Ясень вымирает, а дуба маловато: нужна ли в Беларуси новая мебельная фабрика?

Твердолиственных пород в Беларуси немного: 0,4% от общей массы лесов занимают ясенники, 3,5% — дубравы. С 2003 года ясеня в стране стало меньше на треть, и его вымирание напоминает судьбу вяза в начале ХХ века. Однако данный факт не мешает беларусам совместно со словаками обсуждать инвестиционный проект по производству мебели из этих пород. Зелёный портал разбирался, насколько абсурдна идея, учитывая сложившуюся ситуацию с лесами.

21.10.2016 Жывая прырода Аўтар: Анна Волынец Фота: Вячеслав Звягинцев, Христина Чернявская, Институт экспериментальной ботаники

Инвестору предложат варианты

В Беларуси хотят запустить совместное деревообрабатывающее производство, обмолвился посол Словакии Йозеф Мигаш на встрече с председателем концерна «Беллесбумпром» Юрием Назаровов. Подробности пока не известны. По словам пресс-секретаря «Беллесбумпрома» Ружены Новицкой, прошла только первая встреча специалистов от обеих сторон:

«Дополнительной информации нет, — говорит она. — Если инвестор и наши эксперты решат, что для Беларуси это актуально и необходимо — инвестору предложат несколько объектов, где может быть создано производство».

Есть ли перспективы у этой идеи?

 

Из 3 факторов, влияющих на состояние лесов, человек — основной

Специалисты по лесным насаждениям едины во мнении: ситуация с ясенем сложная:

«Ясень болеет и гибнет, — утверждает старший научный сотрудник Института экспериментальной ботаники им. В.Ф. Купревича НАН Беларуси Максим Ермохин. — Молодой подрост ещё есть, но спелых лесов почти не осталось, и большинство из них расположены на особо охраняемых природных территориях».

  • Согласно Лесному кадастру, на 1 января 2016 года в лесах Минлесхоза насчитывалось около 19 900 га ясенника, из них спелых и перестойных — всего 378 га. Это эквивалентно квадрату леса примерно 1,9 на 1,9 км. На территориях Управления делами президента произрастает 2297 га ясенников, а спелых и перестойных — 839 га.

«Итого на всю Беларусь ясеневых спелых лесов около 12 кварталов, или 0,01% от площади лесных земель», — показывает цифры Максим Ермохин.

По его мнению, в рубку главного пользования отдавать почти нечего.

На состоянии деревьев сказывается меняющийся гидрологический режим, который вызван изменением климата, осушением болот и, разумеется, деятельностью человека. Из-за воздействия этих факторов деревья ослаблены и особенно подвержены грибковых заболеваниям. 

«Многие факторы влияют на состояние лесов, и человек — один из основных. В Беларуси нет участков, за исключением болот, где за последние 100-200 лет не проводились бы рубки», — заключает Максим.

 

Дуба хватит, но не всем

С дубом ситуация несколько лучше: спелые и перестойные дубравы Минлесхоза занимают порядка 39 800 га.

«Если мы посмотрим на перспективу — площадь дубовых лесов понемногу растёт. Их доля составляет 3,5% от всего лесного фонда», — подчёркивает Максим.

  • В росте площади дубрав был провал примерно в середине 2000-х годов, с 2008-2010 годов она нарастает. В 2010-м, согласно Лесному кадастру, в Беларуси насчитывалось 281 000 га дубрав, а сейчас — 284 000.

По кадастру, «доступные для эксплуатации леса» составляют около 26 000 га спелых и перестойных лесов твердолиственных пород: дуб, ясень, граб, клён, вяз. Из них 99% — дубравы.

«Если мы говорим о деревоперерабатывающих производствах, то паркетные предприятия пилят не беларусский дуб, а российский или китайский и ссылаются на недостаток сырья. Но если мы будем делать мебель или другую продукцию с высокой добавленной стоимостью — сырьё найти можно», — считает учёный.

 

Гибель ясеня обнаружили в 2005 году

Напоследок Максим Ермохин посоветовал узнать о ситуации с ясенем в БГТУ. Как оказалось, заведующий кафедрой лесозащиты и древесиноведения, кандидат биологических наук Вячеслав Звягинцев одним из первых заметил, что с деревьями проблемы. 

На международной конференции учёных-фитопатологов в Петрозаводске в 2005 году литовские исследователи спросили: страдает ли беларусский ясень от массового усыхания, как в Литве? Учёные развели руками: информации не было.

«По возвращении домой мы провели фитопатологическое обследование ближайших к Минску лесонасаждений с преобладанием ясеня. Из 80 га ясенников не выявлено ни одного участка без признаков массового поражения деревьев, а на площади около 12 га ясень погиб полностью», — делится Вячеслав.

 

Раньше не знали о массовой патологии

По данным лесного мониторинга, проблемы с ясенем начались с 2003 года. В 2004-м они усугубились, а в 2005-м достигли размера массового патологического явления.

К концу периода вегетации 2005 года лесхозы в разных регионах Беларуси начали сообщать о массовом усыхании ясеня. Минлесхоз Беларуси начал научно-исследовательскую программу в 2006-2007 годах, чтобы найти причины гибели одной из самых прогрессивно развивающихся в прошлом лесных формаций.

«Ведь количество ясенников в республике с послевоенных лет постоянно увеличивалось: с 10 400 га в 1964 году до 31 000 — в 2003-м. Они считались наиболее устойчивыми: в отечественной научной литературе прежде не было сведений о массовых патологических процессах», — разводит руками Вячеслав Звягинцев.

Теперь патология охватила всю Европу, и в некоторых странах ясень обыкновенный попал в Красную книгу.

 

Откуда проблема?

В 2006 году польский учёный Т. Ковальски выявил микроскопический гриб Hymenoscyphus fraxineus, ставший причиной эпифитотии. Учёные считают, что произошла его инвазия из азиатской части континента.

Родина гриба — Дальний Восток. Там он вызывает поражение уже увядающих листьев дальневосточных ясеней, но в основном разрушает опавшую листву. В Европе гриб действует иначе, потому что наш вид ясеня не имеет механизма защиты от организма, с которым эволюционировал порознь.

 

Опята провоцируют ветровал

В Беларуси наличие патогена H. fraxineus подтвердили генетическими методами в 2010 году, найдя его во всех исследуемых образцах. Диаметр шляпки плодовых тел гриба — максимум 2 мм. С виду он похож на крошечную белую лисичку.

 

Гриб, выращенный в лаборатории

Болезнь на начальной стадии выглядит как небольшие жёлтые пятнышки на листе, причин которых бывают десятки, а следствия некритичны. Но затем болезнь охватывает и ветви, а дерево получает токсины гриба. У взрослых ясеней страдает иммунитет, а молодые сеянцы гибнут за год. Десятилетние растения превращаются в кустарники.

Вторичными причинами являются корневые гнили: на больном дереве поселяются опята, корневая система превращается в труху, и деревья часто подвергаются ветровалу.

По данным кафедры лесозащиты и древесиноведения БГТУ, ежегодно от 1 до 21% деревьев в ясеневых лесах вываливаются из почвы.

Пробные площадки в Латвии в 2005 и 2010 годах

 

Что делает наука?

В университете пока разработаны только методы мониторинга болезни. Следующим этапом научной работы стала попытка спасти ясень через отбор семенного материала с устойчивых деревьев, а также их клонирование. Ведь европейские учёные доказали, что встречаются популяции ясеня, в которых 2-8% деревьев проявляют генетическую устойчивость к болезни.

Длительность проекта, финансируемого министерством, — 4,5 года.

 

Природа становится глобальной

Перспектива выжить у ясеня есть, но она туманна. С середины ХХ века аналогичным образом погибал вяз из-за того, что проблеме не уделили в то время внимания. Сегодня большинство деревьев заражаются и усыхают до 30-летнего возраста, и вяз уже не является лесообразующей породой. Причиной тоже стала болезнь, принесённая извне.

Подобные глобальные инвазии происходят как вследствие глобального потепления, так и по причине транспортной глобализации:

«На мой взгляд, мир движется к унификации природных экосистем, а природные барьеры (океаны, горы, пустыни и т.д.) перестают быть основным фактором, сдерживающим границы ареалов прогрессивных видов», — предполагает Вячеслав Звягинцев.

Примеры перемещения инвазивных микроорганизмов, поражающих деревья

 

Лесхозам нужно реализовать сухой ясень

Дуб в Беларуси ещё есть, а ясень умирает. Значит, мебели из них мы не дождёмся?

«А здесь вы не правы, — отвечает собеседник. — Когда лесхозы столкнулись с массовым усыханием ясеня, то возникла проблема: куда деть древесину? Ведь санитарные рубки призваны не только оздоровить лес, но и снизить экономический урон, нанесённый болезнью.

И тут оказалось, что предприятия в Беларуси не настроены на переработку ясеня, у лесхозов появились проблемы с реализацией древесины, причём не очень высокого качества. Поэтому любой инвестор — это хорошо. Он будет обеспечен сырьём. Повышение спроса на древесину ясеня позволит направить дополнительные средства на восстановление лесов. Думаю, что перспектива у таких компаний есть».

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 21.10.2016

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.