Перейти к основному содержанию
08.10.2015 / 12:10

Почему работать на земле нужно всей семьей, в чём перспективность экологического земледелия, и каковы составляющие успеха в небольшом хозяйстве? Своим опытом с Зелёным порталом поделился владелец личного приусадебного хозяйства «Экафанія» в Минском районе, общественный деятель Николай Матрунчик.

Личное хозяйство: в поисках стратегий и смыслов

С ним мы познакомились на ферме Игоря Хващевского во время презентации австрийской агротехники. Владея маленьким подворьем площадью 0,4 га, Николай сложил собственное суждение о том, как нужно хозяйствовать на земле. Все небольшие, традиционные для Беларуси усадьбы он выделяет в отдельную группу со своими «правилами жизни», далёкими, по большому счёту, от бизнеса, но имеющими несомненные успехи и приносящими огромное удовлетворение от собственного труда.

Справляться своей семьей — это важно

— Николай, что такое «маленькое хозяйство»? Точнее, какое хозяйство вы называете маленьким?

— Во-­первых, это чисто семейное хозяйство, рядом с домом, и это его основное качество. От всего количества личных приусадебных хозяйств (ЛПХ), оформленных юридически как надел, который даётся рядом с домом, они составляют 60-70%.

Это участок от 15 соток до 1 га. Бывает больше, но есть и дачники, которые на 6 сотках умудряются хозяйствовать всей семьёй. Хозяйство фермера Хващевского — это уже несколько гектаров, но всё же они стараются справляться своей семьёй.

Специализация хозяйств тоже может быть разной: одни выращивают помидоры, другие разводят кроликов, пчёл или кур. Но основной признак — то, что хозяйство ведёт семья, это их основная занятость. И если собрать всех этих людей, получится серьёзная общественная прослойка.

Об устойчивости в земледелии и в жизни

— По­-вашему, что важно для устойчивости семейного хозяйства?

— В первую очередь сам профиль хозяйства — морковь, капуста, куры, козы, и обязательно должна быть бизнес-модель. Чтобы человек понимал, какая сейчас конъюнктура, и посчитал, чем он будет заниматься сегодня и чем завтра.

Может быть, он выберет 1-2 культуры или всего понемногу, чтобы можно было легко переключаться с одного на другое. Выбор должен быть обоснованным и в то же время гибким. Знаю случай, когда люди начали работать, лет 10 выращивали груши, и всё было хорошо, пока не появилась конкуренция, и рынок не завалили этими фруктами. Начались проблемы, потому что хозяйство не было готово к изменениям.

Второе — семейная и юридическая преемственность. К сожалению, этого у нас не было многие десятилетия. В результате в деревнях дома пустуют, и столько хорошего, что наши предки начинали, мы утратили. А если будет возможность передать хозяйство от отца к сыну, из поколения в поколение, мы очень укрепим и традиции, и экономику.

Третье — органическое земледелие. То, что многие сейчас останавливают свой выбор на нём, я считаю, очень перспективно. Нам, мелким производителям, необходимо постоянно учиться организовывать своё хозяйство на принципах экохозяйствования, а у потребителя растёт спрос на такие продукты. Растёт понимание важности экопродукции, её ценности и её цены. Именно растущий спрос мог бы добавить хозяйству устойчивости.

Думаю, это достойная задача для страны в целом — улучшить качество питания населения, сделать его более здоровым.

Очень нужны мелким хозяевам коммуникации, какой­-то центр, площадка, чтобы можно было донести свою идею, узнать что­-то новое, поддержать друг друга.

Важно учитывать и сам человеческий ресурс: понимать, как семья начинает прикипать к сельскохозяйственной деятельности, как налаживает хозяйство, и что происходит через 5-10 лет.

  • Сейчас определяется мировой индекс продовольственной безопасности страны, и у Беларуси там неплохие позиции. Но при хороших условиях, если всё срастётся, это был бы классный ресурс — наращивать объёмы и потенциал экологических хозяйств, органических продуктов. Это была бы серьёзная национальная цель — развивать кооперацию производителей и распространителей экопродуктов.

— А в чём тогда проблемы небольших хозяйств?

— Не думаю, что проблема — в отсутствии техники. Да, если у вас ферма, где больше 100 га, её нужно много, но на 20-30 сотках люди умудряются работать своими силами. Есть много примеров, когда они стараются развивать хозяйство так, чтобы оно стало их делом, чтобы кормило их. Какой процент среди них устойчив? Наверное, пока это будет 1 к 10.

Что считать прибылью? Если, например, пчеловод с 30 ульев получает 2-3 тонны мёда? Или фермер реализует до 4000 яиц от 20-30 кур? Себя он в таком случае обеспечивает, но выручка практически покрывает цену кормов, не больше. Для меня вопрос прибыли требует серьёзного уточнения: как её посчитать и как вписывать в социально-экономический контекст. Это очень непросто.

Поэтому главное для маленьких хозяйств — не прибыль, а сама устойчивость.

Часто люди 4-5 лет работают, вкладывают всё, что могут, у них есть стабильные результаты. Но проходит время, родители, которые помогали, состарились, жена устаёт, дети уезжают учиться. Что делать? А ведь хозяйство налажено, и развитие есть, и прибыльность. Нанимать работников? Тоже непросто, есть свои плюсы и минусы.

Я знаю и другие примеры: семья по каким-­то причинам на грани распада, но человек берёт землю, начинает заниматься хозяйством и постепенно добивается стабильности — и финансовой, и семейной. Смотришь, ожил человек...

«Появилось что-то новое — делай!»

— Раскрепощение личной инициативности — ещё один плюс развития небольших семейных хозяйств, и это очень важный социальный аспект. В личном хозяйстве надо ежедневно принимать решения: какой сорт малины или клубники выбрать для реализации на рынке? Заниматься сегодня стройкой или прополкой? Завезти ли из Польши кур-зеленожек?.. Если есть своя продукция и спрос на неё, есть небольшое число клиентов, нужно составить график и наладить реализацию.

Кстати, честность в отношении к своему продукту и к покупателю — это правило, основная идея органического земледелия.

Любая социальная или хозяйственная инновация, с которой ты идёшь в какую-то государственную организацию, становится проблемой, потому что всем, в принципе, всё равно... Но в своём хозяйстве ты можешь сам решать, чем тебе заниматься! Это то, чего нам так не хватает, — активности, мотивированности и самостоятельно принятых решений граждан.

Тут очень важны коммуникации: обмен знаниями, опытом, возможность ощутить, что твои мысли людям интересны. Тогда и сам заряжаешься новыми идеями и других «подсаживаешь» на хозяйственные подвиги.

Если бы для небольших хозяйств получилось наладить системно организованную коммуникацию, то появилась бы добротная профессиональная прослойка, которая, как дрожжи, могла бы работать на хорошие результаты для всего общества.

И вот когда рассматриваешь всю сумму проблем, решений, связей с единомышленниками, планов на будущее, то видишь перспективу. Закон о семейных хозяйствах, знаю, есть в России, я бы его в Беларуси тоже разрабатывал и продвигал. А вот относительно фермерского движения у меня сейчас скептическое отношение: люди очень устали, нужны и финансовые вливания, и дополнительные профессиональные знания, и понимание экономических макро- и микропроцессов не только национального уровня, но и европейского и мирового.

Нужно научиться быстро реагировать на изменения: вот в этом году засуха, значит, надо как­то подвозить воду — в маленьких хозяйствах решать всё это гораздо легче. Это другое, новое качество хозяйствования, и люди сами его создают. Хотя, если социально-экономические условия будут меняться, наверное, и для крупных хозяйств найдутся какие-то стратегии.

«Сохранить клубнику ручной работы»

— Всё, о чём вы говорите, очень традиционная модель жизни. Не каждый её выберет, ведь это тяжелейший труд. И сколько рисков — с рынком, инфляцией, погодой!

— Да, но в труде, во взаимодействии мы сохраним семьи — разве это не важно для страны, для демографии, стабильности? Когда мы говорим о юридической преемственности, ведь это не просто бизнес — это определённая культура, это семейные отношения!

Пусть будет земля до 1 га, семья 6-7 человек, хорошо бы разных поколений — это был бы разумный потенциал. Кстати, в Европе 500 га и много техники — это нормальное среднее хозяйство. Но интенсивное. Сомневаюсь, что они смогут вырастить экологический продукт.

Риски нужно предусмотреть, и тогда они преодолеваются, и цель достигается. Но, конечно, хорошо рассуждать о моделях и учёбе, когда за плечами нет больших площадей, нет этой ответственности. А люди сутками работают, они полностью погружены в ежедневный труд, в свои проблемы...

Чтобы у человека был оптимизм, нужна помощь, возможно, в виде Ассоциации единомышленников.

Пусть здесь будут консультации, ветеринарная помощь, техническая, информация из первых рук (от тех, кто этой устойчивости добился!), беспроцентная ссуда, да и просто рассада или семена, когда человек ещё не заработал, ему нечего вкладывать... Это могло бы работать как касса взаимопомощи. Можно было бы при такой кооперации купить и редко применяемую в течение года технику, а использовать её по очереди. Да, хочется, чтобы сил уходило меньше, и какая-то механизация должна быть, но дело не столько в технике, сколько в технологии. Пермакультура, биодинамическое земледелие, органическое, экологическое — надо найти подходы к устойчивости природной экосистемы. А это не просто, тут нужны большие знания.

Вот оптимальный сценарий: на 1 га реально создать экохозяйство, и пусть кто­то из детей захочет уехать и получить другую профессию, но все в этой семье понимают: у них есть родовое гнездо, есть возможность получать экологически чистые продукты. Да, они выбрали жизнь в городе, но их дети и они сами будут здоровее своих сверстников, и нервы у них будут покрепче... На семейном совете можно решить, кто будет жить здесь, на природе и в хорошем тонусе, а кто поедет в город строить квартиру. И невестки, и зятья должны быть готовы к семейному делу. Их хозяйство — общее, и в него надо вкладывать, чтобы сохранить эту клубнику ручной работы! Они ценят результат, и они не потребители — они инвестируют заработанные средства.

А результат — не только продукты, но и отдых, общение с животными, наблюдения за природой, воспитание детей, история рода, навыки ремёсел, привычка к ответственности — это огромная ценность. И всё это здесь, в своём доме, в своём хозяйстве.

Этот труд пропитан духовным смыслом...

Я уверен, что должен быть алгоритм, и можно сделать свою жизнь и разнообразной, и культурной, и здоровой, сохранить семью и вырастить детей. А надел в 15 соток уже даст вам возможность обеспечить себя. Я знаю такие истории, когда люди теряли работу в городе, уезжали, брали землю, и всё понемногу налаживалось. Но мало кто работает только на пропитание, и мы опять возвращаемся к стратегии устойчивости, пытаемся структурировать, говорим о будущем.

Думаю, что ценность малых хозяйств очевидна, и оптимистические сценарии их сохранения тоже есть.

Духовный стержень

— Рано или поздно все начинают думать о том, зачем все наши труды, если нет ничего более высокого, какого­то духовного смысла в жизни. Часть экопоселений построена только на том, чтобы выехать из города ради жизни на природе. И здесь уже ведут своё хозяйство, налаживают быт, как они это понимают.

Но есть и те, кто добивается устойчивости, основываясь на другой идее: человек ищет спасения, понимает, что нужно искать пути перехода в иной мир, вечный… Многие готовятся к этому переходу, думают об нём. Это вопросы глубоко личные, и как раз в своём хозяйстве человек может подготовиться к такому этапу жизни в лучших условиях: он видит, что всё имеет свой жизненный цикл, может оценить прожитое как соединение Служения и труда. Такое понимание поможет ему выстоять в любых условиях, быть сильнее. Сложно объяснить эти вещи, но в какой­то момент каждый из нас понимает, что смысл жизни — не потребление, а всё­таки гармоничное, счастливое пребывание в этом мире. Как к нему прийти, до конца не ясно, это нам не раскрыто, но со временем данные вопросы будут понимать и обосновывать лучше. Это очень важно, все эти моменты требуют осмысления. Тем не менее, в жизни мы встречаем целостных людей, я общался с ними и могу сказать, что если не детям, то внукам они передают своё понимание жизни, свои интересы.

***

Своими мыслями поделился и Василий Иванович, врач по профессии и владелец 15 соток собственного хозяйства:

— При налаженной коммуникации легче будет укреплять специализацию хозяйств: вы будете точно знать, где вас обеспечат, например, семенами помидоров и не станете искать их в других местах. А у другого хозяина — лучшее мясо. Как раз небольшое хозяйство легче выбирает свою нишу в этой кооперации.

Да, вы знаете, что цена экопродукции в 2 раза выше, чем обычной. Но тот, кто привыкает к высокому качеству, от него не откажется. Люди ведь забыли настоящий вкус продукта, а нужно вырастить такую петрушку, чтобы покупатели за пучком травы или за клубникой приезжали и знали, что оно того стоит.

Малые хозяйства находят такие ниши, до которых у крупных не доходят руки. Найдите хорошую паляндвiцу среди переработанного мяса в магазине — её там нет! Но пока мало кто понимает, что лучше дорогие продукты, чем таблетки...

А государству только выгода: люди заняты, сами себя обеспечивают, и семьи крепкие!

Автор:
Фотограф:
Любовь Гаврилюк, открытые интернет-источники
Листайте дальше, чтобы прочитать следующую новость