Эксперты «Гринпис» об «атомных шрамах» Чернобыля и Фукусимы: «Мы обворовываем будущие поколения»

Ещё накануне годовщин ядерных аварий в Чернобыле (апрель 1986 г.) и Фукусиме (март 2011 г.) «Гринпис России» инициировал проведение нескольких подробных изысканий. Эксперты изучили радиоактивное загрязнение наиболее пострадавших в результате катастроф районов и их влияние на здоровье населения. Ряд полевых исследований прошёл в России, Украине и Японии. Зелёный портал обсудил выводы доклада «Атомные шрамы: продолжающиеся последствия Чернобыля и Фукусимы» с представителями «Гринпис России»: координатором проекта Энергетической программы Рашидом Алимовым и экспертом по радиационной безопасности Алексеем Киселёвым.

14.06.2016 Грамадства Аўтар: Эвика Отто Фота: «Гринпис России»

 Во время полевых исследований вы изучали территории России, Украины и Японии. Любопытно, почему эксперты «Гринпис» не исследовали Беларусь — одну из самых пострадавших стран от аварии на Чернобыльской АЭС?

Рашид: Последствия для Беларуси были в том числе рассмотрены в нашем докладе. Когда-то «Гринпис» проводил первые изыскания в Украине, теперь они проходили не только там, но и в России — в Брянской области. Полевые исследования в Беларуси также необходимы, но пока конкретных дат их проведения нет. Это вопрос времени. 

 

— На международной конференции «Чернобыль + 30» профессор Алексей Яблоков утверждал, что власти и МАГАТЭ замалчивают реальные последствия аварии на ЧАЭС. Вы проводили сравнение своих заключений с официальными?

Рашид: Мы видим, что во всех трёх странах идёт попытка урезания зон загрязнения, сокращение или полное снятие льгот для пострадавших от ядерной аварии, сокращение средств на контрмеры в сельском хозяйстве. Всё это делается, на наш взгляд, некорректно, без достаточных оснований. Именно поэтому после выхода доклада мы запустили международную петицию президентам трёх стран.

 

 Прошло 30 лет после аварии на ЧАЭС, и вот недавно министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей сказал, что наша страна намерена возродить «пострадавшие» земли. Что вы думаете по этому поводу?

Рашид: В Японии такая же тенденция. В России сейчас идёт процесс урезания зон загрязнения. Специалисты института «Тайфун», занимающегося мониторингом радиационной обстановки, провели очень мало полевых измерений. В последние годы они отбирали пробы на содержание радионуклидов только в нескольких десятках населённых пунктов из 4500 загрязнённых в России. Пробы, взятые с 1986 года, были просто пересчитаны на бумаге. При этом не учитывалась миграция радионуклидов через корневую систему растений, при горении лесов, сжигании бурьяна (распространённая вещь на загрязнённых территориях).

 

 Расскажите о вашем опыте исследований продуктов питания в Брянской области и Украине. К каким выводам вы пришли?

Рашид: Мы покупали грибы на рынке и собирали их в лесах Брянской области. В некоторых из проб содержание цезия-137 было превышено в 200 раз. 46 из 50 проб молока, отобранных в Ровенской области (Украина, около 200 км от ЧАЭС), содержали цезий-137 в концентрациях, превышающих предельно допустимые для взрослых. 42% проб зерна, отобранных на полях Киевской области в 50 километрах от станции, содержали стронций-90 выше допустимых значений. Если в Беларуси и Украине есть контрольно-пропускные пункты в Зону отчуждения и отселения, то в России нет никаких КПП. По данным местных активистов, в Брянской области радиоактивный грунт, который свезли после дезактивации, не обозначен знаками и не огорожен. Это просто поля, и каждый может туда попасть.

В России стараются не говорить о российских последствиях Чернобыля. Канал «Рен-ТВ»  использовал в своём репортаже накануне 30-летия Катастрофы кадры, на которых мы замеряли радиационный фон в Святске Брянской области. В сюжете эти кадры были подписаны «Украина, Чернобыль». Журналисты говорили о проблемах Украины, а 14 пострадавших регионов России никак не упоминались. Хотя у нас на официально загрязнённых территориях живут 1,6 миллиона человек.

 

 Сегодня Беларусь строит атомную станцию за счёт кредитов России. Причём делается это в одном из самых чистых регионов страны. Как думаете, почему наше правительство не оглядывается на ужасные последствия Чернобыльской катастрофы и не смотрит в сторону Запада, который уже отказывается от атомной энергетики и переходит к возобновляемым источникам энергии?

Рашид: Понятно, что атомная энергетика связана с политикой: экспансия Росатома фактически является инструментом российской внешней политики. Только здесь можно искать объяснения, и, на наш взгляд, это очень печально. Было бы лучше, если бы Россия и другие страны развивали альтернативную энергетику. «Гринпис» имеет чёткую позицию: необходимо отказывать от атома и угля и переходить на возобновляемые источники энергии.

Сейчас сами атомщики прогнозируют, что в ближайшие десятилетия значительное количество реакторов будет остановлено. Цена вывода атомных станций из эксплуатации начнёт увеличиваться, требования ужесточатся. Всё это приведет к росту цен на атомное электричество. Беларусская АЭС — большой риск для людей, которые живут вокруг, и даже для тех, кто живёт за тысячу километров. Кроме того, мы пишем в докладе, что опыт Чернобыля и Фукусимы показал, что полная дезактивация территорий после аварии невозможна. Даже при нормальной работе АЭС опасны, поскольку нарабатывают высокоактивные отходы. И хранение этих отходов ложится на будущие поколения. Мы получаем атомную энергию, а отходы оставляем нашим потомкам. Мы обворовываем будущие поколения!

 

 Сейчас закончился полураспад цезия-137. Всё, можно сказать, вздохнули, считая, что его стало меньше наполовину. Однако сегодня учёных беспокоит америций — радионуклид, который получается в результате распада плутония. Какие меры сейчас нужно принимать, и можно ли от него защититься?

Рашид: Полураспад цезия-137 и стронция-90 не означает, что территории стали безопасны. Проблема загрязнения америцием-241 сейчас актуальна, поэтому нужны дополнительные исследования по этому радионуклиду, которые всё ещё почти не проводились.

Возможно, даже, что по результатам таких исследований возникнет необходимость отселения людей из ряда населенных пунктов.

Алексей: Если на территории есть америций, там есть и плутоний, а от плутония никак не защитишься. Жители четырёх татарских деревень в Челябинской области живут на загрязнённых территориях после последствий восточно-уральского радиоактивного следа. Они сжигают древесину, где накапливаются радионуклиды, едят продукты, выращенные на этих землях. Плутоний и америций попадают в организм, накапливаясь в костях. Там нет здоровых людей! Посмотрите на Паломарес, где американцы 50 лет назад потеряли 4 атомных бомбы. Это испанский курорт, а в горах там лежит плутоний, который «выпал» из разрушившихся бомб. Там стоит забор, куча знаков, но с холмов всё равно стекает вниз плутоний и америций. По уму, туда нужно приходить с маской, чтобы покопаться в этом песочке, потому что плутоний останется внутри вас навсегда и никуда не денется!

 

— Алексей, вы были в Японии, расскажите, какая там сейчас обстановка?

— Япония также скрывает от граждан много информации. Сами жители очень недовольны, потому что не понимают, что с ними будет. Когда мы были в Фукусиме, делая замеры, местная жительница рассказала, что её дом находится недалеко от муниципального здания. Так вот, во время дезактивации люди в белых костюмах сгрузили весь радиоактивный грунт к ней на газончик, обещали забрать, но так и не приехали за 5 лет. Мы оценивали загрязнение в городском парке и, например, около питьевого фонтанчика, откуда пьют и дети, и взрослые, — загрязнение было, как у нас в брянских лесах! И никто японцам не говорит, что эту воду пить нельзя, что в парке находиться нельзя. Более того, правительство Японии пытается доказать, что они почистили 30-километровую зону от АЭС и что туда уже в 2017 году можно возвращать людей, снимать им льготы. Люди всё знают, они все боятся и плачут!

 

Языком цифр:

  • Более 5 миллионов людей проживают сегодня в районах, официально признанных загрязнёнными чернобыльской радиацией: 1,1 миллион в Беларуси, 1,6 миллион в России и 2,3 миллиона в Украине.

  • 150 000 квадратных километров территории Беларуси, России и Украины загрязнены до такой степени, что отсюда эвакуировали людей и ввели ограничения на сельхозоборот и производство продуктов питания. Когда произошла авария на ЧАЭС, в этих районах проживали 8 миллионов людей.

  • Более 10 000 квадратных километров остаются по сей день непригодными для экономической деятельности.

  • Из-за высокой концентрации радиоактивного плутония в 10-километровой зоне вокруг ЧАЭС люди не смогут жить здесь 10 000 лет.

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 14.06.2016

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.