Не до духовного роста: чего мы хотим добиться покупками?

Каждому ребёнку, даже если он внутри взрослого человека, необходима радость. Именно из-за этого люди в иерархической системе хотят потреблять, и порой даже низкий уровень жизни не помеха. Ко Дню без покупок 25 ноября Зелёный портал провёл серию интервью со специалистами разных профессий. Сегодня своим видением темы потребления делится психолог Оксана Ткачук.

23.11.2016 Грамадства Аўтар: Анна Волынец Фота: Открытые интернет-источники

Оксана Ткачук — практикующий психолог, расстановщик, коуч-руководитель детского развивающего центра «Advance». Академическое образование — БГПУ им. М. Танка. Практическое — обучение различным методам психотерапии, в том числе семейные расстановки по Хеллингеру, травматерапия, эриксоновский гипноз, коучинг. Специализация: партнёрские и супружеские отношения, детско-родительские отношения, проблема зависимости и созависимости.

 

Спрятанные потребности

— Потребляя больше необходимого, мы пытаемся удовлетворить свои нераспознанные потребности. Но они не исчезают и продолжают создавать внутреннее напряжение, и мы ищем всё новые, порой суррогатные способы.

В этом смысле важно найти…

Правильную покупку?

— Не думаю, что покупка поможет. Хотя, пытаясь всё больше потреблять, человек может вырасти в отношении социальной успешности или заработка.

Вообще потребностей не так много, все они есть в пирамиде Маслоу, и потребность в чрезмерном потреблении может замещать какую-либо из них.

 

Быть плюшкиным

Спрятанной может быть потребность в безопасности: 30 пар зимних сапог в шкафу гарантируют, что и в трудные времена у меня будет, что обуть (особенно если трудные времена были).

А если у тебя есть старый телефон в придачу к новому, на балконе два холодильника, а вот места для жизни маловато?

— Так аукается прошлое наших родителей, бабушек и дедушек, очереди, покупки по карточкам… Это передаётся на каком-то информационном уровне. Приведу пример: один из родственников был сослан и выжил лишь благодаря тому, что его определили на кухню. Он рассказывал, что голодал так, что, попав на кухню, ел вёдрами. Можете себе представить? И это напряжение вокруг темы еды осталось у всей семьи. Его сестра, которая так не голодала, в старости заболела болезнью Альцгеймера, стала забывать слова, но одно повторяла постоянно. Это было слово «мясное».

Такое знание передаётся, и нужно ещё пару поколений, чтобы это успокоилось и улеглось.

 

Платье, полное любви

На второе место я поставила бы потребность в любви. Не получив такого опыта в детстве, человек покупками может пытаться заткнуть внутреннюю дыру и получает от этого временное удовлетворение. Прямой осознаваемой связи с потребностью нет, но на неосознаваемом уровне он дарит себе таким образом кратковременное удовольствие или, как говорят зависимые, дозу.

А если человек стремится быть красивым и для этого покупает одежду?

— Если это не становится навязчивой идеей — прекрасно! Но если одежды всё больше и больше, а он по-прежнему кажется себе недостаточно хорошим — проявляется первый признак нездорового поведения. Аналогично с операциями по улучшению внешности: как красив был Майкл Джексон в детстве!

Под внутренним стремлением быть лучше может лежать следующее убеждение: «Я недостаточно хорош, чтобы меня любили». Такое стремление формирует человека-достигатора, перфекциониста. Он может стать гением музыки или великим писателем. Поп-звёзды, эти нарциссы, тоже сюда.

Но гонка бесконечна: человек постоянно находится в состоянии неудовлетворённости. Нужно учиться принимать себя таким, какой есть. В идеале это должны ребёнку дать родители.

Может замещаться потребность во внимании, в принадлежности к группе. Например, все купили эту вещь — и я с ними.

Развлекать себя покупками для женщины, имеющей богатого мужа, — это может быть о потребности в деятельности и самореализации.

 

Нет машины — значит, неудачник

Можно ли говорить об определённых социальных группах, например о золотой молодёжи, или о принадлежности к какому-то клубу?

— Если дети воспитаны с убеждением, что внешние атрибуты важны, что важны вещи, подтверждающие статус, — естественно, они будут к этому стремиться. В таком случае родители объясняют детям: без определённых вещей человек — неудачник, а с вещами имеет статус и принадлежит к клану успешных.

А как в случае установки: «В приличной семье должно быть две машины»?

— Потребность, вероятно, в статусе. Установки могут быть разные, и их сколько угодно.

 

Зависимость и радость

На какой мысли нужно остановиться и подумать: «Что-то не так?»

— В здоровом поведении человек руководит потребностью, в зависимом — потребность руководит человеком. Условно здоровый человек думает: «Эту покупку я могу отложить, потому что у меня в приоритете другое».

В зависимых схемах действует одна и та же модель, и первый её признак — доза должна расти. Если зависимость — навязчивое желание покупать, то зависимый может брать кредиты, влезать в долги. Понимать, что это разрушает его и его жизнь, но продолжать.

В момент покупки человек испытывает эйфорию, а когда эффект новизны прошёл, появляется дискомфорт: «Меня это уже не радует». Периоды радости укорачиваются, а состояние дискомфорта становится всё более длительным, пока не становится постоянным.  

 

Отец широкого потребления

Какие решения есть для человека, у которого слишком много вещей?

— Конечно, их можно раздать. Например, в Фейсбуке популярны группы «Отдам даром». Можно передать в приют, малоимущим.

Но самый здоровый способ — определить, какая потребность не удовлетворена. Желание покупать пропадёт, а вместе с ней и многие другие проблемы.

На ваш взгляд, есть ли в наше время вещи, которые провоцируют появление таких неудовлетворённых потребностей?

— Сравните уровень жизни у нас и в Европе. Мне кажется, разница — прямое следствие того, что у них за плечами более 100 лет психотерапии. Человек там более психологически взрослый, я уверена.

А у нас был отец народов. Соответственно, народ — дети, которые ищут покровителя, который не только возьмёт ответственность, но и директивно укажет, что делать. Эта чёткая иерархия у нас во всех структурах. Мы не дети, но дети внутри нас, и они просят: дай, дай, дай.

 

Половина работает, половина — контролирует

Не слишком ли мы обобщаем, примеряя характеристики одной личности на социум?

— Не знаю. Но иерархия действительно в обществе есть, есть административно-командная система и послушание низов. Посмотрите, как всё устроено: половина общества работает, вторая половина — контролирует.

Где ещё такое количество контролирующих органов? Взрослому они не нужны. Приведу пример: контрактная система в государственных учреждениях. Я, взрослый человек с хорошим образованием, прихожу к директору школы, а она мне говорит: «Я подумаю, продлевать ли с вами контракт».

Первое чувство, которое возникает, — недоумение: неужели она считает, что в 40 лет у меня нет планов на собственную жизнь? Это я буду думать, продлевать ли контракт. Но такое поведение руководства ведь норма для нашего общества!

Получается, если кто-то родитель на уровне государства, он априори провоцирует появление инфантильности?

— Скорее зависимость обратная. Народ-дитя выбирает себе в правители родителя.

Но, во-первых, народ очень травмирован историей, во-вторых, занят вопросами выживания. Если возвращаться к пирамиде Маслоу — это первый уровень, или уровень физиологических потребностей. А значит, уже не до духовного роста.

Отсюда и наш бюджет прожиточного минимума, которого хватает, чтобы не умереть, но не для большего, его мало для движения к осознанности.

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Богатая бедность, или Кому в Беларуси есть хорошо?

Феномен потребления: расскажи мне о покупках, и я скажу, кто ты

Как научиться меньше тратить: лайфхаки от многодетных мам и пап

Как накопить на Кубу? Перебраться в деревню и не ходить в магазин!

Как не стать одноразовыми людьми: православный священник — об излишнем потреблении

Жизнь без потребления: активистка Ксения Малюкова — о своих экоправилах

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 23.11.2016

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.