Вопрос-ответ. Как лечиться экологично?

Влажный воздух и перепады температур – звёздный час аптечек. Зелёный портал рассказывает, как в приступе ипохондрии, ангины или невралгии не навредить природе.


1. Я здоров и не пью таблетки. Какое мне дело?

Пьёте. И едите: по данным ВОЗ, в 2016 году в реках, почвах и воздухе находилось более 600 препаратов, а также продуктов их распада и взаимодействия с окружающей средой.

Конечно, если вас это не трогает, то пожалейте печень – она пригодится для других целей. По словам медиков, примерно 15% людей, принимающих лекарства, испытывают негативное действие на печень. Часть из них – в виде гепатита или острой печёночной недостаточности. А кое-кто может долечиться до галлюцинаций.

2. Ну ладно. А откуда в воде лекарства?

От людей. В Беларуси проживает более 1,2 миллиона семей. Даже если в год у них образуется 10 грамм просроченных лекарств, то мы получаем 12 тонн опасных отходов.

При этом 19% беларусов выбрасывают лекарства в мусорницу, распаковывая, и ещё небольшая группа людей смывает в канализацию, согласно данным опроса, инициированного учреждением «Центр экологических решений» в 2015 году.

3. Но ведь воду из канализации фильтруют?

Да, но системы фильтрации городских стоков не рассчитаны на такие специфические вещества: лишь небольшой процент лекарств может эффективно удерживаться очистными сооружениями, а иногда концентрация только увеличивается за счёт биологических процессов.

На фармакологических предприятиях всё иначе, но только потому, что стоят специальные системы очистки.

4. А откуда в почвах?

С полей фильтрации, которые являются одним из способов очистки воды, либо со свалок.

Попадая на свалку, лекарство в пластиковой закрученной баночке дольше останется изолированным, но со временем пластик деградирует. Бумажная упаковка или целлофан будут повреждены быстрее: бумага разлагается около года, плюс-минус. Целлофановый слой внутри упаковки – лет 200, но порван он будет гораздо быстрее. Помогут мыши или птицы.

5. И что делать?

Пока точно никто не знает: сейчас в Беларуси не существует системы сбора и переработки фармакологических отходов от населения (только от медучреждений). Но надежда есть.

Государство строит планы начать сбор, а учреждение «Центр экологических решений» ведёт проект «Непригодные фармацевтические препараты в окружающей среде: разработка устойчивого подхода».

6. Так что, ничего не выбрасывать? Я не могу хранить эти коробочки вечно.

В теории вы можете отложить испорченные лекарства до лучших времён или завезти друзьям за границу, где их сдадут. Но вообще это куплет старой песни о рациональном потреблении.

  • не запасайтесь впрок

В рамках исследования в 2015 году, инициированного ЦЭР, было опрошено 800 человек. По их словам, основная причина образования этого вида отходов — купили слишком много лекарств (65,5%). Но не только: 33,8% опрошенных обновили домашнюю аптечку, 14,4% — автоаптечку, повредили при хранении 1,4% участников опроса.

  • не пейте/не ешьте/не мажьте лишних медикаментов.

«Мы перерасходуем фармацевтику: пьём таблетки при любой головной боли, хотя до 90% препарата выведется из организма и попадёт в сточные воды», — говорит Михаил Дуркин, генеральный секретарь Коалиции «Чистая Балтика» (Швеция). Как уточняет сотрудница программы по химическим веществам и отходам ЦЭР Наталья Блыщик, эта доля составляет от 20 до 80%.

Кстати, проблема касается в том числе мазей и гелей: они попадают в канализацию после того, как вы примете душ или ванную.

7. А что, результатам соцопроса можно верить?

Да. Их подтверждают маркетинговые данные.

С печальными глазами, не надеясь на поликлинику, беларусы идут в аптеки и спасают себя сами (хотя, как сообщает Минздрав, медработников хватает). По данным министерства, с 2011 по 2015 годы у нас стало на 37% больше негосударственных аптек и на 5% – государственных.

Хотя в целом рынок лекарств в Беларуси до 2017 года сокращался (за прошлый год данных пока нет). Пик пришёлся на 2014 год – каждый беларус в среднем употребил лекарств на 112,58 доллара США (в оптовых ценах).

8. Что вреднее для окружающей среды — мази, жидкости или таблетки?

Ни то, ни другое и ни третье. Различия в первую определяет группа, к которой относится препарат, как объясняет Наталья Блыщик:

«Важно конкретное фармацевтическое вещество. Есть мази-антибиотики, есть жидкие, и есть таблетки. Вне зависимости от формы это равно антибиотик, опасный для окружающей среды с точки зрения токсичности и её устойчивости».

9. Так каких лекарств надо избегать?

На контроле в Европейском союзе находятся следующие препараты. Они же имеют высокую концентрацию в наших сточных водах:

  • антибиотики;
  • препараты группы эстрадиолы, гормональные препараты;
  • противовоспалительные препараты (особенно устойчив диклофенак).

А вот растительные препараты не опасны, и, кстати, в Беларуси они составляют большую часть покупаемых в аптеке.

10. Может ли врач выписывать препараты с минимальной токсичностью?

«Я думаю, что это реально, — говорит Наталья. — Но врачи ограничены в возможностях: они должны строго придерживаться рецептур и схем лечения, определённых Минздравом. Но я уверена, что если проанализировать, то среди этих лекарств можно выделить более и менее опасные».

Данный вопрос можно решать с помощью маркировки на препаратах либо указывая в инструкции, как поступить с образовавшимся отходом. Такая информация уже есть в некоторых импортных лекарствах.

11. Так пусть заводы делают нетоксичные препараты!

Проблему отходов можно решать на протяжении всего жизненного цикла продукта. Например, могут постараться предприятия, обращая внимание на токсичность ещё на стадии производства. Научная программа с такими целями реализуется одним из производителей в Швеции.

Подготовлено с использованием материалов международной конференции «Непригодные фармацевтические препараты: влияние на окружающую среду», прошедшей 27 апреля 2016 года в Минске

Падзяліцца: 09.01.2018 Аўтар: Анна Волынец

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.