Что Беларусь будет делать после Парижского соглашения?

Новое климатическое соглашение дало нашей стране то же, что и всем остальным, – шанс, что климат Земли останется достаточно пригодным для того, чтобы мы могли сохранить традиционный образ жизни. Поменять обычный ритм на непривычный рискуют 3 миллиарда жителей планеты, которые будут страдать из-за нехватки или, наоборот, слишком большого количества воды (наводнений, тайфунов), если усилия по снижению антропогенного воздействия на климат не предпримут.

18.12.2015 Грамадства Аўтар: Зялёны партал Гродзеншчыны Фота: Денис Зеленко, zautra.by, facebook.com, socnews.by

Может, изменения климата в Беларуси пока не так ощутимы, как в прибрежных регионах и беднейших южных странах. Но последствия тоже не останутся незамеченными: от аномальной жары мы страдаем уже сейчас, так же, как и животные, леса, сельхозугодья. К тому же нам придётся столкнуться с волной климатических беженцев, число которых из года в год будет только расти.

Чтобы всего этого не допустить, Беларусь в числе других стран мира приняла на себя определённые обязательства в рамках Парижского соглашения. В чём их суть?

Обязательства Беларуси по сокращению выбросов парниковых газов

К 2030 году мы обязались не превысить уровень -28% от уровня 1990 года. Это не значит, что сейчас выбросы больше этой цифры и потом будут снижаться. На данный момент республика производит лишь 67% выбросов от уровня 1990 года. Таким образом, правильно говорить не о снижении их по отношению к 72%, а о непревышении этой цифры в дальнейшем.

Ещё некоторое время Беларусь будет увеличивать абсолютную величину выбросов, пока количество возобновляемых источников энергии в нашем энергобалансе, а также технологии, используемые в самых разных отраслях жизни, не позволят начать устойчивое снижение выбросов, — рассказала Анастасия Бекиш, консультант по климатической политике Товарищества «Зелёная сеть».

Согласно нормам Парижского соглашения, Беларусь должна будет уточнить свои обязательства в период до 2020 года, чтобы в процессе старта действия международного договора понимать, насколько существенными могут быть последующие шаги. Эти обязательства должны регулярно пересматриваться в контексте глобального подведения итогов и пересмотра целей каждые 5 лет.

Ян Хаверкамп, эксперт по атомной энергетике и энергетической политике «Гринпис» в Центральной и Восточной Европе, во время дискуссии по энергетике озвучил вывод учёных Стэнфордского университета: к 2050 году Беларусь могла бы получать всю необходимую для страны электроэнергию из возобновляемых источников.

 zautra.by

Если говорить о доле нашей страны в мировом объёме выбросов, то она составляет менее 0,01%.

Обязательства Беларуси по адаптации к климатическим изменениям

В новом соглашении адаптация к изменениям климата впервые отводится «полноправная» роль, наравне с митигацией, в постановке целей и отчётности, хотя механизмы для отчётности по адаптации ещё предстоит разработать, — пояснила Мария Фалалеева, заместитель председателя центрального совета МОО «Экопроект». Особо отмечается, что усилия по адаптации и митигации напрямую связаны: чем более успешными будут усилия по митигации, тем меньше понадобится мер по адаптации и наоборот. Этот пункт очень важен для развивающихся стран, наиболее уязвимых к последствиям изменения климата. Теперь усилия этих государств по адаптации могут быть в определённой мере «зачтены» в качестве их вклада в достижение глобальных целей.

Мария Фалалеева

Для Беларуси наиболее важным с практической точки зрения является то, что по новым правилам все страны обязуются (по мере возможности, но такая возможность у нас есть) планировать и осуществлять усилия по адаптации на государственном уровне, включая разработку национальных политик и планов в области адаптации, оценку воздействия изменений климата, мониторинг эффективности усилий, повышение сопротивляемости социально-экономических и экологических систем к изменениям климата, — продолжает эксперт. — Отдельно отмечается, что усилия по адаптации должны быть интегрированы в планы развития экономики. Новым также является то, что усилия по адаптации должны быть представлены в той или иной форме в рамках национальной отчётности каждой страны.

Для Беларуси, как и для многих других государств, это значит начало большой работы. И не только после 2020 года, но и до того, как соглашение вступит в силу, — подчёркивает Мария Фалалеева. — Необходимо разработать правовую базу в области адаптации, систему мониторинга и отчётности, начать процесс формирования планов и политик в этой сфере для страны в целом, регионов и отдельных секторов экономики. Это большая, но абсолютно необходимая работа на перспективу. И в этом плане международное соглашение является необходимым стимулом для организованных национальных действий.

По её словам, разработка планов по адаптации включена в добровольные национальные обязательства Беларуси (INDC), что уже является первым шагом. В настоящее время готовятся стратегии адаптации для лесного и сельского хозяйств, появляются пилотные инициативы местных стратегий. Однако это только первые и часто нескоординированные шаги. В ближайшие годы данная работа должна быть продолжена. Как и у других стран, у Беларуси есть потенциальная возможность получить консультационную и финансовую поддержку для разработки и реализации политик и планов, но только в том случае, если будут приняты усилия на национальном уровне и создана система планирования и отчётности.

Сможет ли Беларусь привлекать финансовые ресурсы Парижского соглашения?

— Финансовые ресурсы нового соглашения нужны, в первую очередь, чтобы помочь бедным странам (действительно бедным) внедрить эффективные практики адаптации к изменению климата. Обычно в самых бедных регионах планеты эти изменения уже наблюдаются, и их жители УЖЕ сильно страдают и от засух, и от наводнений, и от распространения ареала болезней, и от многого другого. Финансы нужны также для внедрения технологий, которые позволят не так быстро наращивать выбросы в развивающихся экономиках, — поясняет Анастасия Бекиш.

Беларусь — далеко не самая бедная страна на планете, что бы мы сами о себе ни думали. Поэтому основной поток климатического финансирования, как в рамках нового соглашения, так и по Киотскому протоколу до 2020 года, пойдёт всё-таки не к нам. И это вполне справедливо. Однако, в соответствии с Парижским соглашением, мы можем рассчитывать на двусторонние проекты со странами, которые захотят оказывать нам такую помощь, — отмечает она.

Однако и такие проекты не появятся на пустом месте, нам потребуется выполнить ряд условий, в число которых входит здоровая политическая и инвестиционная обстановка, наличие всей необходимой нормативно-правовой базы (её только предстоит создать), а также строгое соответствие всем международным требованиям по отчётности и прозрачности, — говорит эксперт.

Финансовыми механизмами соглашения определены Глобальный экологический фонд (ГЭФ), Зелёный климатический фонд и Адаптационный фонд. С ГЭФ Беларусь работает уже давно. Недавно, например, стартовал большой проект с Минлесхозом.

Кто в Беларуси будет ответственен за выполнение обязательств?

Ответственным органом является Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды, но надо понимать, что выполнение обязательств как по части сокращения выбросов, так и по адаптации — это задача, которую одно Минприроды решить не в состоянии, так как эти вопросы затрагивают сферы ответственности практически всего спектра органов государственного управления.

К примеру, выбросы можно снижать не только в энергетике (а это Минэнерго), но и в транспортной сфере, через внедрение новых стандартов, развитие систем общественного транспорта (а это уже Министерство транспорта и коммуникаций), через улучшение системы сбора и переработки отходов, через применение новых методов в сельском и лесном хозяйстве, через энергоэффективное строительство. Адаптацией к изменению климата могут заниматься также МЧС, Минздрав, местные администрации: города тоже нужно планировать с умом, чтобы максимально нивелировать последствия волн экстремальной жары, которые будут всё более частыми в наших широтах, — считает Анастасия.

По её мнению, государство должно учитывать фактор изменения климата практически во всех секторах экономики, до чего нам пока критически далеко: даже в условно «профильном» министерстве данной темой занимается минимальное количество сотрудников.

В идеале, как это делается во многих странах, должен быть компетентный специальный посланник по климату с прямым доступом к главе государства и соответствующим количеством сотрудников, которые смогут обеспечить должный уровень аналитической работы и взаимодействия с профильными министерствами. Пока климат остаётся одной из сотни задач Минприроды, причём не самой приоритетной, и его руководство далеко от глубокого понимания вопроса. Само же ведомство сохраняет в Совмине статус тех самых людей, к которым можно не прислушиваться: шансов на реальные изменения у нас мало. Однако мы сохраняем надежду на то, что здравый смысл возобладает, или как минимум взыграет желание принять международную помощь, дорогу к которой Беларуси открыло Парижское соглашение, — заключила Анастасия Бекиш.

 facebook.com РСоЭС - Российский социально-экологический союз

Справка:

Двадцать первая конференция сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата и 11-е совещание сторон Киотского протокола прошли в Париже с 30 ноября по 11 декабря. В ходе мероприятий участники достигли нового соглашения, которое придёт на смену Киотскому протоколу — международному соглашению, принятому в Киото в 1997 году в дополнение к Рамочной конвенции ООН об изменении климата и обязывающему развитые страны и страны с переходной экономикой сократить или стабилизировать выбросы парниковых газов. 

  • Инфографика, объясняющая, как начинались климатические переговоры, здесь.
ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 18.12.2015

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.