Атомная и возобновляемая энергетика: за совмещение заплатит потребитель?

Избыток электричества — завтрашний день в Беларуси и сегодняшний — в Евросоюзе. Несмотря на то, что выработка энергии дешевеет, цена для потребителя растёт за счёт трат на развитие возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и создание для них электросетей. Но в отличие от ЕС Беларусь свою инфраструктуру модернизирует под АЭС, а не под ВИЭ. Учитывая разницу в экономической ситуации и структуре расходов на энергетику, не придётся ли нам отказаться от того, что не по средствам?

21.12.2016 Грамадства Аўтар: Анна Волынец Фота: Viktor Hanacek, pixabay.com

Версии о доле ВИЭ

Доля возобновляемых источников энергии (ВИЭ) к 2020 году составит не менее 6% от потребления топливно-энергетических ресурсов, говорит о планах государства Сергей Хрущёв, заместитель министра природных ресурсов и охраны окружающей среды, а также национальный координатор проекта «Устранение барьеров для развития ветроэнергетики в Беларуси».

Показатель по ВИЭ зафиксирован в указе президента РБ от 26 января 2016 года. По состоянию на январь текущего года он равен 5,5%. Причём, согласно исследованию Представительства немецкой экономики в Республике Беларусь, большую часть (92,4%) от этих 5,5% составляет древесное топливо: дрова, щепа и отходы.

Но цифра неточна: возможно, прав Виктор Акушко, первый заместитель директора Департамента по энергоэффективности. По его сведениям, доля ВИЭ в Беларуси всего 0,7%.

Из презентации международного консультанта проекта «Устранение барьеров для развития ветроэнергетики в Беларуси» Евгения Надеждина

 

К 2020 году энергии ветра станет больше в несколько раз

Хотя в чём-то спикеры согласны: сейчас в Беларуси действует 65 ветроустановок мощностью около 60 МВт. Они вырабатывают всего 0,003% электроэнергии, как сообщил консультант проекта «Устранение барьеров для развития ветроэнергетики в Беларуси» Денис Коваленко.

За 2015-2020 годы в рамках госпрограммы по энергосбережению ветроустановок станет больше: введут в эксплуатацию ещё не менее 200 МВт. В то же время в государстве подумывают, а не уменьшить ли финансирование ВИЭ после ввода АЭС.

 

Немецкие потребители дотирую ВИЭ на сумму, эквивалентную АЭС

Но опыт Германии говорит, что при развитии ВИЭ затраты только увеличиваются, причём за счёт конечного потребителя.

  • В этой стране вырос взрывными темпами EEG-налог — акциз на электроэнергию, направляемый на развитие альтернативной энергетики. В 2003 году он составлял 0,4 цента за кВт*ч, а в 2013 году уже 5,28 центов за кВт*ч для каждого потребителя.

«В сумме это 13,3 миллиарда евро ежегодных дополнительных издержек для потребителей по сравнению с тем, сколько стоит «обычная» электроэнергия на рынке — примерно 200 евро в год на одного жителя Германии», — говорит международный консультант проекта ПРОН/ГЭФ «Устранение барьеров для развития ветроэнергетики в Республике Беларуси» Евгений Надеждин. Это примерно столько же, сколько составила сумма кредита, выделенного Россией на строительство БелАЭС

 

Затраты на ВИЭ на жителя Беларуси — 3,7 доллара в год

И затраты беларусов соответствуют тенденции, то есть растут: в 2016 году люди заплатят лишние 36 миллионов долларов за 280 млн кВт*ч энергии, произведённой возобновляемыми источниками.

Всего этот объём стоит почти 50 млн долларов, а к 2020 году — 275 млн, как пояснил Вячеслав Дубовик, начальник управления экономики «Белэнерго». То есть энергия от ВИЭ почти в 3 раза дороже произведённой источниками государственной структуры «Белэнерго».

В пересчёте на 1 жителя Беларуси дополнительные расходы равны примерно 3,7 доллара.

 

Дополнительные расходы: миллиарды уйдут на инфраструктуру

Проблемы наши тоже похожи на европейские, но лишь внешне. Потребители тратятся на субсидии для производителей ВИЭ, а трансформация энергосистемы требует приличных инвестиций.

Разница в том, что Евросоюзу вложения нужны для успешной интеграции в энергосистемы ВИЭ, и до 2035 года требуется 4% мировых инвестиций, или 260 млрд долларов.

В Беларуси же проблем с ВИЭ нет: маловат масштаб. В энергосистему интегрируют новую атомную станцию, которая по плану должна давать 40% энергии в общем энергобалансе. А ведь 40% от БелАЭС не сравнимы с 5,5-6% от ВИЭ.

По оценкам иностранных экспертов, процесс обойдётся также в миллиарды долларов, которые добавятся к нашему 10-миллиардному кредиту на АЭС.

Точно пока известно лишь то, что учёным и чиновникам при расчётах предлагают полагаться на предположительно дешёвую энергию после ввода атомной станции, а гражданам пророчат электромобили.

 

Люди и компании: кто заплатит за сети?

В ЕС, по мнению Евгения Надеждина, частные компании не смогут инвестировать в инфраструктуру. Причины — треть из них убыточна, а остальные заняты выживанием.

«Затраты перекладываются на потребителей, которые платят дважды: сначала на прямое стимулирование генерации из ВИЭ, а затем на адаптацию энергосистемы», — говорит эксперт.

В Беларуси потребители платят за ВИЭ и сети, но частных инвестиций ожидать сложно: энергетический рынок только появляется. И пока государство расходует собственные средства.

 

Политика ветра и атома: кто заплатит за совмещение?

Далее встаёт вопрос: не станут ли жители Беларуси сами расплачиваться и за ВИЭ, и за АЭС одновременно?

За ВИЭ наше государство уже платит: даже учитывая мизерные 0,003%, оно регулярно жонглирует повышающими коэффициентами. Объяснять, станет ли доплачивать население за АЭС путём повышения тарифов на электричество, никто не спешит:

«Информацией пока не располагаю. За какой счёт будем отдавать кредит, то и повлияет на величину тарифа для населения», — прокомментировал Вячеслав Дубовик из «Белэнерго».

 

Придётся оптимизировать затраты?

Если тариф увеличится, то мы получим уже не дешёвую, а дорогую электроэнергию в избытке, как и в ЕС. Но вместо возобновляемых источников — атомную станцию, которая уже подорожала на 675 миллионов долларов.

ЕС пробует экономить, меняя механизмы стимулирования производителей ВИЭ. Ведь саммит Европейского совета 22 мая 2013 года декларировал смещение приоритетов.

«Вместо “устойчивой энергии” на первый план была выдвинута “конкурентоспособная энергия”», — отметил Евгений Надеждин.

Но нам такой вариант не подойдёт: затраты на АЭС негибкие, их определяет стабильность валютного курса и условия кредитора, то есть России. Сэкономить будет сложно, и может быть применён экономический метод оптимизации затрат: не платить за то, от чего можно отказаться.

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 21.12.2016

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.