Экологи vs БелАЭС: десятилетнее противостояние атомному монстру. Продолжение следует

Первое в мире падение корпуса ядерного реактора всколыхнуло болотное спокойствие беларусского информационного пространства, сбросив пелену с глаз части общества и подняв тёмный ил чернобыльских воспоминаний. Люди вдруг осознали, что реактор, станция — это всё здесь и сейчас, ко всему проекту есть много вопросов и вообще, как экологи могли допустить такое строительство?

09.08.2016 Грамадства 5 Аўтар: Денис Зеленко Фота: Открытые интернет-источники

Одинокие рейнджеры антиядерного движения

История противостояния беларусских экологов строительству АЭС началась задолго до рытья котлованов и даже появления самого проекта атомной станции. Первый звоночек прозвучал в конце 2005 года, когда вице-премьер правительства Беларуси Владимир Семашко заявил, что в стране нужно построить АЭС. В 2006-2007 году общественное объединение «Экодом» начало поиск союзников для организованного противостояния планам строительства. Инициативу поддержала Беларусская партия «Зелёные» и частично — Беларусский народный фронт. Акции протеста проводили также анархисты.

«Другие партии вообще не озадачились этим вопросом, — делится воспоминаниями координатор Товарищества «Зелёная сеть» Ярослав Бекиш (на тот момент — волонтёр «Экодома». — Прим. автора). — Было несколько рассуждений в СМИ по поводу, нужна ли станция, не нужна, российская или, может, французкая… Никаких официальных позиций не было. В итоге оказалось, что «Экодом» практически в одиночестве поднимал эту тему».

В 2006 году «Экодом» сделал 4 официальных запроса в различные ведомства для прояснения статуса проектирования станции, обращая особое внимание на подписанную Беларусью Орхусскую конвенцию. Согласно ей общественность имеет право на получение экологически важной информации.

Вскоре на помощь общественному объединению приходит Андрей Ожаровский, российский инженер-физик, уже имевший опыт антиядерных компаний. Регулярно приезжая в Беларусь, он активно участвовал в деятельности противников строительства БелАЭС.

«Началась активная государственная информационная пропаганда, — вспоминает Ярослав. — Про блага АЭС говорили постоянно и по всем каналам. Всех критиков проекта автоматически клеймили предателями, в лучшем случае — радиофобами, которых можно и нужно “вылечить”».

В 2007-2008 годах по заказу Министерства энергетики Институтом социологии произведён опрос граждан по теме «Моё отношение к ядерной энергетике». По итогу 54,8% респондентов ответили положительно на вопрос: «Должна ли Беларусь иметь и развивать ядерную энергетику».

В марте 2008 года к антиядерной компании подключаются учёные: создаётся движение «Учёные за безъядерную Беларусь», куда вошли кандидат наук Юрий Воронежцев, профессор, доктор наук Георгий Лепин, кандидат наук Егор Федюшин и другие.

В 2008 году ОО «Экодом», движение «Учёные за безъядерную Беларусь», региональная общественная кампания «Островецкая атомная — это преступление!», российское отделение «Гринпис», международная группа «Экозащита!», а также представители БНФ входят в общественную кампанию «Беларусская антиядерная кампания» (БАЯК). Теперь у антиядерщиков улучшена координация и есть свой «научный голос».

«Общественная реакция на эту тему была очень тихой, — вспоминает Ярослав Бекиш. — Публикаций в СМИ, кроме фактологии, практически не было. Никаких интервью с несогласными не случалось, за исключением оппозиционных сайтов».

20 декабря 2008 года был подписан акт о выборе Островецкой площадки для строительства станции. Начал готовится отчёт о воздействии на окружающую среду (ОВОС) для этой площадки, который появился на сайте Минприроды 31 августа 2009 года. В том же году проводились как акции прямого действия, так и дебаты на портале tut.by.

В сентябре 2009 года группа «Экозащита!», ОО «Экодом», движение «Учёные за безъядерную Беларусь» и Беларусская партия «Зелёные» выпускают «Критические замечания к «Заявлению о возможном воздействии на окружающую среду Беларусской АЭС (ОВОС)». По мнению экспертов, ОВОС подготовлен недобросовестно и содержит слишком большое количество неточностей, ошибок. Документ рассылается по всем затронутым министерствам и ведомствам.

 

Начались первые «сутки»

9 октября 2009 года состоялось важное событие — общественные слушания по проекту Беларусской АЭС в городе Островец. Во время попытки пронести в зал пакет с брошюрами «Критические замечания к ОВОС Беларусской АЭС» был задержан эксперт российской группы «Экозащита!» Андрей Ожаровский. Он был арестован на 7 суток по обвинению «мелкое хулиганство» по ст. 17.1 КоАП Республики Беларусь.

«Собрание в посёлке Островец — это полная фальсификация общественных слушаний национального масштаба,рассказывала в 2010 году участница Беларусской антиядерной кампании Татьяна Новикова. — Материалы ОВОС в 3500-страничной версии перед слушаниями опубликованы не были, только краткая 131-страничная версия. Общественность не пускали в зал и не давали слова — только 5 оппонентов АЭС смогли высказаться от 1 до 3 минут. Островец был оцеплен, зал слушаний заполнен представителями государственных организаций и спецслужб за час до начала официальной регистрации участников. Арест и осуждение российского эксперта Андрея Ожаровского явились показателем того, насколько сильно власти препятствовали проведению слушаний по Беларусской АЭС».

В декабре 2009 года экологические организации ещё раз обозначают свою позицию относительно хода общественного обсуждения планов по строительству АЭС в Беларуси. Особое внимание обращалось на несоблюдение нашей страной Орхусской конвенции в части информирования населения и принятия участия граждан в экологически важных решениях.

В 2010 году в процесс обсуждения строительства станции активнее включается Литва. Министерство окружающей среды Литовской Республики направило в адрес Республики Беларусь 39 вопросов и замечаний к документу «Заявление о возможном воздействии на окружающую среду Беларусской АЭС (Предварительный отчет об ОВОС Беларусской АЭС)». Ответ беларусской стороны не устроил экологов. В апреле выходят «Замечания и дополнения экспертов Общественной экологической экспертизы Беларусской АЭС для Литвы». В том же месяце проходит ряд пикетов в Вильнюсе.

 

Соглашение на фоне катастрофы

15 марта 2011 года, на 4-й день аварии на АЭС в Японии, взорвался 2-й блок реактора на Фукусиме, а на 4-м произошёл пожар. С этого дня со станции был эвакуирован весь персонал, осталось лишь 50 пожилых инженеров — «атомных самураев», добровольно идущих на смерть.

В этот же день в Минске в ходе заседания Совета министров Союзного государства было подписано межправительственное соглашение о сотрудничестве в строительстве на территории Беларуси атомной электростанции. Буквально на следующий день экологи подписали открытое обращение к правительству и президентам России и Беларуси, где выражали сомнение в безопасности планируемой станции.

В июне 2011 года Комитет по исполнению Конвенции Эспо «Об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте» открыл дело о нарушении конвенции при строительстве БелАЭС по жалобе Литовской Республики.

В июле публикуется решение Комитета по соблюдению Орхусской конвенции о нарушении конвенции при строительстве БелАЭС по жалобе Европейского Экофорума от 10 декабря 2009 года. Большинство пунктов по жалобе были признаны комитетом обоснованными, беларусской стороне выданы рекомендации по устранению недостатков.

 

Аресты

18 июля 2012 года выходит открытое обращение общественных организаций, партий и активистов в связи с визитом в Беларусь Дмитрия Медведева для подписания генерального контракта о строительстве атомной станции в Островце.

Андрей Ожаровский и Татьяна Новикова направляются к Российскому посольству для вручения обращения, но их задерживают правоохранительные органы за «нецензурные высказывания в общественном месте». Чуть позже, при выходе из офиса Товарищества «Зелёная сети» задержали председателя общественного объединения «Экодом» Ирину Сухий с координатором мониторинговой группы Центра правовой трансформации «Lawtrend» Михаилом Мацкевичем.

Вследствие задержаний Андрей Ожаровский получил 10 суток ареста и запрет на 10 лет въезда в Беларусь, Татьяна Новикова — 5 суток, Ирина Сухий — штраф, Михаил Мацкевич — 3 суток.

 

АЭС — дело экологов?

В октябре 2012 года «Экодом» отправляет обращение Генеральному директору МАГАТЭ с просьбой обратить внимание властей Беларуси на недопустимость нарушения международных обязательств и неприемлемость дезинформации по вопросам, связанным со строительством АЭС. Беларусская партия «Зелёные» заявляет о фактах того, что первый бетон станции заливается без архитектурного проекта, призывая Министерство энергетики, прокуратуру и Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) остановить стройку.

14 октября в Литве, одновременно с парламентскими выборами проходит референдум по вопросу строительства новой АЭС. Подавляющим большинством голосов (64,77% — против строительства, 35,23% — за) предложение было отвергнуто.

В беларусской же прессе экологов начали обвинять то в представлении интересов Кремля, то в работе на Брюссель.

«Всё общество, все общественные организации, все аналитики, все подряд решили, что это (строительство АЭС. — Прим. автора) проблема экологическая, она принадлежит только экологам, пусть они с ней и разбираются, — поясняет Ярослав. — И до сих пор это считается делом экологов. Бывают лишь редкие исключения, когда вмешиваются не экологи. Вся тема строительства станции повешена на несколько экологических активистов. Где те 50% беларусов, которые по данным опросов выступают против АЭС? Кто представляет их интересы? Оппозиция, правозащитное сообщество, экспертно-аналитические организации все сочли, что это не их борьба. При этом ни членских взносов, ни налогов, никакой поддержки нам не оказывается. Сама тема АЭС — табуирована. Всем госструктурам, включая Минприроды, велено дать зелёный свет на строительство станции. Государственных союзников у антиядерщиков практически нет. Общественные организации, особенно в регионах, неоднократно подвергались негласному давлению. «Экодом» и партию «Зелёные» фактически внесли в чёрный список. Организациям и людям, которые поддерживают работу антиядерщиков, приходится действовать инкогнито».

26 апреля 2013 года проходит очередной Чарнобыльскі шлях. Главное его требование — отмена строительства Беларусской атомной электростанции в Островце. В этот же день непосредственно на выходе из дома задерживают Ирину Сухий с общественными активистами.

В апреле 2013 года появляется Решение комитета по соблюдению Конвенции Эспо о нарушении Конвенции при строительстве БелАЭС. Основной вывод документа: при строительстве станции Беларусь допустила серьёзные нарушения ряда базовых положений Конвенции Эспо «Об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте» Европейской экономической комиссии ООН. Комитет предписал Беларуси обсуждать трансграничный аспект оценки на основе полной версии ОВОС, обеспечить перевод этой документации на литовский язык для общественных консультаций, а также дать общественности возможность для комментариев или возражений.

В ответ 17 августа официальный Минск организует повторные слушания для литовской общественности в Островце. Это мероприятие совершенно не устроило наших соседей: официальная Литва проигнорировала слушания, а представители заинтересованной общественности заявили о своём неучастии в них. Литовские и беларусские общественные организации выпускают критическое заявление по прошедшим слушаниям.

Чарнобыльскі шлях 2014 года не вызывает широкого интереса у граждан. Хотя и на этот раз не обошлось без задержаний активистов антиядерной кампании.

В том же месяце «Экодом» подал сообщение в Комитет по соблюдению Орхусской конвенции, в котором говорилось о несоблюдении Республикой Беларусь своих обязательств в соответствии с пунктом 8 статьи 3, гласящего: «Каждая сторона обеспечивает, чтобы лица, осуществляющие свои права в соответствии с положениями настоящей конвенции, не подвергались за свою деятельность наказанию, преследованиям или притеснениям в любой форме». Дело было рассмотрено на заседании Комитета по соблюдению Орхусской конвенции в Женеве 7 октября 2015 года. Окончательное решение ожидается в 2016 году.

2-5 июня 2014 года в Женеве прошло Совещание cторон Конвенции Эспо. Из-за довольно агрессивной позиции беларусской делегации впервые за всю историю решение было принято путём тайного голосования, которое завершилось не в пользу Беларуси: 31 против 4. С точки зрения экологов, у сторон было достаточно оснований потребовать от Беларуси приостановить реализацию проекта строительства АЭС и пересмотреть решения, принятые с нарушениями положений Конвенции Эспо. В итоге вердикт был таким: призвать нашу страну пригласить миссию МАГАТЭ и наладить двустороннее сотрудничество с Литвой по вопросу строительства АЭС в Островце. Беларусская и литовская общественность посчитала это решение слишком мягким.

Традиционный Чарнобыльскі шлях 2015 года прошёл на этот раз без митинга, под основным лозунгом: «Нет российской ядерной угрозе!».

В 2016 году активность существенно возросла: Товарищество «Зелёная сеть» представило целый ряд мероприятий на «Чернобыльской неделе». Шлях в этом году был более массовым и резким в визуальном плане, включая яркие плакаты, костюмы и символику. Кроме того, «Экодом» и Беларусская партия «Зелёные» снова обратились к людям, желая «напомнить о чернобыльской беде, её причинах и последствиях, о той бессрочной опасности, которую несёт в себе так называемый мирный атом.

 

Помогут ли международные конвенции?

«Все международные конвенции достаточно мягки, особенно Орхусская, которая даёт рекомендации стране, как улучшить законодательство и правоприменительную практику, — поясняет Ирина Сухий. — Конвенции не говорят: «Остановите стройку». Сама фиксация нарушения конвенций есть, но решения обратно не «откатываются». В этом слабость международных механизмов. Тем не менее даже эти механизмы приносят пользу. У нас улучшается законодательство, общественность получает возможность больше участвовать в принятии решений. Но на АЭС это не распространяется».

«В отличие от Орхусской, Конвенция Эспо предписывает стране сделать конкретные действия по кейсу, по которому дело было открыто, — говорит Татьяна Новикова. — Затем Комитет по осуществлению этой конвенции отслеживает, было что-то выполнено или нет. Беларуси рекомендовано продолжить консультации с Литвой по проекту БелАЭС, предоставить её общественности полный текст ОВОС — это около 3500 страниц, осуществить выбор площадки так, чтобы он соответствовал конвенции, пригласить миссию SEED по оценке выбора площадки МАГАТЭ, провести стресс-тесты проекта станции. В решении прямо не говорится, что Беларусь должна остановить строительство АЭС. Но по нормам конвенции, строительство нельзя начинать и вести, когда консультации продолжаются, тем более когда рекомендовано пересмотреть выбор площадки.

Беларусь ещё ничего не выполнила из этого. Но в июле нынешнего года страна пригласила экспертов МАГАТЭ, которые должны подготовить приезд миссии SEED. Конечно, механизмов заставить страну нет. Если что-то не будет сделано, то в отношении Беларуси могут предпринять санкции в рамках конвенции, это может дать основания для экономических санкций».

Следующее совещания сторон Конвенции Эспо пройдёт в июне 2017 года в Минске. Впрочем, Татьяна Новикова скептически относится к предстоящему событию:

«Я не очень понимаю, как в условиях, где недовольных арестовывают и штрафуют, возможно вообще какое-то совещание сторон, ведь оно предусматривает активное участие общественности! Они что, всю общественность собираются посадить на сутки и выслать из города во время проведения встречи?»

 

Экологи должны?

Инцидент с падением реактора вызвал информационную волну в беларусском обществе. Эксперты высказали свои мнения относительно аварии. Однако несмотря на уникальность и потенциальную опасность инцидента, беларусское инфопространство не слишком долго фокусировалось на этом поводе.

«Вообще ядерная тема для всех стала фоновой и безразличной, — считает Ярослав Бекиш. — Вернуть интерес к этой теме общественности очень тяжело. Важно понимать, что это не должно оставаться проблемой экологов. Если зяблики где-то страдают — это орнитологическая экологическая проблема. Если ляжет вся экономика, а в случае чего и население — это вообще не экологическая проблема! Поэтому хотелось бы, чтобы тема стала актуальной не только для общественных экологических организаций. В ней очень не хватает прессы и независимых экспертов-экономистов, экспертов-энергетиков, юристов-международников, блогеров… Если посмотреть список независимых экономических агентств, они красиво пишут обо всём. Кроме того, что урон экономике от АЭС очевиден. Экономикой почему-то занимаются только экологи, заказывая соответствующие исследования за рубежом. Это не обвинения, это констатация».

На протяжении 10 лет экологические организации, активисты и учёные последовательно отстаивают свою позицию относительно строительства станции. Все дела касательно АЭС, рассмотренные конвенциями Эспо и Орхусской, были инициированы беларусскими антиядерщиками.

Несмотря на наметившийся прогресс в реализации Орхусской конвенции в части информирования общества и допуска граждан к экологически важным решениям, во всём, что связано с атомной станцией эти нормы практически не работают.

Центральные государственные СМИ аккуратно формируют положительный имидж будущей станции, внушая уверенность как в её безопасности, так и в дешевизне получаемой электроэнергии. Ответы на прямые вопросы: «Станет ли дешевле энергия для потребителя?» — тщательно фильтруются. В популярных СМИ иногда проходят дебаты с весьма показательными результатами. Однако такие материалы появляются не часто: очевидно, что общественный запрос на подобную информацию достаточно слаб. Большинство либо вообще не задумываются о проблеме, либо считают, что «есть экологи — пусть этим занимаются».

При этом экологические общественные организации не находятся на содержании общества и зачастую гонимы государством, но в воздухе присутствует некое устоявшееся мнение: «Экологи должны». Ещё одно распространенное заблуждение — антиядерная деятельность в Беларуси щедро оплачивается западными или восточными донорами, поэтому экологи должны отрабатывать гранты, и опять же помощь им не нужна.

Действительно, экологи могут без большого общественного внимания следить за ареалом обитания вертлявой камышовки или заниматься защитой ландшафтов в глубинке. Однако атомная станция — объект, потенциально влияющий на всех и каждого. И если бы она касалось только окружающей среды! АЭС неизбежно воздействует на все сферы жизни страны, особенно на экономику. Ситуация с интересом общественности к проблеме АЭС выглядит так, будто лишь экологи собираются жить на этой земле, а остальные вскоре переселятся за океан.

Сами по себе «зелёные» не могут решить крупных проблем страны. Экологическое движение — это своего рода стимулятор, активизирующий иммунную систему, называемую гражданским обществом. Если иммунная система слаба, никакие стимуляторы, даже самые лучшие, не помогут справиться с заражением. Несмотря на инцидент с корпусом реактора, точка невозврата (загрузка ядерного топлива) всё ближе. Сумеет ли общество консолидироваться для отвода атомной угрозы — вопрос уже не к экологам.

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Островецкая и Игналинская АЭС — восход и закат мирного атома

5 мифов о выгоде и безопасности Беларусской АЭС

Из-за БелАЭС край Голубых озёр рискует превратиться в промышленный полигон

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 09.08.2016

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.

  • Уважаемые экологи! Я уверен, что население нашей страны очень благодарно вам за ваше небезразличие к окружающей природе, защиту наших интересов для потомков. Увы, уровень жизни и зачастую наличие большого количества личных проблем не дают возможности нашим соотечественникам принимать активное участие в отстаивании своих прав. Вопрос в другом: почему вы рассматриваете проблему использования ядерной энергии однобоко?! Почему во всех ваших статьях упоминается только БелАЭС?! Не поверю, что вы не слышали о строительстве целого комплекса (!) ядерных могильников в Литве, на самой границе с Беларусью!!? Неужели это никаким образом не повлияет на нашу экологию?! Может давайте рассматривать все в совокупности?! В Польше хотят строить АЭС... Никто не говорит ни слова об этом... Уверен, что если вы затронете тему использования атома в Западной Европе, как минимум у наших соседей, то сразу же отпадут вопросы о работе экологов на деньги западных спонсоров.
  • А ссылку можно - на литовские и польские проекты?
  • отправил сообщение на ФБ
  • Я как то Новікову спрашівал по поводу могільніка в Вісагінасе. Вопрос повіс в воздухе..
  • 1
    А здесь?
  • Ассоциация детей и молодежи
  • Багна
  • Белорусская Антиядерная Кампания
  • Беларускі камітэт Дзеці Чарнобыля
  • Выратуем прыпяцкіе дубровы
  • Экадом
  • Городской лесничий
  • Дзіцячыя экалагічныя майстэрні
  • Мінскае роварная таварыства
  • Неруш
  • Велогродно
  • Живое партнерство
  • За чистую Припять
  • Время Земли