05.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.