Шлях

Как идет борьба за спасение неизведанной Амазонки Европы

Водный путь E40, который соединит Черное и Балтийское моря, уничтожит уникальные экосистемы и возродит угрозу радиоактивного загрязнения.

По обоим берегам Припяти раскинулся лес. В морозный зимний день, когда над головой бескрайнее голубое небо и под ногами хрустит снег, вся местность усеяна следами диких животных: зайцев, оленей, волков. Это юго-восточный край Беларуси – родина сонных деревушек, до сих пор хранящих старые  традиции.

Это также часть Полесья, самой большой территории в Европе, где  природа сохранилась в своем естественном нетронутом виде. Ее площадь равна двум третьим Великобритании и распространяется на Польшу, Беларусь, Украину и Россию. Весной здесь образуется лабиринт из гигантских болот, который служит домом для значительной популяции волков, зубров, рысей и 1.5 миллиона перелетных птиц. Припять называют Амазонкой Европы из-за ее исключительного биоразнообразия.

Однако, в отличие от своей бразильской родственницы, этот регион известен не своей природой, а чем-то более трагичным. В апреле 1986 года, после взрыва 4-го реактора Чернобыльской АЭС, об этой забытой части Советского Союза написали во всех газетах. Территория Беларуси сильно пострадала и стала одним из самых загрязненных радиацией мест на земле. Здесь осело 70% радиоактивных выбросов.

Теперь население страны может постигнуть еще одна катастрофа: строительство E40 – судоходного пути протяженностью в две тысячи километров, соединяющего Черное и Балтийское моря. Он пройдет через нетронутую территорию Полесья и предусматривает дноуглубительные работы в Чернобыльской зоне отчуждения.

Эксперты заявляют, что этот проект уничтожит многочисленные экосистемы, поднимет радиоактивный осадок, образовавшийся на дне реки после взрыва, и приведет к загрязнению источников питьевой воды, которой пользуется миллионы людей.

Дноуглубительные работы должны были начаться после проведения технико-экономического обоснования, которое не учитывало  уничтожение многих биологических видов, радиоактивное загрязнение питьевой воды или выделение углерода из-за осушения болот.

«Мы называем Е40 смертью Полесья. Это полностью уничтожит юг страны, – говорит Александр Винчевский, основатель АПБ — Беларусь, самой крупной в стране НГО по защите дикой природы. – Очень мало людей знает о том, что у нас в Европе есть своя Амазонка, которая находится под угрозой из-за строительства водного пути».

Репортаж Зелёного портала о жителях будущей портовой деревни Нижних Жаров.

 

Соединяя Чёрное и Балтийское моря

Люди стремятся соединить Черное и Балтийское моря уже тысячи лет. Древние Греки знали об этом регионе и думали, что это море, потому что здесь было так много воды, а Викинги проплывали по рекам Полесья, совершая многократные набеги на Константинополь.

Малые суда и сейчас могут проплывать по отдельным участкам водного пути, но реки нужно значительно расширить, возвести дамбы и плотины, выровнять изгибы, чтобы  по ним могли проходить корабли минимум 80 метров в длину.

На протяжении всего пути глубина должна быть не менее 2,5 метра. Ежегодно здесь хотят транспортировать до 7 миллионов грузов, в том числе нефть, удобрения, древесину.   

Согласно технико-экономическому обоснованию, которое разрабатывал Морской институт в Гданьске, E40 пройдет от Гданьска в Польше до Херсона в Украине, соединит пять рек на своем пути: Вислу, Буг, Пину, Припять и Днепр. Водный путь проляжет всего в 2,5 км от ядерного реактора в Чернобыле и может привести к загрязнению радиоактивными веществами водохранилища ниже по течению, которое обеспечивает водой 2,8 миллиона человек.

Проект E40 продвигает коалиция организаций и министерств из Беларуси, Польши и Украины, а также Республиканское унитарное эксплуатационно-строительное предприятие «Днепро-Бугский водный путь».

Экологические организации во главе с АПБ — Беларусь, Франкфуртским зоологическим сообществом (FZS) и Национальным Экологическим Центром Украины выступают против строительства Е40 и запустили кампанию - “Стоп Е40!”.

 

Заповедная река

Припять — одна из немногих рек в Европе, которая сохранилась практически в своем первозданном виде.  В этой части Беларуси обитает более 90% всех видов птиц страны и существуют уникальные экосистемы, такие как пойменные дубравы и рощи черной ольхи.

Строительство водного пути затронет 12 заповедников дикой природы международного значения. По оценкам BirdLife, строительство E40 угрожает трем четвертым мировой популяции вертлявой камышовки.

Заказник «Средняя Припять» протяженностью в 120 км создан для охраны самой большой естественной поймы реки в Европе. Здесь было зарегистрировано 182 вида птиц, многие из которых занесены в Красную Книгу Республики Беларусь.

Один из городов на территории заповедника – Туров – имеет тысячелетнюю историю. Считается, что название города произошло от слова тур (tur), обозначающего на славянском языке первобытного дикого быка, предка коровы, который когда-то здесь обитал.

Рядом с городом расположен биологический заказник – Туровский луг, который находится под опекой АПБ.

Зимой он выглядит как большое неприметное поле, где пасется скот. Только стаи бродячих собак рыщут в округе и многочисленные тоннели землероек – вот единственные признаки жизни. Волонтеры регулярно подстригают кустарник, поскольку болотные птицы предпочитают гнездится на участках с низкой травой. Это позволяет самкам лучше видеть потенциальную опасность.

Весной на остров возвращается жизнь, его заливают воды Припяти. Белолобые гуси и болотные кулики, находящиеся под угрозой исчезновения, собираются здесь в свои стаи. Более 30 видов птиц гнездится на Туровском лугу, включая полмиллиона турухтанов. Здесь самая высокая в мире плотность гнездования чибисов и травников.

Каждую весну жители деревни отмечают возвращение перелетных птиц, и Александр Винчевский говорит, что бердвочеры из других стран тоже начинают проявлять интерес к этому региону.

В четырех часах езды вниз по реке находится Национальный Парк «Припятский», расположенный между реками Припять, Ствига и Уборт. На территории парка произрастают уникальные для восточной Европы пойменные дубравы и обитает 256 видов птиц. Весенние паводки насыщают почву питательными веществами, увеличивая ее плодородность.

Зимой в лесу все затихает, но следы на снегу говорят о том, что здесь водятся зайцы, дикие кабаны и олени. Лесной покой нарушают лишь крики чижа, прячущегося в кронах деревьев.

Доктор Хелен Байрон, координатор кампании «Спасти Полесье» из ФЗС (Франкфуртского зоологического сообщества), отмечает, что весенние разливы Припяти похожи на разливы Амазонки.

«Реки, меандры (извилины реки) и болота Полесья схожи с Амазонкой. Мало кто знает о размерах и значимости этого региона для огромного количества перелетных птиц. В Европе не осталось больше мест, где у диких животных и птиц было бы так много пространства. И поскольку эта территория находилась за "железным занавесом",  мало кто знает о ней».

Изменение климата уже оказывает влияние на весенние паводки, это означает, что уникальная среда Полесья находится под угрозой. Между 1955 и 1965 годами поводки обычно начинались в первой половине марта, сейчас они начинаются на 16 дней раньше. Рыбы нерестятся на 5-6 дней раньше.

Зимой паводки случаются все чаще, а весной их становится меньше, в результате высыхают значительные площади пойменных лугов, болота, старые озера, пойменные дубравы и рощи черной ольхи.

Обычно в январе все замерзает, но последний раз в январе снег выпадал в 2014 году, как отмечает Василий Блоцкий, проживающий в деревне Вересница со своей женой Анастасией Блоцкой, председателем Житковичского отделения АПБ.

Для Василия река является неотъемлемой частью жизни его семьи: здесь он проводит время со своими детьми. Однажды они здесь поймали двухметрового сома. Он указывает на отметки на камышах, которые говорят о том, что уровень реки на два метра ниже, чем должен быть в это время года.

Сегодня Василий словил небольшого окуня, леща и плотву за 15 минут, приготовив их на ужин. Он угощает нас шоколадом и салом, пока потрошит рыбу. На заднем плане раздается уханье филина.

«Меня беспокоит, что мои дети никогда больше этого не увидят, говорит он. Истинная красота этого  заповедника в том, что он сохранился в первозданном виде. Будет ужасно, если начнется строительство E40, и  река станет просто каналом для кораблей».

Кроме того, заболоченные территории Полесья, площадь которых составляет  две тысячи километров квадратных, активно поглощают углерод. По данным ФЗС, если половина торфяных болот превратятся в лес и половина – в пастбища,  высвободится такое же количество углекислого газа, какое производило бы дополнительно ежегодно два миллиона машин на дорогах Великобритании.

 

Последствия радиации

Ниже по течению Припять проходит через Чернобыльскую зону отчуждения. Несмотря на то, что это  «самая страшная ядерная катастрофа в истории», официальное число погибших в аварии на ЧАЭС составляет всего 54 человека.

Исследователи полагают, что реальная цифра может достигать двухсот тысяч. Радиоактивное загрязнение распространилось далеко за пределы зоны отчуждения и тысячи смертельных случаев не были достаточно хорошо изучены.

После Чернобыльской катастрофы в Полесье случился всплеск раковых заболеваний и врожденных дефектов: «Белорусское ожерелье» – так называют горизонтальный шрам после операции на удаление щитовидной железы. По некоторым подсчетам каждый пятый житель Беларуси до сих пор проживает на зараженной территории. Бедные люди подвергаются наибольшему воздействию радиации, поскольку они едят пищу местного прохождения — грибы, ягоды, молоко.

Однако для многих  жизнь проходит как обычно.

«Поскольку радиацию нельзя увидеть, никто ее не боится. Я ходил на парад 1 мая, который прошел после взрыва и даже не знал, что это произошло. У нас до сих пор очень мало информации — я знаю только то, что говорят по телевизору», – говорит Сергей Стасиенок, 65-летний милиционер в отставке, проживающий со своей 64-летней сестрой в Татьяной в деревне Калиничи Наровлянского района.

Снаружи на доме Сергея висит объемный портрет Ленина. Изнутри окна закрыты салфетками, а на подоконнике стоит старый дисковый телефон. Здесь до сих пор нет водопровода.

До взрыва Чернобыльской АЭС в Калиничах проживало 100 человек. Сейчас здесь проживает десять.

«Люди умирали в этой деревне только в течение несколько лет после взрыва. Мы не знаем, умерли ли они от радиации, потому что врачам нельзя официально указывать в свидетельстве о смерти, что причиной стал рак», – говорит он.

Когда кто-то умирает, их дом сносят, чтобы другие не смогли въехать. Сергей слышал о строительстве Е40, но подробностей не знает.

«Я доверяю только тому, что вижу», – говорит он.

Вниз по дороге от дома Сергея находится деревня Смолегов, уровень радиации в которой был настолько высокий, что все место обернули пластиком и закопали. Осталась только дорога и кладбище. Бывшим жителям запрещено возвращаться в деревню.

Советские специалисты утверждают, что нет необходимости проводить дальнейшие исследования о воздействии радиации в этом регионе. Но многие международные ученые говорят, что этот вопрос еще очень мало изучен.

Профессор Владимир Вертелецкий, руководитель отдела медицинской генетики Университета Южной Алабамы, изучающий врожденные дефекты в северном Полесье с 2000 года, говорит: «В первую очередь необходимо изучать реки. Без этого ничего не известно. Дноуглубительные работы поднимут радиоактивные вещества, которые десятилетиями откладывались в иле. Радиация может распространяться не только через воздух, осадки и ветер, но и через воду».

Кейт Браун, специалист по ядерной истории из Массачусетского Технологического Института и автор книги «Руководство для Выживания: Путеводитель по Чернобылю для будущего» (Manual for Survival: A Chernobyl Guide to the Future), описывает Полесье как «многослойный токсичный ландшафт».

Она соглашается с тем, что вероятнее всего на дне реки будет высокий уровень радиации.

«Одна из причин, по которой удается сдерживать радиацию в этом регионе болотистая, затопленная местность. Когда-то это была замечательная экосистема, поскольку каждый год она создавала плодородный слой на пастбищах. Теперь она удерживает радиацию в земле», – отмечает она.

Международное агентство по атомной энергии (IAEA) потребовало, чтобы Киевское водохранилище оставалось нетронутым. (Radiological Conditions in the Dnieper River Basin)

Браун говорит: «Зона отчуждения должна оставаться зоной отчуждения, как и было предназначено. Мы проявляем нетерпение; это радиоактивные вещества с большим периодом полураспада, но мы хотим, чтобы все распалось в течение обычного биологического срока».

 

Что дальше?

Несмотря на эти опасения, споры вокруг строительства E40 длятся с 2013 года и сейчас ситуация только обостряется. Правительства Украины и Беларуси договорились начать дноуглубительные работы на реках Днепр и Припять.

В сентябре прошлого года на пресс-конференции в Минске президент Беларуси Александр Лукашенко заявил, что Днепро-Припятский водный путь может стать важной частью Е40, что, фактически, даст Беларуси выход к Черному морю.

В тот же месяце в Киеве премьер-министр Украины Алексей Гончарук сказал, что проект «абсолютно реальный» и готов к осуществлению.

На работы по углублению участка Припяти на территории Украины протяженностью в 64,5 км было выделено 10 миллионов гривен (£315,000) , сообщил министр инфраструктуры Владислав Криклий.

По официальным документам правительство Польши запросило инвестирование для проекта через Китайскую инициативу «Пояс и путь» , хотя неизвестно, получили ли они поддержку. Строительство водного пути затронет более 70 заповедников дикой природы.

В Польше путь пройдет через участки Natura 2000, которые находятся под защитой законодательства ЕС. Поэтому, согласно технико-экономическому обоснованию, рядом с рекой Буг необходимо построить канал; это самая дорогая часть проекта. Однако такие варианты, смягчающие воздействие на окружающую среду, не предусмотрены для заповедников Беларуси и Украины.

«E40 напоминает мне советский проект, когда северные реки поворачивали на юг: дивиденды для небольшой группы разработчиков и строителей и необратимые последствия для дикой природы Полесья. Некоторые местные жители получат работу на Е40, но большинство пострадает от искусственных изменений, внесенных в экосистемы региона», – говорит Александр Винчевский.

Европейский союз предоставил финансовую поддержку в размере €500,000 на технико-экономическое обоснование в 2015, но прекратил дальнейшее его финансирование из-за опасений, связанных с повышением экономических, социальных и экологических затрат.

Матти Маасикас, глава представительства Евросоюза в Украине, написал изобличающий отчет, опубликованный в сентябре 2019, где говорится, что проект нарушает как национальное законодательство, так и международные договоры.

Маасикас заявил, что водный путь повлечет «разрушительные последствия» для экосистем в трех странах и приведет к «критической потере биоразнообразия».

По его словам, с экономической точки зрения проект (стоимость которого оценивается в более чем 12 млрд евро) является «необоснованным» и представляет серьезную угрозу повторного радиоактивного загрязнения.

Он также критикует технико-экономическое обоснование за игнорирование проблемы изменения климата, что делает строительство новых водных путей «неоправданным и экономически нецелесообразным», особенно учитывая тот факт, что E40 должен сохранять глубину в 2,5 метра на протяжении всего маршрута.

Без финансовой поддержки Европейского союза Польша, Украина и Беларусь собираются осуществить проект, разбив его на отдельные сектора. Маасикас выражает обеспокоенность, что части инфраструктуры E40 были разработаны «как будто проект уже был одобрен всеми заинтересованными сторонами и получил поддержку общественности».

Когда защитники окружающей среды из АПБ запросили встречу с Министерством транспорта и коммуникаций Республики Беларусь для обсуждения экологического воздействия Е40, заместитель министра Наталья Александрович ответила, что обсуждать еще нечего, потому что решения еще не приняты.

Пшемыслав Даца, глава Государственного управления водного хозяйства республики «Польские воды», отмечает, что Е40 будет «про-экологическим» проектом.

«Водный транспорт является экологически чистым, его использование сокращает выбросы CO2 и других газов и частиц в воздушное пространство. Также уменьшается уровень шумового загрязнения, количество машин на дорогах и, следовательно, количество аварий».

Министерства Украины и Беларуси отказались комментировать ситуацию.

Иван Щедренок, директор фонда Интеракция, который продвигал проект E40 на начальном этапе, подтвердил, что экологические последствия еще не были достаточно хорошо изучены.

Однако он подчеркнул, что технико-экономическое обоснование показало, что воздействие водного пути не будет таким критичным, как полагают некоторые НГО.

«Являясь участником трансграничной комиссии, я всегда старался привлекать экологов к разработке технико-экономического обоснования… Экологи настроены против ТЭО, поскольку считают, что этот шаг приведет к возобновлению работ по восстановлению пути E40. Поэтому ситуация достаточно непростая», – отмечает он.

Щедренок считает, что до начала дноуглубительных работ необходимо провести научное исследование на водном пути. Однако он сомневается, что  это произойдет. Экологические вопросы по-прежнему не будут решены.

«Без достоверной и точной экологической оценки у защитников окружающей среды нет рычагов давления на тех, кто продвигает строительство Е40».

Щедренок говорит, что некоторые эксперты по водным ресурсам считают проблему радиоактивного загрязнения «довольно серьезной», но этот вопрос вне его компетенции,  поэтому он воздержится от комментариев.

Франкфуртское Зоологическое Сообщество сотрудничает с представителями Беларуси и Украины, чтобы объявить Полесье объектом всемирного наследия ЮНЕСКО. Исследователи сообщества считают, что этот регион можно приравнять к таким национальным паркам, как Йеллоустон и Серенгети.

«Никого не волновала защита Припяти, пока кто-то за пределами страны не сказал, что это важно, – говорит Александр Винчевский, который совместно с ФЗС работает над остановкой проекта Е40. – Мы живем рядом с чем-то необычным и даже не замечаем этого. Полесье уникально, но очень мало людей видели его настоящую красоту, и сейчас может быть слишком поздно».

 

Статья является переводом оригинального материала The Guardian

*Эта статья была изменена 10 марта 2020 года после уточнения, что фонд «Интеракция» больше не лоббирует проект E40 и комментарии Ивана Щедренка касательно предполагаемого негативного воздействия проекта на окружающую среду основывались на результатах ТЭО (технико-экономическое обоснование), и не отражают его личного мнения по данному вопросу.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 18.03.2020

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.