В Минске стартовала кампания по спасению водно-зелёного диаметра

В представлении советских зодчих Минск задумывался как зелёный город. Поднимая его после войны из руин, заново прорисовывая под линеечку каждый квартал, они наполнили беларусскую столицу воздухом, водой и зеленью. Широченные, казавшиеся неуместными по меркам того времени проспекты с 6-8-полосными магистралями, пустовавшие из-за отсутствия такого автотрафика, сегодня выглядят как дальновидное градостроительное решение, наполняющее наш город пространством. А вот задача насытить его водой и зеленью полностью ложилась на рукотворный водно-зелёный диаметр, рассекающий тело мегаполиса с северо-запада на юго-восток.

02.07.2015 Грамадства 6 Аўтар: Елена Садовская Фота: Валентин Михальцов / TUT.BY, citydog.by, realt.onliner.by, t-s.by

Фантазия чистой воды

Этот важнейший структурный элемент Минска был проложен по руслу Свислочи, значительно расширенной в центре, и вместе с искусственными водохранилищами: Заславским, Криницей, Дроздами, Комсомольским озером, Центральным, Серебрянским и Чижовским, тоже построенными после войны для сохранения полноводья реки, формировал семиступенчатый водный каскад. На всём протяжении диаметра архитекторы разбили красивые набережные, парки и скверы.

Их фантазия пошла ещё дальше: задумано было использовать притоки Свислочи и на периферии создать водно-парковые полукольца. Так, на северо-востоке Минска появилась Слепянская водная система, удостоенная в 1989 году Государственной премии СССР. А на юго-западе её должно было дополнить полукольцо на основе речек Лошица и Мышка. По замыслу зодчих, оно проходило через микрорайоны Сухарево, Юго-Запад, Михалово, Курасовщина, Лошица и заканчивалось Чижовским водохранилищем. Но сумели построить лишь отдельные фрагменты системы: Лошицкий парк, парк в районе Курасовщины и некоторые другие. 

Сегодня в состав Минского водно-зеленого диаметра входят 18 парков и 650 гектаров ландшафтной территории. Все вместе они образуют непрерывную прибрежную полосу, формируя уникальный ландшафт, аналогов которому нет нигде в Европе.

«Лёгкие» Минска

Изначально все эти зелёные зоны помимо эстетической и рекреационной функции были призваны выполнять роль «лёгких» Минска. Дело в том, что на западе и юго-западе столица лишена природных фильтров — лесов, и рукотворный водно-зелёный диаметр должен был вытягивать с ветром из города все выхлопные газы и заводские выбросы. Однако сегодня, по мере застройки земельных участков вдоль берегов Свислочи, образовались разрывы в ландшафтной полосе. Мы стали свидетелями того, как неуклюже-уродливо взгромоздился у самой кромки воды отель «Кемпински», разрезая набережную пополам и ломая архитектурный ансамбль проспекта Независимости, как нависает громадиной, заслоняя панораму Немиги, «Дом у Троицкого», как повсеместно на всём протяжении водно-зелёного диаметра — и на проспекте Победителей у футбольного манежа, и напротив комплекса «Минск-Арена», и возле заказника «Лебяжий», и около Национальной библиотеки с другого конца водотока — выстроился забор из многоэтажной офисной и жилой застройки. Мало того, что она загораживает собой вид на водную гладь со стороны главных магистралей, так ещё и перекрывает потоки господствующих ветров. В результате, проветривание города, а вместе с ним и качество воздуха в мегаполисе падают. 

— Нагрузка от осуществляемого сегодня вдоль Свислочи строительства высотных зданий ложится и на абсолютно не освоенные территории. Ведь, чтобы набрать достаточную скорость, ветру нужен прямой, широкий и полностью сквозной коридор вдоль реки. Именно таким и задумывался Минский водно-зеленый диаметр, — говорил мне в интервью для журнала «Дикая природа» архитектор, специализирующийся на проектировании экологически нейтральных сооружений, Георгий Заборский. 6 лет прошло, а сказанное им тогда не теряет своей актуальности:

— Сейчас же получается, что, если ветер дует над одним домом, он частично замедляется и добавляет турбулентные завихрения над другим. Поэтому, если зелёные зоны у воды и дальше продолжат застраивать, аэрационная способность диаметра будет сведена к нулю, а уровень загазованности воздуха в Минске вырастет в разы, — предупреждал он.

Пророчество не преминуло случиться минувшей осенью, когда под Минском горел торфяник, а в городе стояли такие смог и гарь, что не продохнуть. И хотя метеорологи объясняли чрезвычайное происшествие инверсией, когда в условиях похолодания тёплый воздух поднимается вверх и создаёт барьер для выхода всех продуктов горения — выбросов дыма от деятельности города: машин, предприятий, отопления частных домов, экологи и градостроители склонны считать это последствием бездумной застройки водно-зелёного диаметра. Они утверждают, что более высокая этажность строений на периферии мегаполиса привела к тому, что центральная часть превращается в «кратер», где накапливается много вредных веществ. И чем дальше будет разрушаться диаметр, тем больше в столице станет смога, загрязнений и, как следствие, заболеваний у жителей.

Магистраль для биотического транзита

Есть ещё один важный нюанс: утрата неразрывной цепи зелёных территорий параллельно подрывает мощь существующих в Минске природных сообществ, напрямую зависящих от наличия цельных ландшафтов. Вместе с уменьшением площади и исчезновением связей между такими зелёными «островками» ухудшается суммарная проводимость водно-зелёного диаметра для биотического транзита. Другими словами, он перестаёт решать одну из ключевых для поддержания экосистемы Минска задачу — связывать природные сообщества внутри мегаполиса с расположенными за городской чертой, проводить в столицу мелких животных, насекомых, семена растений и т.д.

— Природа работает только в системе, и осуществлять необходимые для города компенсаторные (поглощение вредных выбросов и очищение воздуха) и рекреационные (связанные с отдыхом горожан) функции озеленённые пространства могут только при наличии определённой площади. Как человек не может удержаться на слишком маленьком пятачке земли, так и природное сообщество, замкнутое на недостаточной по размерам территории, становится неустойчивым и деградирует. Передача под застройку кажущихся избыточными зелёных площадей однажды разрушит всю экосистему мегаполиса, — говорил, словно в воду глядел, Георгий Заборский.

К слову, то, что Минск перманентно страдает и беспрестанно борется с экспансией борщевика Сосновского, как раз таки ещё один отголосок застройки диаметра.

— Мы настолько подавили родную флору, что она просто уступила место борщевику, — приводил свою аргументацию архитектор. — Под отдых и рекреацию активно раздаются участки, на которых раньше произрастали аутентичные растения. Их выкашивают, и появляется ухоженный газон с засеваемыми взамен 3–4 видами трав. Биологическое разнообразие такой территории понижается, и сопротивление чужеродным растениям падает. Борщевик Сосновского сам по себе обладает очень высокой биологической продуктивностью, и экосистема просто «затыкает» им «дыры». Когда мы оставляем ей слишком мало площадей для стабильного существования, она вместо того, чтобы строить новые сообщества, начинает развивать самое простое — сообщество борщевика.

— Чем меньше мы оставим зелёных площадей, тем больше нам придется вкладывать денег в то, чтобы поддерживать их в надлежащем виде. Например, если такая большая экосистема, коей является водно-зеленый диаметр, перестанет саморегулироваться, необходимо будет беспрестанно приводить её в упорядоченное состояние самостоятельно, ежегодно высаживать новые растения вместо погибающих и т.д. В результате мы получим постоянно существующую дыру в городском бюджете, так как то, что некогда росло само, теперь нуждается в дополнительном уходе, — подчёркивал он.

Бездумная экономика

Парадокс, но гонка за большим рублём сегодня негативно скажется на экономике завтрашнего дня. Ведь по мере застройки зелёных ландшафтов в центральной части Минска своеобразие этого уголка беларусской столицы, наделяющее её особым колоритом и обладающее несомненным туристическим потенциалом, будет потеряно. Дальнейшее строительство приведёт к утрате ценности земель вдоль водно-зелёного диаметра и, соответственно, снижению престижности и стоимости расположенной там недвижимости. 

Так что, не только с экологической позиции, но и с точки зрения бизнеса строительное освоение берегов Свислочи — не самое дальновидное решение. Вот только в погоне за сиюминутной выгодой сразу этого не разглядишь. 

А пока чиновники попустительствуют варварству, продолжая раздавать участки прибрежной полосы. Только в 2013 году из разряда ландшафтно-рекреационных зон, где запрещено строительство, вывели 52,6 га. В июне текущего года стало известно, что очередные 3,6 га исключат у Дворца Независимости: там хотят возвести новое здание Верховного Суда. 

Независимые экологи и градостроители призывают городские власти внять голосу разума и остановить застройку Свислочи. По их мнению, весь водно-зелёный диаметр с его частью — Слепянской водной системой нужно срочно внести в список памятников культурного наследия Республики Беларусь. Когда у этой уникальной ландшафтной оси появится статус историко-культурной ценности, её будет легче защитить от строительной интервенции.

Со своей стороны товарищество «Зелёная сеть» вместе с «Городским Лесничим» и другими неравнодушными общественными организациями и активистами запускает информационную кампанию по спасению водно-зелёного диаметра. В рамках неё на Зелёном портале выйдет серия материалов и интервью с экспертами и звёздами об этой ландшафтно-рекреационной достопримечательности Минска, будет объявлен конкурс фотоисторий горожан об их самых светлых и трогательных моментах жизни, связанных с водотоком, издана интерактивная карта его застройки и пройдёт посвящённый ему перфоманс.

Мы всё пытаемся придумать, какой быть визитной карточке беларусской столицы, отдавая кучу денег дизайнерским бюро за разработку концепций. А бренд Минска — вот он, на поверхности: это водно-зелёный диаметр. Наша гордость. Наше украшение. Так давайте же приложим все силы, чтобы его сохранить! Пусть и наши дети и внуки смогут наслаждаться его пейзажами и прогуливаться вдоль его берегов!

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Архитектор Александр Акентьев: «Минск — город-вампир с невысоким запасом экологической прочности»

Архитектор Павел Нищенко: «Водно-зелёный диаметр Минска становится трендом»

Музыкант Павел Тараймович о водно-зелёном диаметре: «Важно соблюсти баланс между природой и сервисом»

Юрыст Рыгор Фёдараў: «Водна-зялёны дыяметр дапамагае захоўваць здароўе мінчан, а значыць, мае канкрэтны эканамічны эфект»

«Колас і Купала жылі цераз рэчку» — Глеб Лабадзенка аб таямніцах водна-зялёнага дыяметру

Піт Паўлаў: «Я сапраўдны фан гэтай воднай сістэмы!»

«У дзяцінстве на водна-зялёным дыяметры мы купаліся і лавілі рыбу…» Успаміны зоркі беларускага року

Антон Мотолько: «Водно-зелёный диаметр — место, где можно отдохнуть не среди бетона, стекла и асфальта»

Святлана Калінкіна: «Жаданне інвестараў будавацца ў цэнтры — гэта дурны густ і карупцыя»

Скульптор Павел Войницкий: «Водно-зелёный диаметр Минска — настоящее высокое искусство, но перед коммерческой застройкой он не устоит»

Музыка Лявон Вольскі: «Знішчаючы водна-зялёны дыяметр, з Мінска робяць хаатычна забудаваную Маскву»

Людмила Кравчук: «Будет непростительной ошибкой уничтожить водно-зелёный диаметр ради пары развлекательных комплексов»

Сяргей Харэўскі: «Водна-зялёны дыяметр — гэта галоўная «вуліца» Мінска, яго сімвал!»

Урбаніст Дзмітры Бібікаў: «Мінск губляе самы характэрны і цікавы аб'ект усяго горада — водна-зялёны дыяметр»

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 02.07.2015

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.

  • Маленькое уточнение - Серебрянское и Чижовское водохранилища строились не для поддержания полноводности реки, а как технические для ТЭЦ-2 т ТЭЦ-3 соответственно. Да и Заславское было предназначено не столько для поддержания сколько для уменьшения полноводности: оно обезопасило Минск от весенних разливов Свислочи, оставлявших под водой немаленький кусок центральной части города. Но вот что интересно: почему никто и никогда не упоминает в числе зданий, внедренных в зеленую прибрежную зону, калийный кристалл (ныне банк) на проспекте Машерова? А ведь оно, пожалуй, было первым в этом ряду...
  • согласна! мы незаслуженно упустили его из виду, как, впрочем, и здание российского посольства на Орловской.
  • А как информационная кампания поможет спасти водно-зеленый диаметр? Будут какие конкретные действия?
  • Мы надеемся, что по ее итогам диаметру придадут охранный статус, а значит, он будет защищен законодательно. Конкретнее не бывает.
  • Спасибо за ответ. А есть ли предпосылки для таких надежд? Велись какие-то переговоры?
  • Да, создана рабочая группа, в которую вошли как представители общественности, так и архитекторы, урбанисты. Предполагается, что будет инициирован ряд встреч с лицами, ответственными за принятие решений.
  • Ассоциация детей и молодежи
  • Багна
  • Белорусская Антиядерная Кампания
  • Беларускі камітэт Дзеці Чарнобыля
  • Выратуем прыпяцкіе дубровы
  • Экадом
  • Городской лесничий
  • Дзіцячыя экалагічныя майстэрні
  • Мінскае роварная таварыства
  • Неруш
  • Велогродно
  • Живое партнерство
  • За чистую Припять
  • Время Земли