Несмотря на требования Литвы и собственного народа, Беларусь не остановит стройку Островецкой АЭС

Консультации в Минске между Беларусью и Литвой 13-14 сентября не решили серьёзных проблем с реализацией проекта Беларусской АЭС, связанных с выбором Островецкой площадки, занижением радиационных рисков, в том числе и для населения Вильнюса, слабым прогрессом нашей страны в исправлении нарушений конвенции Эспоо, а также инцидентами при строительстве. Беларусь и Литва заявили о разногласиях по базовым вопросам и о том, что они по-разному видят диалог. Встреча прошла по рекомендации Комитета Конвенции ЕЭК ООН Эспоо. В течение нескольких месяцев ожидается следующий раунд переговоров.

15.09.2016 Грамадства Аўтар: Татьяна Новикова, Анна Волынец Фота: Анна Волынец

Беларусь не согласна с Литвой, но удовлетворена ходом встречи

Беларусская сторона в целом удовлетворена ходом встречи, отметила на пресс-конференции глава отечественной делегации, первый заместитель министра природных ресурсов и охраны окружающей среды РБ Ия Малкина. Она подчеркнула, что существуют нерешённые вопросы, но при этом беларусская делегация ожидала, что по итогам встречи будет подписан совместный отчёт для Комитета по осуществлению конвенции Эспоо. Однако разногласия сторон касались и того, что и как было сказано на переговорах, поэтому совместного отчёта не получилось.

Тогда среди прочего стороны обсудили недавние инциденты на станции, проведение стресс-тестов БелАЭС и специальную SEED-миссию МАГАТЭ. Она должна оценить выбор Островецкой площадки, а также возможные риски для населения Вильнюса, в том числе водным путём, через загрязнение реки Нерис (Вилия), которая будет использоваться для охлаждения АЭС.

Глава литовской делегации и директор Департамента Министерства охраны окружающей среды Литовской Республики Виталиус Ауглис заявил, что у Литвы и Беларуси разногласия фактически по всем базовым вопросам, касающимся строительства атомной станции.

«Беларусская сторона пытается это (консультации. — Прим. ред.) исполнить формально, для птички», — добавил он.

Он также выразил свою обеспокоенность продолжающимися нарушениями конвенции Эспоо и отметил слабый прогресс в исполнении Беларусью решения встречи сторон этой конвенции в 2014 году. В частности, Ауглис сообщил, что Литва до сих пор не получила в письменном виде от Беларуси ответов на свои вопросы в рамках процедуры ОВОС, и что наша страна не предприняла пока никаких шагов по исполнению конвенции Эспоо за исключением приглашения миссии SEED, которая ожидается в декабре текущего года.

В свою очередь Ия Малкина заявила журналистам, что не считает решение, принятое сторонами конвенции Эспоо в 2014 году, окончательным и ожидает какого-то иного решения на новой встрече сторон в Минске в 2017 году.

«Если бы мы не были уверены в своей правоте, мы бы не приглашали встречу сторон к себе», — добавила она.

Стоит отметить, что такая мера, как приглашение встречи сторон для попытки смягчения решения по поводу нарушений уже предпринималась Украиной, однако в 2014 году собрание было перенесено в Женеву из-за военных действий в стране.

Напомним, что решение встречи сторон конвенции Эспоо помимо своей окончательности является также обязательным для исполнения.

В июне 2014 года решение по БелАЭС впервые в истории конвенции Эспоо было принято путём голосования из-за несогласия беларусской стороны.

Ия Малкина и Михаил Михадюк

 

Стресс-тесты начнутся в декабре, потому что в 2011 году проект БелАЭС не был готов

Заместитель главы беларусской делегации и заместитель министра энергетики РБ Михаил Михадюк сообщил на пресс-конференции 14 сентября, что Беларусь заключила контракт с российской организацией на проведение стресс-тестов, которое должно завершиться декабре нынешнего года, а его результаты передадут в Еврокомиссию в рамках национального доклада.

Он также прокомментировал, что российская сторона только рассматривает привлечение иностранных специалистов для проведения стресс-тестов, а в 2011 году проект БелАЭС не был завершен для этой цели. В то же время Еврокомиссия и соседняя Литва ожидают от Беларуси проведение стресс-тестов в соответствии с методиками ЕС, релевантных стресс-тестов требует и решение Эспоо.

Немаловажно, что строительство инфраструктуры БелАЭС и первые земляные работы на реакторном острове начались летом 2009 года, а строительство реакторного здания первого энергоблока — в мае 2012 года. Иными словами, замминистра подтвердил, что строительство БелАЭС началось без проекта.

 

Во время миссии SEED МАГАТЭ строительство АЭС продолжится

Михаил Михадюк добавил также, что Беларусь всё же планирует исполнять некоторые пункты решения встречи сторон Эспоо. В частности, в декабре этого года ожидается приезд спецмиссии МАГАТЭ SEED для оценки выбора площадки и безопасности проекта АЭС-2006. Миссия будет включать работу по вопросам из каждого компонента (всего их 6) для исполнения данного решения, пояснил он Зелёному порталу.

«В сентябре 2014 года мы такую миссию пригласили официально, — говорит Михаил Михадюк. — В июне этого года состоялась предварительная миссия, на которой рассмотрели проект техзадания».

Самое интересное, что на время работы миссии строительство АЭС приостановлено не будет. Как Беларусь будет исполнять рекомендации миссии SEED, если АЭС строится на протяжении 7 лет, Михаил Михадюк не сообщил.

 

«Беларусь отрицала инциденты, чтобы их проверить, а на строительстве погибли 3 человека, а не 10»

Глава литовской делегации Виталиус Ауглис заявил журналистам, что строительство Беларусской АЭС не прозрачно для Литвы.

«Мы не имеем постоянной информации. Мы её получаем от СМИ и оппозиции и после проверяем факты, посылая письма и дипломатические ноты. Как пример — случай с корпусом реактора, — прокомментировал он. — На дипломатические ноты мы сначала получили негативный ответ, потом — что не произошло ничего серьёзного. И лишь позже — признание, что корпус реактора упал из-за ошибок в работах».

Михаил Михадюк оспорил эту информацию. По его словам, информация скрывалась от Литвы, инцидент отрицался для того, чтобы дать «выверенную информацию». Замминистра посоветовал литовской стороне обратиться к чтению сайтов и СМИ: «Вся информация есть на сайтах Минэнерго, БелАЭС, БелТА и других».

Он также заверил, что якобы никому из желающих посетить место строительства АЭС «ещё не отказали».

«За 2015 год площадку посетили более 70 делегаций, в 2016 году примерно столько же, в том числе иностранцы», — добавил он.

В то же время он никак не прокомментировал слова Ауглиса о том, что беларусская сторона отказалась предоставить литовской видео инцидента с падением реактора, сославшись на то, что это собственность подрядчика. Что касается корпуса реактора, то Михадюк сообщил, что беларусская сторона обсуждает с российской «технические моменты» по его замене в рамках генерального контракта о строительстве АЭС.

При этом Михадюк предложил Литве отработать регламент информирования о ходе строительства за столом переговоров, так как его не существует для АЭС, на которую не завезено топливо (для работающей станции есть международная шкала INES).

Виталиус Ауглис считает, что создавать двустороннюю комиссию не нужно: «Имеется отдельная база данных МАГАТЭ, где стороны могут представить данные обо всех инцидентах, пока не загружено ядерное топливо», — сказал он.

По словам замминистра энергетики, информация в СМИ об инцидентах не соответствует действительности. Так, с его слов, на строительстве АЭС погибли не 10, а 3 человека: при падении с лестницы, падении с высоты при нарушении техники безопасности и из-за падения баллона с кислородом в августе. Таким образом, официально не признаётся и гибель жительницы деревни Ворона Натальи Гладко на стройплощадке БелАЭС в марте этого года и другие трагические случаи, о которых сообщала Беларусская антиядерная кампания. Известно ли о них в Минэнерго, расследуются ли они, об этом Михаил Михадюк не сообщил.

Виталиус Ауглис

 

Литва настаивает на приостановке строительства БелАЭС

Как сообщил журналистам Вилаюс Ауглис, Литва настаивает на том, чтобы до завершения консультаций в рамках конвенции Эспоо, а также работы миссии SEED МАГАТЭ и проведения стресс-тестов Беларусь приостановила строительство АЭС.

«Здесь, как и в Вильнюсе, мы требовали остановить дальнейшее строительство, пока эксперты МАГАТЭ не оценят выбор площадки, — говорит он. — Но строительство продолжается».

Отметим, что этого требует порядок, отражённый в конвенции Эспоо и сама логика, ведь если SEED даст отрицательную оценку Островецкой площадке, и Беларусь решит исполнить рекомендации МАГАТЭ, то затраты на неё будут несоизмеримо более высокими, чем в том случае, если бы она приостановила реализацию проекта.

Однако на пресс-конференции 14 сентября Ия Малкина дала чёткий месседж: строительство Беларусской АЭС не будет остановлено ни при каких обстоятельствах:

«Сегодня очевидно, что Республика Беларусь не приостановит строительство БелАЭС. Я не знаю таких мотивов», — сказала она.

Таким образом официальная Беларусь подчеркнула, что для неё не существует никаких ограничивающих или сдерживающих факторов при строительстве своей АЭС. Международное законодательство, не говоря о мнении собственных граждан и соседней страны, также не являются для неё является «такими мотивами».


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 15.09.2016

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.